Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Новгородский и Псковский денежные дворы при Михаиле Федоровиче

Вскоре после заключения Столбовского мира, 14 марта 1617 г. в Новгород прибыли царские послы, которые должны были восстановить приходо-расходную систему царской казны в Новгороде. К 23 августа был составлен отчетный документ о состоянии Новгорода после "очищения" от шведов, в том числе - о состоянии Новгородского денежного двора. В Описи, уже неоднократно нами упоминавшейся, сообщаются следующие сведения: "На Денежном дворе всяких запасов марта с 14-го числа по приказу послов околничего князя Данила Ивановича Мезецкого с товарыщи. Зделано наново на государство царево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии имя 2 маточника ноуго- родочных, верхней да исподней, 2 лохани медных. 4 тазы медных. Пол 7 золотника медных. 3 вески медные. 4 мехи больших и менших. 7 клещей. 10 молотов. 2 излойницы. 7 наковалень больших и менших. 7 волоков. 2 ремни волочильных. 188 гривенок врознь. 42 золотника железных. 15 маточников вершников. 14 матошников исподников прежних государей. 2 матошника полуденежных, верхней да исподней ... А в заводе на Денежном дворе серебра ... никаких денех после немец не осталось. И с марта с 14 числа государевы послы те государевы пошлины завели изнова. На Денежном дворе велели быть прежнему голове вязмитину Ивану Микифорову, да х тому в товарыщи выбрали ноугородца торгового человека Мокея Лысцова. И велели денежные матошники и чеканы зделать ново на государево царево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии имя. И на завод велели дать целовальником Олексею Денисьеву с товарыщи взаймы из соболиные продажи 100 рублев денег до выделки. Те у них денги целовальники Олексей Денисьев с товарыщи взяли на завод*.

* (В Описи денежного двора, впервые опубликованной В. Л. Яниным, вкралась ошибка - фразу "Те у них денги целовальники Олексей Денисьев с товарыщи взяли назад" следует читать: "Те у них денги целовальники Олексей Денисьев с товарыщи взяли на завод".)

** (Янин В. Л. Новые материалы... - С. 87-88.)

При послех при околничем при князе Даниле Ивановиче Мезетцком с товарыщи в Великом Новегороде марта с 14 числа августа по 23 число всяких денежных доходов в приходе.

З Денежного двора денежной прибыли 1040 рублев 7 алтын"*.

* (Памятники отечественной истории. - М., 1984. - Вып. 3(1). - С. 135-136.)

Таким образом, из Описи следует, что с марта Денежный двор начал работу и уже к августу дал солидную прибыль в 1040 руб. 7 алтынов, составленную из "государевых пошлин" - золотничной и плавильной.

Маточники, сделанные по приказу послов и о которых идет речь в Описи, известны. Это пара маточников с датой н/РКЕ - 125 (1617) г. (табл. 6, Н., 1-1). Судя по тому, что среди новгородских монет Михаила самое большое количество приходится именно на этот тип, следует думать, что использовался он не только в 125, но и в последующем году. Видимо, в 127 (1619) г. были приготовлены еще два маточника (2-2). В сущности, заново был вырезан только оборотный, а для лицевого был использован старый, сохранившийся еще со времени Шуйского, отмеченный буквами НРД. Его подправили, буквы переправили на НГД и в таком виде пустили в эксплуатацию. Использование недатированного маточника означало, что Новгородский двор был не в состоянии резать каждый год датированные маточники в соответствии с традицией новгородской чеканки.

Отказ от использования датированных маточников породил и следующее нарушение: в качестве лицевых были привлечены старые маточники с буквами PIH и НРГI, которые использовали шведы в годы оккупации (PIH - 2, НРГI-3). Пара маточников 2-2 тоже эксплуатировалась, видимо, два года, а затем в 1621 г. был приготовлен новый оборотный (3) и вновь подправлен старый лицевой маточник (2). Теперь буквы НГД переправили на н/ГДО, слегка изменили рисунок ноги всадника и задней части коня (3). Этот ущербный маточник, видимо, тоже использовался в течение двух лет, и где-то в 1623 г. была сделана, наконец, новая пара маточников - и лицевой, и оборотный (4-4). Лицевой маточник имел буквы НОГ. Эта пара маточников "работала", скорее всего, те же два года (1623-1624), а в 1625 г. был вырезан на этот раз новый лицевой маточник с буквами НГ. В сочетании с оборотным маточником 4 он работал не более года или полутора лет, а затем в 1626/27 г. этот же лицевой маточник был "почищен", подправлен (сохранилось то же сочетание букв - НГ) и вновь пущен в эксплуатацию (6-4). Больше в новгородском чекане новых маточников не было (см. табл. 6, фототабл. 31, весовую диагр. 33).

Эти новгородские "снасти", из года в год все более и более ветшающие, забвение традиций оформления новгородских монет знаком двора в сочетании с датой, крайне низкое качество и рисунков, и состояния самих маточников, из-за чего новгородские копейки Михаила читаются с очень большим трудом, - все это говорит о том, что Новгородский денежный двор доживал последние дни. Об этом же свидетельствует объем чеканки двора, исчисленный В. Л. Яниным по данным новгородских приходо-расходных книг. Если в 125 (1617) г. было отчеканено 10 242 р. 80 к., то в 127 г. - 6505 р. 13 к., в 128 г. - 6884 р. 90 к., в 129 г. - 6508 р. 33 к., в 133 г. - 7959 р. 82 к., в 134 г. - 5729 р. 42 к., в 135 г. - 13 006 р. 27 к. Сравнивая производительность Новгородского и Московского денежных дворов, В. Л. Янин заметил, что вся годовая продукция Новгородского двора за 129 г. всего лишь в четыре с небольшим раза превосходила дневную продукцию Московского денежного двора за тот же год*.

* (Янин В. Л. Новые материалы... - С. 98-99.)

Причины сокращения чеканки в Новгороде ясны. "Балтийский барьер", установленный Швецией перед русской торговлей на Балтике после Столбовского мира, самым отрицательным образом сказывался на деятельности купечества Новгорода, занятого внешней торговлей. Пути западноевропейской торговли перемещались в Архангельск, в Поморские города. Новгородская торговля хирела. К тому же Новгород с трудом оправлялся после шведской оккупации. Тридцатилетняя война в Европе также вела к сокращению торговых операций купечества. Приходо-расходные книги сообщают в 1621 г.: "На денежный двор старых денег и ветоши серебра и ефимков в приносе было мало"; в 1626 г. запись констатирует: "На денежный двор торговые и всякие люди старых денег и ефимков и ветоши серебра в дело приносили мало, да и неметцких городов неметцкие торговые люди ефимков привозили мало ж, потому что в неметцких городах войны". И наконец, в записи 1628 г. сообщается: "И по государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте и за приписью дьяка Баима Болтина 135-го году в Великом Новегороде денег делать не велено"*.

* (Цит. по: Янин В. Л. Новые материалы... - С. 97-98.)

И нумизматический материал, и данные письменных источников показывают одну и ту же дату закрытия Новгородского двора - 1626/27 г., а свидетельства новгородских приходо-расходных книг раскрывают причину низкой продуктивности Новгородского двора - отсутствие заказов от торговых людей, как русских, так и "неметцких".

До нас дошло довольно мало новгородских монет Михаила Федоровича. На 13 000 монет Михаила в собрании ОН ГИМ насчитывается всего 143 экз. новгородских копеек. В кладах они встречаются единичными экземплярами, даже в кладах новгородского ареала. Небольшое число новгородских копеек не дает возможности проследить эволюцию весовой нормы; в целом она выдержана в пределах четырехрублевой стопы, хотя вес отдельных экземпляров очень неровен (диагр. 33). Апробация монет показала одинаково высокую, 960 пробу всех монет*.

* (Квитанции Московской городской инспекции пробирного надзора Минфина СССР № 863 от 8.7.1959 г.)

О деятельности Псковского денежного двора при Михаиле Федоровиче письменные источники практически молчат, и судить о ней позволяет только нумизматический материал.

Рассказывая о возрождении русского денежного дела после изгнания поляков из Москвы в октябре 1612 г., мы обратили внимание на очень редкую монету, встреченную пока в единственном экземпляре, с буквами ПСРЗ на лицевой стороне и с именем Михаила Федоровича на оборотной. Время ее чеканки предположительно было отнесено к 1613 г.; может быть, это был самый первый выпуск псковских монет Михаила.

Чеканка 1613 г. не могла быть ни продолжительной, ни продуктивной, поскольку Псков оказался в непосредственном соседстве с шведскими оккупантами, обосновавшимися в Новгороде и постоянно угрожавшими Пскову. Москва была еще не в силах помочь Пскову, а в 1615 г. войска Густава-Адольфа осадили город, и затеплившаяся было на Псковском денежном дворе чеканка замерла. До Столбовского мира Псков был практически изолирован от Москвы.

Псковские монеты представлены в табл. 10 соотношения штемпелей, фототабл. 30 и весовой диагр. 34.

Таблица 10. Соотношение штемпелей копеек Михаила Федоровича (1613-1645). Псковский денежный двор
Таблица 10. Соотношение штемпелей копеек Михаила Федоровича (1613-1645). Псковский денежный двор

В 1617 г. чеканку в Пскове открыла пара маточников, которая была составлена из давно бывших в употреблении. Для лицевой стороны взяли старый маточник Бориса Годунова, резанный в 1604 г. и затем последовательно использовавшийся при Дмитрии Ивановиче (Лжедмитрии I), при Шуйском, при Лжедмитрии II, а также в 1612 г., когда Псков чеканил, по образцу Второго ополчения, копейки с именем Федора Ивановича. Для оборотной стороны был взят тот маточник, который был вырезан псковским мастером в 1613 г. (табл. 10, 1-1). Весовая норма псковских монет типа 1-1 составляет 0,49 г, что позволяет с относительной точностью датировать время их чеканки 1617-1618 гг. Впрочем, возможно, чеканка этих монет продолжалась и долее, так как они относительно многочисленны. Затем в псковской чеканке появляется новый тип. Лицевую сторону его представляет тот самый маточник, который был вырезан в 1611 г. для чекана Лжедмитрия III (табл. 4, А), для оборотной стороны готовится новый оборотный маточник (табл. 10, 2-2). Новый оборотный маточник также взаимодействует с лицевым маточником 1617 г. (1-2). Видимо, эти новые типы появились уже после первого понижения веса монет, поскольку их весовые показатели колеблются около 0,48-0,47 г (диагр. 34). Проба всех псковских монет составляет 960*.

* (Квитанции Московской городской инспекции пробирного надзора Минфина СССР № 863 от 8.7.1959 г.)

На этом перечень типов псковских монет Михаила Федоровича исчерпывается. Время их появления датирует смешанный клад западноевропейских и русских монет из Латвии (Государственный музей Латвийской ССР, 8866). Клад датируется 1626 г. Русские монеты клада представлены копейками от Ивана IV до Михаила Федоровича; монеты последнего ограничиваются первой половиной правления. На 64 монеты Михаила в кладе встречены 38 псковских и 2 новгородские копейки. В кладе присутствуют все типы псковских копеек, преимущественно 1-1 и 1-2. Нахождение всех типов псковских копеек в комплексе, датируемом 1626 г., позволяет отнести время их чеканки к 1617 - 1626 гг. И высокая единая проба псковских копеек Михаила, и весовая норма - все это говорит в пользу их датировки указанными годами.

О времени закрытия Псковского двора точных данных не имеется, но оно состоялось раньше начала 30-х годов. В грамоте псковских таможенных голов 1632 г. сообщается как о недавнем прошлом о переделке иноземцами привозного серебра в русские деньги, "как был во Пскове денежный двор". Теперь, когда двора не стало, иноземцам начали давать в таможне взамен серебра деньги "из московской присылки"*.

* (Цит. по: Чистякова Е. В. Социально-экономические взгляды Ордина-Нащокина (XVII в.)//Тр. Воронежского университета. Вып. X. - Воронеж, 1950. - С. 14.)

Видимо, Псковский денежный двор был закрыт одновременно или почти одновременно с Новгородским. Это еще раз доказывает, что закрытие Новгородского двора произошло не только и не столько в силу местных обстоятельств, сколько диктовалось общими условиями развития денежного дела: его судьбу разделил другой периферийный денежный двор, который тоже работал преимущественно на сырье торговых людей, обслуживая частные заказы, и тоже страдал от изменения направления путей русской внешней торговли.

Объем чеканки на Псковском дворе был немногим больше новгородского. Об этом говорит число дошедших до нас псковских копеек Михаила. В собрании ОН ГИМ их насчитывается 292 экз. Хотя это почти в два раза больше, чем количество новгородских копеек в том же собрании, однако в общем числе монет Михаила составляет ничтожный процент.

Денежный приказ, объединивший в 1617 г. под своим руководством Новгородский и Псковский дворы, на первых порах пытался, судя по дошедшим до нас монетам, возродить единство стиля в оформлении копеек. Видимо, местным резчикам предписывалось готовить новые орудия чеканки в соответствии с требованиями московского стиля: с изображением- идущего шагом коня и с характерной формой написания знака двора (для новгородских копеек) в две строки, заполняющих все пространство под ногами коня. Именно так выдержано оформление маточников Новгородского двора 1617 г. (с буквами н/РКЕ). Оборотная сторона копейки 1617 г. тоже повторила утвердившуюся в Москве к этому времени форму написания имени царя "МИХАИЛО". В чекане Псковского двора в 1617 г. был использован тот самый лицевой маточник, с которого в 1604 г. началось внедрение московского стиля в псковскую чеканку.

Единство стиля поддерживалось только в первое время после возобновления чеканки в 1617 г. Затем оба двора перестали соблюдать какие-либо правила при оформлении новых маточников или при использовании старых лицевых. Видимо, постепенно начинало складываться отношение к Новгородскому и Псковскому дворам как к неперспективным, убыточным и потому недолговечным. Это вело к ослаблению контроля.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"