Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Борьба с фальшивомонетчиками

Стремясь оставить неизменным вид архаичной русской копейки, чтобы предотвратить утечку за рубеж драгоценных металлов и сохранить доходы казны от перечеканки талеров в русскую монету, правительство создавало объективную возможность засорения денежного обращения фальшивыми монетами. Примитивная техника чеканки, несложные изображения и надписи на монетах очень облегчали денежное "воровство".

"Воровские" деньги встречались и в XVI в. - известны фальшивые копейки и денги этого времени. Они подражали наиболее распространенным монетам: копейкам и денгам Ивана IV и Бориса Федоровича. Увеличилось количество их в годы смуты - известны фальшивые копейки с именами Дмитрия Ивановича и Владислава Жигимонтовича (фототабл. 42, 43). Нарушение денежного обращения, нехватка денежных знаков из-за резкого сокращения деятельности денежных дворов породили выпуск местных кустарных суррогатов, подражавших копейкам. Однако в XVII в. производство фальшивых монет достигло гораздо большего размаха. Они становятся буквально массовым явлением: почти в каждом кладе обязательно встречаются одна-две, а то и больше фальшивых копеек.

Фальшивые, или "воровские", деньги XVI-XVII вв. - весьма своеобразное явление. Сделанные с применением ручной техники, которая употреблялась и на государственных денежных дворах, они на первый взгляд ничем не отличались от подлинных монет. Лишь тщательное сличение по штемпелям показывает, что фальшивые монеты стоят особняком от подлинных монет, которые всегда связываются друг с другом взаимоотношением штемпелей. За редким исключением, подделки представляют собой отдельные типы, чеканенные изолированными парами штемпелей, и встречаются в единственном экземпляре. В большинстве своем "воровские" монеты имеют чрезмерно низкий вес, не укладывающийся ни в какие весовые нормы, и чеканены из серебра очень плохого качества. Письменные источники XVII в. часто сообщают о медных и оловянных "воровских" деньгах или о "лехких" копейках. Медные и оловянные подделки современники могли отличить от подлинных монет без особого труда, поэтому в кладах они не встречаются, но другая разновидность фальшивых монет - "лехкие" монеты, чеканенные из серебра пониженной пробы, дошли до нас, так как отличить их от подлинных было гораздо сложнее. "Воровские" монеты подделывались под наиболее распространенные монеты, поэтому основную их массу составляют подделки под копейки с именем Михаила Федоровича с монограммой о/М или буквами МОС/КВА, М, МО. Это не должно означать, что все эти подделки чеканились в годы его правления, хотя это время, действительно, отличается расцветом чеканки фальшивых копеек. Здесь сыграли свою роль пестрота денежного обращения во время его царствования, смена трехрублевой стопы на четырехрублевую, выпуски интервентов в Новгороде в 1611-1617 гг., чеканка подделок под русские копейки шведами после 1617 г. и датчанами после 1619 г., объединенных названием "корелки худые".

В то время существовали два способа чеканки фальшивых денег. Первый способ не отличался от обычной техники чеканки при помощи штемпелей, применяемой на государевых денежных дворах. "Воровские" чеканы делали фальшивомонетчики, иногда "переводя" изображение и надписи с подлинных копеек, но чаще вырезая эти штемпеля самостоятельно. Второй способ был проще - делались литые деньги - металл "лили в опоки". Литые деньги отличить от подлинных было намного легче и за "литье в опоки" фальшивомонетчиков карали с меньшей строгостью, чем фальшивомонетчиков, работающих чеканами. Необходимые для чеканки "снасти денежные" нередко можно было купить.

В сыскном деле 1649 г. описывается целая система организации чеканки "воровских" денег в г. Козлове*. Воеводе стало известно о появлении в городе "воровских" монет. "Козловец, гулящий человек" Ивашко Рыжов, поругавшись в кабаке с сыном боярским Никифором Хозяиновым, обвинил последнего в том, что он делает "медяные" деньги. Такое же обвинение предъявил Хозяинову козловский купец Филимонко Седов. Всех вместе, и обвиняемого и обвинителей, посадили "за пристава" и завели на них сыскное дело. В другом случае "воровские" деньги были обнаружены "в торгу" у мальчика Ивашки Данилова, сына Шатилова, когда он вынимал "воровские" деньги "ис платка на покупку". Приведенный в съезжую избу, Ивашка признался, что "те воровские деньги дала ему мать ево, Ивашкова, Онтонидка". Были арестованы отец и мать мальчика. Отец, "козловец, сын боярский Данилка Шатилов" признался в том; что он делал "воровские" деньги, но делал их не один, а с "козловцы детьми боярскими з Гришкой Куребоновым, да с Сенкою Романовым, да з гулящим человеком с Карликом Кислово". Часть денег они делали "чеканом, а иные де лили в опоки". Чеканы делали Данилко Шатилов и Гришка Куребонов в кузнице у Данилки Шатилова. Действительно, при обыске на дворе Шатилова были изъяты "маточник, чем делали воровские денежные чеканы и денежные снасти". Гришка Куребонов при допросе признался, что маточник для чеканки фальшивых денег он купил четыре года назад у шацкого посадского человека Бориса Верещагина. Остальные снасти Данилка Шатилов купил у козловца сына боярского Жданки Лесунова и у брата его Петрушки. Сам Шатилов тоже продавал "воровские" чеканы, которые он, видимо, снимал с маточника. Так, Сенька Романов признался, что он получил у Шатилова денежный чекан. Все арестованные, изъятые фальшивые деньги и воровские снасти, "роспросные" и "пыточные" речи были направлены в Приказ Большой казны. О дальнейшей судьбе этого дела неизвестно.

* (ЦГАДА. Разрядный приказ. Приказной стол. - Ф. 210. - Стб. 268. - Л. 111 -112, 151-154, 155-158.)

Приведенный документ свидетельствует, что в 1649 г. в Козлове действовала целая организация фальшивомонетчиков. Братья Лесуновы готовили для продажи денежные снасти, маточники делал в Шацке посадский человек Борис Верещагин, четверо козловцев - Данил Шатилов, Семен Романов, Григорий Куребонов и Карп Кислово - делали в кузнице во дворе у Шатилова фальшивые деньги; Данил Шатилов к тому же, видимо, снимал с маточника "воровские" чеканы и продавал их. Имя другого козловского фальшивомонетчика - Никифора Хозяинова упоминается вне связи с остальными козловцами; видимо, он работал в одиночку.

Существовала категория наемных фальшивомонетчиков, которые делали фальшивые деньги на заказ. О них сообщается в грамоте 1637 г.: "Переиманы в Вологде денежные воры. А в роспросе с пыток в денежном воровстве винились, иные сами денги делали, а иные наймовали воров денги делати"*.

* (Там же. - Белозерский стол. - Ф. 210. - Стб. 294. - Л. 290-291.)

Письменные источники указывают на 30-е годы XVII в. как на период наибольшего распространения фальшивых денег. Называются самые разнообразные районы их распространения: уже упомянутые Козлов, Вологда, Воронеж*, Шацк**, Ростов***, Новгородский уезд****, Белоозеро*****. Немаловажную роль в распространении этого промысла сыграла отмена смертной казни (фальшивомонетчикам заливали горло расплавленным металлом) за чеканку фальшивых монет при Михаиле Федоровиче в первой половине его царствования. Фальшивомонетчиков стали казнить только "торговой казнью": били кнутом на торгу, выжигали на щеках слово "вор" и ссылали в дальние города на поруки "до государева указу". По "государеву указу" сосланные должны были получать "новые поруки", и после этого их нередко ссылали в другие города уже "на вечное житьё".

* (Там же. - Стб. 338. - Л. 670-688.)

** (АМГ. - 1892. - Т. I. - № 317. - С. 336.)

*** (ЦГАДА. Разрядный приказ. Новгородский стол. Ф. 210.- Стб. 10. - Л. 154-158.)

**** (Там же, - Стб. 83. - Л. 297-298.)

***** (Там же. - Стб. 61. - Л. 75-78.)

В 1637 г. по городам были разосланы царские указы о введении вновь смертной казни для фальшивомонетчиков. "А впередь указал есмя: кто воровское дело заведет, маточники и чеканы резать, или кто деланные купит и учнет воровские денги делать, или учнет воровские денги заведомо покупать в нашем государстве или за рубежом и ими торговать, и тем ворам велим заливать горло по-прежнему, без всякие пощады"*.

* (СГГиД. - 1822. - Т. III. - № 106. - С. 360.)

Несмотря на введение в 1637 г. смертной казни за денежное воровство, источники 40-х годов вновь сообщают о большом количестве медных и оловянных "воровских" денег, которые доставлялись в Москву вместе с доходами из разных городов. Снова рассылаются царские грамоты по городам, приказывающие выбирать эти "воровские" деньги и сдавать в казну в особых ящиках "за печатью", а "про воров, которые ими промышляют" велено "сыскивать"*.

* (АМГ. - 1984. - Т. 2. - № 439. - С. 272; ААЭ. - 1836. - Т. IV. - № 7.)

Уложение 1649 г. подтвердило наказание за чеканку фальшивых монет смертной казнью: "Которые денежные мастеры учнут делать медныя или оловянный, или укладныя деньги, или в денежное дело в серебро учнут прибавлять медь или олово, или свинец, и тем государеве казне учнут чинити убыль и тех денежных мастеров за такое дело казнити смертью, залити горло"*.

* (СГГиД. - 1822. - Т. III. - № 106. - С. 360.)

Во время денежной реформы 1654-1663 гг. чеканка фальшивых монет получает самое большое распространение, главным образом после введения в денежное обращение медных копеек. Фальшивыми считались в это время и те монеты, которые чеканились на денежных дворах "на себя", из собственного, тайком пронесенного на денежный двор сырья. На Новом Московском денежном дворе в 1662 г. была арестована чуть ли не половина всех денежных мастеров "за денежное воровство". В сыскных делах встречаются сведения о том, что мастера проносили на денежный двор медь в "хлебе запеченном"; рассказывается о деньгах, которые были переброшены через забор денежного двора в глухой переулок*. На Новгородском денежном дворе "воровством" занимался сам голова денежного двора. "В свой год", руководя двором, он начеканил для себя несколько тысяч рублей**.

* (ЦГАДА. Аптекарский приказ. Дела Английского денежного двора. - Ф. 361/1.)

** (Там же. - Разрядный приказ. Безгласный стол. - Ф. 210. - Стб. 80. - Л. 84-98.)

В денежном "воровстве" были замешаны весьма влиятельные лица. По сведениям Мейерберга, тесть царя Илья Данилович Милославский "постарался выбить ее (монеты. - А. М.) для себя на 120 тысяч рублей"*. Эта монета чеканилась на денежных дворах и по внешнему виду не отличалась от подлинной.

* (Путешествие в Московию барона Мейерберга. - С. 179-180.)

Очевидно, практиковалась и кража маточников и чеканов с денежных дворов. С их помощью можно было чеканить монету, ничем не отличавшуюся от настоящей, у себя дома.

Но были во время реформы и настоящие фальшивомонетчики. Мейерберг свидетельствует, что "в декабре месяце 1661 г. в Москве содержалось в темницах до 40 тайных литейщиков медных копек"*. В донесении 1661 г. из Олонца сообщается, что появились "на Олонце и в Северских и в Заонежских погостах многия воровския поддельные деньги": "А казенные деньги Вашего царского величества можно с воровскими вскоре разобрать, потому на Москве денежных Вашего царского величества два двора, да в Великом Новгороде, да во Пскове два двора, а всего 4 печати, а воровских печатей на воровских деньгах много и счеть невозможно"**.

* (Там же.)

** (АМГ. - 1901. - Т. 3. - № 540. - С. 461-462.)

И тем не менее правительство снова отменяет в 1661 г. смертную казнь фальшивомонетчикам. "...Денежным мастером, которые до нынешнего времени объявились в денежном деле и приговорены были к смертной казни, тем учинить казнь перед прежним с пощадою, отсечь по левой руке; а которым велено сечь руки, тем учинить наказанье тож с пощадою: бить кнутом нещадно... А кто после ныняшнего его государева указу учнет вперед делать для денежного дела маточники и чеканить деньги, или в иных причинах того дела объявиться, и тем чинить казнь и наказанье по указным статьям, которые писаны ниже сего". Далее перечисляются 27 пунктов, где детально разбираются всякие виды денежного "воровства". Отдельно разбираются преступления денежных мастеров с денежных дворов. За воровство казенных денег виновных полагалось бить кнутом или батогами. Общей судьбой всех преступников после свершения наказания стала не ссылка, как это практиковалось до 1637 г., а только конфискация имущества и отдача "на чистые поруки с записми"*.

* (АИ. - 1842. - Т. IV. - № 158.)

Причиной "либеральных" действий правительства, видимо, послужила боязнь усиления народного недовольства. Введение медных денег и вызванные их обесценением дороговизна и голод крайне обострили классовую борьбу, поэтому правительству следовало соблюдать осторожность.

Фальшивые медные копейки времени реформы встречаются гораздо меньше, чем это можно предположить, судя по данным письменных источников, особенно по правительственным указам. Последние прямо называют фальшивые деньги главной причиной, которая привела к обесценению медных копеек. Без сомнения, это была официальная версия, которая должна была скрыть истинную причину неудачи реформы: перепроизводство медных копеек стараниями самого правительства. Конечно, чеканка фальшивых монет во время реформы имела место, но производилась она в гораздо меньших масштабах, чем по официальной версии. Надо полагать, это обстоятельство также должно было сыграть роль в смягчении наказаний фальшивомонетчикам в 1661 г.

После реформы появилась еще одна любопытная разновидность фальшивых денег: так называемые "луженые" деньги. Происхождение их следующее. После отмены медных денег в июне 1663 г. населению было приказано: "медные деньги сливать, а не слив, деньгами никому у себя не держать". Однако население быстро сообразило, какую выгоду можно извлечь из обесценившихся медных копеек. Их "воровски... посеребривали, лудили и ртутили". По внешнему виду их теперь нельзя было отличить от серебряных. В собрании ОН ГИМ имеются такие "луженые" копейки всех пяти денежных дворов времени реформы. От серебряных они отличаются только более темным цветом, но потемнели они от времени. В момент своего "лужения" они, видимо, были неотличимы от серебряных. Тонкий слой серебра с них легко удаляется и под ним явственно проступает медь, что и позволило выделить их из массы подлинных серебряных копеек.

Появление "луженых" денег очень обеспокоило правительство, так как с такими деньгами "на Москве в привозе в Приказ нашего государя Большой Казны многие люди объявились". В грамоте от 21 января 1664 г. в Псков приказывается "бирючем кликать по многие дни, чтоб всяких чинов люди медныя деньги сливали, а не сллв, у себя медных денег никто не держал, чтоб тех денег никто воровски не посеребривали, и не лудили, и не ртутили. А будет кто у себя медныя деньги держать учнет, а про то сыщется, а тем людем за то быть в жестоком наказанье и в ссылке в дальние города"*. Очевидно, аналогичные грамоты были разосланы и по другим городам.

* (ААЭ. - 1836. - Т. IV. - № 147. - С. 195-196.)

История русского денежного обращения показывает, что появление большого количества фальшивых денег было всегда следствием кризисного состояния денежного хозяйства. Так было в 30-х годах XVI в., когда началась массовая порча монет - их обрезали, а также чеканили фальшивые монеты, подражавшие новгородкам и московкам. Денежная система, сложившаяся в период феодальной раздробленности, уже не могла отвечать нуждам экономического и политического развития складывавшегося централизованного государства. В 1533-1535 гг. во многих городах Московского государства казнили большое число фальшивомонетчиков, все старые деньги, оставшиеся от времени феодальной раздробленности, были запрещены и была проведена денежная реформа, заменившая их на новые, единые для всего государства копейки, денги и полушки.

Спустя 100 лет в Русском государстве вновь наблюдалось обилие фальшивых денег. Нельзя сомневаться в том, что их появление было верным симптомом нового кризиса, переживаемого русским денежным хозяйством в XVII в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"