Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 3. Важные перемены

После Ливонской войны

Иван VI умер в марте 1584 г., а 31 мая состоялось венчание на царство его сына Федора Ивановича (1584-1598 гг.). Новое правительство получило тяжелое наследство. Ливонская война была проиграна. Историческую задачу - пробиться к Балтийскому морю - решить не удалось. Хозяйственное разорение 70-80-х годов, массовое запустение и разорение центральных и северо-западных районов, резкое сокращение количества населения, упадок внешней и внутренней торговли поставили страну на грань катастрофы. Вместе с разоренной страной правительство Федора Ивановича получило в наследство от Ивана Грозного полностью расстроенные финансы.

Денежное дело не избежало общей участи. Денежное производство на всех трех денежных дворах резко сократилось. В монетных кладах конца XVI в. монеты Федора Ивановича встречаются единичными экземплярами. Лишь в кладах, зарытых после 1596 г., появляются его монеты в большем количестве. Но в целом число монет Федора значительно меньше по сравнению с монетами других правителей. Например, от времени царствования Бориса Федоровича Годунова, период царствования которого был почти вдвое короче, чем Федора, в кладах и коллекциях осталось очень большое количество монет (собрание ОН ГИМ насчитывает их около 3 000 экз.), а от времени Федора сохранилось значительно меньше копеек и денег (в собрании ОН ГИМ их всего около 1 000 экз.). От семи лет правления Годунова осталось 130 учтенных в настоящее время кладов, а от четырнадцати лет правления Федора - всего 20.

Из этих 20 кладов доступными для визуального изучения оказались девять. Еще четыре клада, захороненные в первые годы царствования Годунова, были привлечены при изучении чекана Федора. Благодаря кладам удалось уточнить и скорректировать классификационную схему чекана Федора Ивановича, впервые разработанную И. Г. Спасским. Клады также дали возможность составить представление о характере и основных этапах развития денежного хозяйства России в последние два десятилетия XVI в.

Монеты царствования Федора Ивановича представлены в табл. 2 соотношения штемпелей и фототабл. 6-8, весовые показатели монет даны на сводной диагр. веса копеек 4.

Фототаблица 6. Федор Иванович (1584-1598). Московский денежный двор
Фототаблица 6. Федор Иванович (1584-1598). Московский денежный двор

Фототаблица 7. Федор Иванович (1584-1598). Псковский денежный двор
Фототаблица 7. Федор Иванович (1584-1598). Псковский денежный двор

Фототаблица 8. Федор Иванович (1584-1598). Новгородский денежный двор
Фототаблица 8. Федор Иванович (1584-1598). Новгородский денежный двор

Самые ранние клады Федора (из г. Жуковский и с. Золотилово Московской обл., с. Подлипки Псковской обл.), а также клад из с. Большое Красино Тульской обл., известный только по литературе*, содержат лишь денги с именем Федора и копейки одного типа с буквами НЕ под конем. В кладе из Жуковского на 386 монет Ивана IV присутствует только одна денга Федора, в кладе из Золотилово - четыре монеты Федора на 295 монет Грозного, в кладе из Подлипок - три копеики Федора с буквами НЕ на 883 монеты Грозного, в большекрасинском кладе - одна монета Федора на 1 007 монет Грозного. Видимо, эти монеты кладов следует признать самыми ранними выпусками Федора.

* (Спасский И. Г. Денежное обращение в Московском государстве ... - С. 296-297.)

В коллекциях и кладах в общей сложности выявлены четыре типа денег с именем Федора; два из них несут на лицевой стороне буквы НС и ПЕ, один - не имеет знака (см. табл. 2, М., 1-1, 1-2, 2-2, 3-3, 3-1). Соотношениями штемпелей денги Федора объединены в одну группу. Оборотная сторона имеет две формулы написания титула: "Царь и князь великий Федор" и "Царь и великий князь Федор". Стилистическое сходство денег Федора с денгами Ивана IV дает основание считать, что при Федоре чеканка денег по-прежнему производилась на Московском денежном дворе.

Диаграмма веса монет 4. Федор Иванович (1584-1598). Копейки. Сводная диаграмма. 1957 экз
Диаграмма веса монет 4. Федор Иванович (1584-1598). Копейки. Сводная диаграмма. 1957 экз

Копейка с буквами НЕ имеет изображение всадника на идущем шагом коне, появившееся на новгородских копейках с 60-х годов XVI в. На оборотной стороне легенда гласит: "Царь и великий князь Федор всея Русии". Поскольку эта копейка связывается общим оборотным штемпелем с более поздними заведомо новгородскими монетами, мы так же, как и И. Г. Спасский, относим ее к новгородскому чекану (табл. 2, Н., 1-1).

Монеты Псковского денежного двора в ранних кладах Федора не встречаются, но продукция двора первых лет царствования Федора может быть определена без труда. Это копейка с буквами Ф - р на лицевой стороне, с легендой "Царь и князь великий Федор всея Руси" - на оборотной (табл. 2, П., 1-1). Лицевой штемпель - тот же штемпель, который появился в конце царствования Ивана Грозного в Пскове и был переделан из более раннего штемпеля с буквами IB - р. Копейки Федора Ф - р встречаются редко и в кладах, и в коллекциях.

Следовательно, ранний чекан Федора представлен продукцией всех трех денежных дворов государства, но продукцией весьма скудной как по числу штемпелей, так и по дошедшему до нас количеству монет. Видимо, такая картина сохранялась до 1595 или 1596 г., поскольку клады, в которых наблюдается заметное увеличение общего количества монет Федора и появляются новые типы копеек, датируются 1596-м и последующими годами. Чекан Федора 1584-1595 гг. сохранил все характерные особенности монетного дела, определившиеся при Иване Грозном: разделение функций между денежными дворами, при котором Московский двор специализировался на чеканке денег, а Псковский и Новгородский - копеек; внешнее оформление монет следовало старым традициям - легенды на монетах писались без отчества царя, денежные дворы не имели специальных знаков для выделения своей продукции, а буквы или сочетания их на лицевых сторонах монет обозначали, по всей видимости, имена собственные.

И малое количество ранних кладов времени Федора, и ничтожное число его монет в этих кладах - все говорит о том, что в первом десятилетии правления этого царя объем чеканки был очень невелик. Причину сокращения чеканки следует искать в экономическом и политическом положении страны после правления Ивана Грозного. Непосредственным поводом для сокращения чеканки стал острый недостаток сырья.

Условия внешней торговли резко ухудшились после неудачного исхода Ливонской войны, когда Ям, Копорье, Ивангород, расположенные близ Финского залива, и города Орешек и Корела на берегу Ладожского озера, а также Гдов на берегу Чудского озера перешли к Швеции. Россия оказалось отрезанной от Балтийского побережья. Нарва в 1581 г. была возвращена Швеции. Псков и Смоленск были разорены в результате военных действий, Новгород к тому же очень пострадал после разгрома его Иваном IV в 1570 г. Свободными для внешней торговли оставались в этот период только Мурманский берег с городом Колой, откуда в Россию проникало некоторое количество серебра с Запада*, а также узкая полоска земли в устье Невы на побережье Финского залива, заключенная между реками Стрельней и Сестрой**. Но путь в Россию вдоль побережья Норвегии находился под угрозой, так как примкнувший к антирусской коалиции датский король Фридрих II направил к берегам Баренцева моря эскадру боевых кораблей, которая должна была перехватывать все торговые суда, не имевшие разрешения на проезд от датского правительства***. Оживленные внешнеторговые связи с западными странами через Белое море только начинали развиваться - в значительной мере под влиянием потери Балтийского побережья. Архангельск был заложен в 1584 г. и расцвет его был делом будущего столетия.

* (Громыко М. М. Указ. соч. - С. 225-258.)

** (Шаскольский И. П. Была ли Россия после Ливонской войны отрезана от Балтийского моря//ИЗ. - 1950. - Т. 35. - С. 294-303.)

*** (Флоря Б. Н. Торговля России со странами Западной Европы в Архангельске (конец XVI - начало XVII вв.)//СВ. - 1973. - Т. 36. - С. 129-151.)

Анализ содержания Торговой книги показывает, что глава 3, в которую входят правила и условия торговли ефимками, включена в так называемую "нарвскую часть", где говорится о торговле в Ругодиве (Нарве). Б главах, связанных с торговлей на Мурманском берегу ("нидерланская часть"), упоминание о ефимках как о товаре отсутствует. Это может служить косвенным свидетельством того, что основная масса серебра в виде ефимков поступала в Россию через Нарву (не случайно первоначальная редакция Торговой книги относится к 1575 г. - времени расцвета "нарвского плавания" с 1558 по 1581 г.) и потеря этого порта в 1581 г. очень чувствительно сказалась на русском денежном деле.

Положение изменилось после заключения Тявзинского мира в мае 1595 г. Часть побережья Финского залива с городами Ям, Копорье, Ивангород была возвращена России, и Нарва, расположенная напротив Ивангорода, на другом берегу р. Нарова, вновь стала пограничным городом. Это положение, конечно, не восстанавливало во всем объеме нарвскую навигацию 1558-1581 гг., когда Россия впервые за свою историю получила собственный порт на Балтике. Согласно условиям Тявзинского мира, западные купцы могли свободно торговать исключительно в Выборге и Ревеле. В Нарве (Ругодиве) торговали только шведские и русские купцы и лишь по специальному разрешению шведских властей - купцы других стран Европы. В Ивангороде торговля русских купцов со шведскими подданными запрещалась вообще: "А торгу быти на ругодивской, а не на ивангородской стороне", - гласили условия договора. По Тявзинскому договору предусматривалась свободная торговля шведских купцов по всей Русской земле - "восточной и западной, и северной, и полуденной, и на Москве, и в Новегороде, и во Пскове и в ыных местех". Русские купцы получали право "без задержки ездить во все места в Свейскую, в Финскую и в Чюхонскую землю, где сами захотят ехати, торговати и промышляти тем обычаем, как исстари бывало". Право свободного проезда в Россию получали только западные купцы с "узорочными" товарами, которые "годны его царского величества х казне", но и те они должны были обязательно "объявлять и записывать" в Колывани (Ревеле) или в Выборге*.

* (Шаскольский И. П. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством. - М. - Л.: Наука, 1964. - С. 27, 213-214.)

Швеция тщательно оберегала "прибалтийский барьер" между Россией и западноевропейскими странами, желая сохранить право на посредническую прибыль от торговли с Россией. И тем не менее, условия Тявзинского мира при всей их ограничительной направленности не могли обеспечить полного контроля шведской стороны над прибалтийской русской торговлей. В руках России вновь оказалось морское побережье - Ижорская земля, где можно было осуществлять прямые торговые сношения с западноевропейскими купцами. Русская торговля на Балтике, хотя и не смогла подняться до уровня 1558-1581 гг., все же заметно выросла за 1595-1610 гг. По данным шведского исследователя А. Аттмана, в 1598 г., например, вывоз из Нарвы достиг наибольших за 1559-1589 гг. размеров: его стоимость определялась суммой в 284 271 талер*.

* (Attman A. Den ryska marknaden i 1500-talets baltiska politik 1558-1595. - Lund 1944. S. 55.)

К концу XVI в. поколебалось монопольное положение англичан, которых начали активно вытеснять голландские купцы. Во время переговоров английского посольства Е. Флетчера в 1588-1589 гг. русское правительство заявило, что разрешает торговать в Холмогорах "всяким торговым людем из всех государств", поскольку "Ругодивское пристанище от государевой вотчины отошло"*. Русское правительство пыталось привлечь к участию в беломорской торговле тех иностранных купцов, которые участвовали в "нарвском плаваньи" 60-70-х годов XVI в. и торговые связи которых были потеряны после взятия Нарвы шведами (голландцев, французов, ганзейских купцов)**.

* (Статейный список приезда и пребывания в России английского посла Елизара Флетчера//Временник МОИДР. - 1850. - Кн. 8. - Материалы. - С. 16.)

** (Флоря Б. Н. Торговля России ... - С. 136-137.)

Все эти события вызвали заметное оживление русской торговли со странами Северной и Западной Европы. На 90-е годы приходится и улучшение хозяйственного положения страны. Внутренний рынок вступил в процесс стабилизации, снизились цены на предметы первой необходимости, в первую очередь на сельскохозяйственную продукцию*.

* (Маньков А. Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI века - М - Л o Изд-во АН СССР, 1950. - С. 99.)

В исторической литературе принято считать, что Тявзинский мир, отложив действительное решение балтийской проблемы, смог дать лишь очень скромные результаты, ни в коей мере не соответствовавшие государственно-политическим и экономическим потребностям России. Однако при оценке этих результатов совершенно не учитывается значение событий 1595 г. для русского денежного хозяйства. Между тем анализ нумизматических данных свидетельствует, что после 1595 г. обозначился резкий перелом в состоянии этого хозяйства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"