Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Природный наследник" российских царей

Монеты Василия Ивановича Шуйского (1606-1610 гг.) стали предметом полемики еще в дореволюционной историографии. С. Б. Веселовский и С. И. Чижов, основываясь на данных письменных источников и на понижении среднего веса копеек Василия Шуйского, полагали, что переход к четырехрублевой стопе произошел в его царствование*. На иной позиции стоял И. И. Кауфман, который считал, что событие это произошло при Михаиле Федоровиче, но не предавалось огласке до 1620 г.**

* (Веселовский С. Б. Понижение веса копеек при царе Василии Шуйском//НС. - 1913. - Т. II. - С. 135-144; Он же. Семь соборов запросных и пятинных денег в первые годы царствования Михаила Федоровича. - М., 1908. - С. 15-16; Чижов С. И. О весе копеек царя Василия Шуйского//НС. - 1913. - Т. II. - С. 144-164.)

** (Кауфман И. И. Указ. соч. - С. 80-82.)

Спор оставался нерешенным, пока уже в наше время к нему не обратился И. Г. Спасский. Он указал на методическую ошибку спорящих сторон: их подход к монетам без учета конкретных показателей эволюции веса каждого типа, манипуляцию средним, обезличенным весом всех копеек Шуйского. Основываясь на данных кладов, которые он сопоставил со сведениями письменных источников и монетами Шуйского, систематизированными по соотношению штемпелей, И. Г. Спасский пришел к выводу, что монетная стопа, введенная реформой Елены Глинской, при Шуйском оставалась неизменной, а некоторое снижение веса дает основание говорить лишь о небольших упущениях в работе денежного двора, вполне понятных в такое тяжелое время. "Можно удивляться, - заключает исследователь, - что в отчаянных обстоятельствах, в каких находилось Московское государство перед падением Шуйского, правительство не посягнуло на "доброту" денег и продолжало соблюдать старую стопу..."*.

* (Спасский И. Г. Денежное обращение в Московском государстве ... - С. 298-300.)

И. Г. Спасским была предложена систематизация монет Шуйского, которая в общих чертах выдерживает проверку ее новыми материалами кладов. Это тем более замечательно, что И. Г. Спасский располагал крайне скудной источниковой базой. В обзоре кладов времени Шуйского, насчитывающем всего восемь кладов, только два - смоленский и старицкий, хранящиеся в ОН ГЭ, - были визуально изучены автором, поскольку об остальных имелись в литературе лишь самые общие сведения*. Но и эти два клада содержали малое количество монет Шуйского: в смоленском кладе 1607 г. их было 27, а в старицком 1608 г. - 49 экз. Точность и объективность методики работы с монетами, в свое время обоснованной И. Г. Спасским, предопределили возможность их систематизации даже при таких скудных данных.

* (Там же.)

В настоящее время визуально изучен 51 клад, сложившийся между 1606 и 1613 гг. Общее же число известных кладов этого периода достигает более полутора сотен. Известные нам клады рисуют чрезвычайно своеобразную картину состояния денежного обращения страны. Локальные особенности его обозначились по данным кладов со всей четкостью: оно перестало быть единым. За этим стояли экономическая разруха, ослабление внутриторговых связей и раскол страны на изолированные военные лагеря. Указанные особенности кладов, дающие выразительную характеристику экономического состояния России на рубеже первого и второго десятилетий XVII в., в то же время значительно затрудняют использование их данных для систематизации. Монеты распределены в кладах очень неравномерно, так как нарушение правильного товарооборота и регулярных сношений денежных дворов со столицей затрудняло равномерное распределение монет по территории Русского государства; в ряд областей, отрезанных от денежных дворов, они не доходили вообще.

В силу неполного насыщения монетами Шуйского кладов различных ареалов по кладовым находкам не удается проследить последовательность появления типов монет, как это можно было сделать по более ранним комплексам. Приходится искать другие пути создания систематизационной схемы. Очень много в этом отношении дала сама схема соотношения штемпелей, закономерности построения которой определили в ряде случаев хронологическую последовательность появления типов. Построение схемы соотношения штемпелей копеек Шуйского позволило выделить из их числа группы монет, обладающих всеми видимыми признаками чекана Василия Ивановича Шуйского, но не имеющих непосредственных связей с продукцией денежных дворов. Клады позволили определить предполагаемое место чеканки этих таинственных монет. Количественное увеличение данных и более дифференцированный подход к весовым показателям каждого монетного типа дали возможность уловить некоторые любопытные нюансы в эволюции веса монет Шуйского. Эти наблюдения показали, что спор о весе копеек царя Василия Шуйского не был окончательно решен в 50-х годах нашего века. Следует признать, что из всех монет периода существования трехрублевой стопы (1533-1612 гг.) чекан Шуйского является наиболее запутанным и сложным для изучения.

Разработанная ныне систематизация монет Шуйского нашла графическое выражение в табл. 4 соотношения штемпелей, а также в фототабл. 17-19. Весовые показатели представлены на диагр. 9-17.

Фототаблица 17. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Московский денежный двор
Фототаблица 17. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Московский денежный двор

Фототаблица 18. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Москова. Особый чекан
Фототаблица 18. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Москова. Особый чекан

Фототаблица 18. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Псковский денежный двор
Фототаблица 18. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Псковский денежный двор

Фототаблица 19. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Новгородский денежный двор
Фототаблица 19. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Новгородский денежный двор

Чеканка Шуйского делится на два этапа: 1) монеты 1606-1607 гг., когда внутриполитическая обстановка не нашла еще заметного отражения в состоянии денежного хозяйства; 2) монеты 1608-1610 гг., когда положение самой страны и денежного дела становятся критическими.

Диаграмма веса монет 9. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Копейки. Сводная диаграмма. 1241 экз
Диаграмма веса монет 9. Василий Иванович Шуйский (1606-1610). Копейки. Сводная диаграмма. 1241 экз

Диаграмма веса монет 10. Василий Шуйский. Московский денежный двор.  Копейка б/б (1606 г.), табл. 4, М., 1-1. 320 экз
Диаграмма веса монет 10. Василий Шуйский. Московский денежный двор. Копейка б/б (1606 г.), табл. 4, М., 1-1. 320 экз

Диаграмма веса монет 11. Василий Шуйский. Московский денежный двор.  Копейка б/б (1607 г.), табл. 4, М., 1-2, 1-3. 78 экз
Диаграмма веса монет 11. Василий Шуйский. Московский денежный двор. Копейка б/б (1607 г.), табл. 4, М., 1-2, 1-3. 78 экз

Диаграмма веса монет 12. Василий Шуйский. Московский денежный двор.  Копейка б/б (1607 г.), табл. 4, М., 1-4. 338 экз
Диаграмма веса монет 12. Василий Шуйский. Московский денежный двор. Копейка б/б (1607 г.), табл. 4, М., 1-4. 338 экз

Диаграмма веса монет 13. Василий Шуйский. Московский денежный двор. Копейка б/б, МО (1607 г.), табл. 4, М., 1-5. 100 экз
Диаграмма веса монет 13. Василий Шуйский. Московский денежный двор. Копейка б/б, МО (1607 г.), табл. 4, М., 1-5. 100 экз

Диаграмма веса монет 14. Василий Шуйский. Псковский денежный двор. Копейка ПС (1606-1607), табл. 4, П., 1-1, 1-2, 2-1. 232 экз
Диаграмма веса монет 14. Василий Шуйский. Псковский денежный двор. Копейка ПС (1606-1607), табл. 4, П., 1-1, 1-2, 2-1. 232 экз

Диаграмма веса монет 15. Василий Шуйский. Новгородский денежный двор. Копейка РДI=1606 г., табл. 4, Н., 1-1, 49 экз.: - Копейка PEI=1607 г., табл. 4, Н., 2-2, 2-3, 53 экз.: - - - Копейка PIS=1608 г., табл. 4, Н., 3-3,  Копейка НРД=1609 г., табл. 4, Н., 4-4, 22 экз.: -
Диаграмма веса монет 15. Василий Шуйский. Новгородский денежный двор. Копейка РДI=1606 г., табл. 4, Н., 1-1, 49 экз.: - Копейка PEI=1607 г., табл. 4, Н., 2-2, 2-3, 53 экз.: - - - Копейка PIS=1608 г., табл. 4, Н., 3-3, Копейка НРД = 1609 г., табл. 4, Н., 4-4, 22 экз.: -

Диаграмма веса монет 16. Москва. Особый чекан времени Василия Шуйского. Копейка б/б (1608-1609), табл. 4., М. особый чекан, 1-1, 2-1, 3-1, 3-3, 3-2, 4-4, 4-5, 5-6. 15 экз
Диаграмма веса монет 16. Москва. Особый чекан времени Василия Шуйского. Копейка б/б (1608-1609), табл. 4., М. особый чекан, 1-1, 2-1, 3-1, 3-3, 3-2, 4-4, 4-5, 5-6. 15 экз

Диаграмма веса монет 17. Псков. Особый чекан времени Василия Ивановича. Копейка ПСРЗ с именем Бориса Федоровича (1609 г.), табл. 4, П., 3-3. 34 экз
Диаграмма веса монет 17. Псков. Особый чекан времени Василия Ивановича. Копейка ПСРЗ с именем Бориса Федоровича (1609 г.), табл. 4, П., 3-3. 34 экз

Этап 1606-1607 гг. Дмитрий Самозванец был убит 17 мая 1606 г., а 1 июня того же года состоялась коронация Василия Ивановича Шуйского, выдвинутого и поддержанного членами боярско-княжеской партии, объединявшей наиболее аристократическую часть феодальной верхушки русского общества. Новый царь воспринимался современниками и считал себя сам в создавшихся обстоятельствах "природным наследником прародителей наших великих государей российских царей". "Запись" царя, по которой он целовал крест, содержала довольно обширную программу нового правительства, общий смысл которой сводился к тому, что он будет править так, как правили его прародители, чтобы "православное христианство было нашим доброопасным правительством в тишине, и в покое, и в благоденстве"*. По областям и городам была разослана грамота от имени бояр, окольничих и всяких людей московских, извещающая, что Лжедмитрий есть "прямой вор Гришка Отрепьев... а тот вор называется царевичем ложно", и что он "скончал живот свой злою смертию". Сходного содержания грамоты были разосланы и от самого Василия Шуйского, и от имени царицы Марфы, мнимой матери Лжедмитрия**. Все эти декларации обещали восстановление законной династии и старого порядка "великих государей", нарушенных правлением Бориса Годунова и кратковременным успехом самозванца. Новый царь в Успенском соборе публично отрекся от "грубости", бывшей при Борисе, и торжественно обещал реставрацию доопричного правительственного режима***.

* (Соловьев С. М. Указ. соч. - Кн. IV. - Т. 8. - С. 459-460.)

** (СГГиД. - 1819. - Т. II. - № 140. - С. 298, 299; № 141. - С. 299-300.)

*** (Платонов С. М. Очерки по истории смуты ... - С. 226-230.)

Для денежного хозяйства эти заявления имели следствием сохранение уже устоявшейся практики чеканки монет, оформления изображений и надписей на маточниках. Фактически же это означало продолжение годуновской политики в денежном деле, хотя при Шуйском официально исключалось даже воспоминание о "рабоцаре" Борисе Годунове. Тот факт, что новое правительство в денежном деле последовательно продолжало проведение серии мероприятий, направленных на дальнейшую централизацию и станадартизацию денежного производства, начатую при Годунове, политическом враге царя, лишний раз свидетельствует о жизненной необходимости такой политики для государства в этот период.

Царствования самозванца и Василия Шуйского разделяет двухнедельный срок. За это время денежные дворы должны были приготовить новые оборотные маточники с именем Василия, для чего этот срок был явно недостаточным. Для резания нового маточника требовалось не меньше месяца. Возможно, чеканка монет на денежных дворах была временно приостановлена на две-три недели, а может быть и дольше. И. Г. Спасский полагал, что в этот момент могли чеканиться копейки лицевыми штемпелями без букв (маточник этот автор относил ко времени самозванца) в сочетании с оборотными штемпелями Федора Ивановича*. Это представляется маловероятным, так как кажется неоправданным возврат к имени Федора в этот конкретный отрезок времени. К тому же копейки с именем Федора, как с отчеством, так и без отчества, чеканенные лицевым штемпелем без букв, слишком часто встречаются в кладах и коллекциях, чтобы можно было отнести их к кратковременному периоду чеканки, заключенному между убийством самозванца и коронацией Василия Шуйского.

* (Спасский И. Г. Денежное обращение в Московском государстве ... - С. 313-320.)

От царствования самозванца на денежных дворах оставались оборотные маточники с его именем и вырезанные при нем лицевые маточники Новгородского двора. После срочного изготовления оборотных маточников с именем Василия чеканка копеек возобновилась. Были использованы лицевые маточники прежних царствований, и выбор их выразительно характеризует направление политики Денежного приказа в денежном деле. По данным 26 визуально изученных кладов 1606-1607 гг. выясняется, что чеканку в Москве открыл тип, представляющий сочетание лицевого маточника времени Федора без букв и нового оборотного маточника с именем и титулом Василия, выполненный в той же изящной московской манере, что и оборотный маточник монет самозванца и поздних монет Бориса Годунова (табл. 4, М., 1-1). Этот первый выпуск был самым обильным. В ОН ГИМ насчитывается 260 экз. монет этого типа, в кладах также преимущественно встречается этот самый ранний тип копеек Шуйского.

В псковском чекане был использован лицевой маточник 1604 г. московского типа, "работавший" во второй половине царствования самозванца, в сочетании с оборотным маточником с именем Василия, по стилю очень близким московскому, и, видимо, выполненный той же рукой (П., 1-1). Эти копейки тоже сравнительно многочисленны.

В Новгороде чеканка началась с использования датированного маточника 114 г. (Н/РДI), резанного при самозванце, и оборотного с именем и титулом Василия Ивановича, имеющего тоже характерный московский стиль надписи, но с типичными новгородскими особенностями - наличием лигатур во второй и третьей строках легенды (Н., 1-1).

Как можно убедиться, на всех трех денежных дворах чеканка Василия Ивановича начиналась выпуском монет московского типа.

Систематизация монет следующего года основывается на данных кладов. Они показывают, что в 1607 г. на всех денежных дворах появились новые типы копеек. В Москве были сделаны три новых оборотных маточника, один из которых (М., 2) по стилю примыкает к маточнику 1606 г. (М., 1), а два других (3 и 4) составляют новую группу, отличительными чертами которой являются написание буквы А в форме Я и удлиненные буквы. Лицевой маточник без букв (М., 1), которым пользовались в предыдущем году, продолжал "работать" и в этом году.

Для Псковского денежного двора в 1607 г. был приготовлен новый оборотный маточник (П., 2). По стилю он резко отличался от всех предшествующих. Необычайно крупные и широкие буквы лишь частично смогли разместиться в маленькой окружности монетного поля. Штемпелями, переведенными с этого маточника, чеканились копейки в сочетании с прошлогодними лицевыми штемпелями (П., 1-2). Копейки этого типа также многочисленны.

Новгородский денежный двор встретил 1607-й год новой парой маточников, из которых лицевой представлял собой маточник 114 г., передатированный на 115 г. (дата РДI была перегравирована на PEI), а оборотный был сделан заново (Н., 2-2). По стилю новая пара была московского типа. Обе пары маточников 1606-1607 гг. активно взаимодействовали; они образовали в общей сложности четыре типа монет (Н., 1-1, 2-2, 1-2, 2-1).

Обобщая наблюдения над чеканом Василия Шуйского в 1606 и 1607 гг., следует отметить, что это были годы, сравнительно благополучные для денежного дела. Объем чеканки на всех трех денежных дворах выдерживался в обычных пределах; количество взаимодействующих и вновь приготовленных маточников тоже вполне укладывалось в те нормы, которые установились при Борисе Годунове, в пору расцвета русского денежного производства. Сохранение в оформлении монет московского стиля также свидетельствует о том, что правительство Шуйского продолжило в денежном деле политику Бориса Годунова.

Тем не менее некоторые изменения в денежном деле произошли и на этом, наиболее благополучном этапе чеканки Шуйского. Они касались весовой нормы монет. Пики кривых диаграмм веса копеек трехрублевой стопы обычно указывают веса от 0,65 до 0,67 г (при весовой норме 0,68 г). Три типа московских копеек Василия (М., 1-1, 1-2, 1-3) в целом не выпадают из этой картины (диагр. 10 и 11). Однако еле заметная тенденция в сторону снижения веса все же намечается - обе диаграммы как бы сдвигаются чуть влево. Вполне определенно показывает снижение веса копейки диаграмма многочисленного типа копейки, появившегося во второй половине 115 (1607) г. (М., 1-4, диагр. 12). Преобладающий вес копеек данного типа колеблется между показателями 0,60-0,62 г. Видимо, за этим стояло снижение весовой нормы до 0,64 г. Копейка трехрублевой стопы с весовой нормой, равной 4 почкам (0,68 г), стала легче на 1/4 часть почки (0,0425 г), т. е. вес ее стал составлять 33/4 почки.

Снижение веса затронуло только московский чекан. Ни псковские (диагр. 14), ни новгородские (диагр. 15) монеты 1606-1607 гг. не обнаруживают никаких изменений и отклонений от нормы трехрублевой стопы.

Видимо, это первое незначительное снижение веса копейки совпало с началом чеканки монет типа М., 1-4 во второй половине 115 г. и лишь затем распространилось на прочие московские выпуски, чеканившиеся тогда же ранее приготовленными штемпелями (М., 1-1, 1-2, 1-3). Этим можно объяснить некоторую, очень незначительную, деформацию весовых диаграмм ранних московских копеек Василия, отражающих веса копеек, выпущенных на протяжении 114-115 гг.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"