Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Визитная карточка правителя

Зачем же выпускали монеты? Знакомый с основами нумизматики читатель уверенно ответит: разумеется, ради материальной выгоды, поскольку чеканка монет в больших масштабах была делом прибыльным. Ну и непременно для развития торговли, роста городов, укрепления экономики. Такой ответ правильный, но не исчерпывающий.

Уже говорилось о крайне редких находках монет киевского князя Владимира Ольгердовича. Об этих монетах не упоминают письменные источники - летописи и хроники, купчие, дарственные и другие грамоты, а состав кладов конца XIV - начала XV в. показывает, что их роль на рынке была весьма незначительной. Безусловно, производство монет в таких скромных размерах не принесло князю никакой выгоды. Тогда зачем он выпускал эти монеты, да еще в течение длительного времени?

Другой пример. Как отмечалось, в конце X - начале XI в. киевские князья чеканили так называемые сребреники. Они еще более редки, чем монеты Владимира Ольгердовича. О них также молчат письменные источники, а на тогдашнем рынке сребреники не могли конкурировать с арабскими, или куфическими, дирхемами. Однако сребреники выпускались, как показали исследования И. Г. Спасского, в течение продолжительного периода - не менее 50 лет. Для чего нужно было их чеканить?

Дело в том, что, кроме экономического значения, монета имеет политическое лицо. Ведь на ней обязательно указывается имя властителя, в период правления которого эта монета была выпущена. На монете может не значиться год чеканки, страна, в которой она была выпущена, но обязательно присутствует имя монетного сеньора. Вспомним, что резчики штемпелей для монет Владимира Ольгердовича с большими трудностями пытались вырезать на них длинное имя князя. На киевских монетах конца X - начала XI в., выпущенных при Владимире Святославиче, сказано: "Владимир на столе (на престоле. - Н. К.), а се его сребро". Монета, таким образом, является своеобразной визитной карточкой.

Выпуск собственной монеты говорил о независимости властителя и суверенности его государства. Если же монеты чеканил зависимый феодал (вассал), то он обязан был указывать на них имя своего господина (сюзерена).

Имя властителя на выпущенных им монетах помогает при решении многих вопросов истории. Монеты являются одним из основных источников для науки, которая называется исторической хронологией. Предмет ее - определение дат исторических событий и фактов. Приведем несколько примеров использования свидетельств монет в Исторической хронологии.

На территории Европейской части Советского Союза находят много кладов с арабскими монетами VIII-IX вв. Характер торговых связей того времени был таков, что арабские монеты двигались главным образом в одном направлении, с Востока на Запад, а навстречу им текли товары, которые арабские купцы покупали за свои деньги на европейских рынках, в частности в Киеве. Пассивный характер арабской торговли с Западом привел к тому, что постепенно из арабских стран в VIII-XI вв. была вывезена почти вся серебряная монета, и теперь на родине их находят гораздо реже, чем, например, на нынешней Украине.

История стран так называемого Арабского халифата VIII-XI вв. чрезвычайно запутана. В его состав входили огромные пространства не только Арабского Востока, но и Средней Азии, Ирана, Закавказья, Месопотамии, Малой Азии, Африки, а также Испании. В халифате беспрерывно происходили смены династий. Письменные источники, оставшиеся от той эпохи, не дают современным историкам достаточного представления о всех правителях стран Арабского халифата, а некоторые небольшие княжества в этих источниках даже не упомянуты. Здесь и помогли арабские монеты: ведь они точно датированы, содержат имя монетного сеньора и название города, где находился монетный двор. Эти сведения позволили нарисовать целостную картину политической истории Арабского халифата VIII-XI вв.

Еще пример историко-хронологического использования нумизматических памятников. Татарское государство Золотая Орда во второй половине XV в. переживало глубокий политический кризис. Ханы сменялись с калейдоскопической быстротой. Бывало, что государство распадалось на несколько ханств, в каждом из которых, конечно, чеканилась своя монета. Как справедливо заметил советский ученый Г. А. Федоров-Давыдов, любой правитель, беря власть в свои руки, пусть даже в разоренной стране, прежде всего стремился увидеть собственное имя на деньгах. Властвование многочисленных ханов Золотой Орды было настолько быстротечным, оставило настолько ничтожные следы в истории, что летописцы и хронисты тех времен даже не сохранили их имен. Лишь по монетам этих неудачных политиков историки узнали об их существовании, о годах и месте правления.

Хотя легенды с именем монетного сеньора преимущественно были краткими, в них он не забывал перечислить все свои титулы и владения, пусть в сокращенном виде. Но даже и тогда, когда титулы не названы, надпись на монете дает иногда возможность судить о его политическом положении, или, как говорят юристы и дипломаты, статусе.

Табл. V. 2. Галицкая монета Казимира III
Табл. V. 2. Галицкая монета Казимира III

При изучении галицких монет XIV в. внимание автора этих строк привлекла многочисленная группа так называемых русских полугрошей Владислава Опольского. В 1349 г. Галицкая земля была захвачена феодальной Польшей, но сохранила определенную автономию, о чем свидетельствует чеканка для нее польской властью особой монеты. На лицевой стороне галицких полугрошей польского короля Казимира III был изображен вставший на задние лапы лев и надпись вокруг: "Монета господина Руси Казимира", на обратной стороне - инициал короля - буква К под короной, окруженная легендой: "короля Польши"* (табл. V, 2).

* (Здесь и далее даем легенды галицких монет в переводе с латыни, на которой они написаны. Латынь была официальным деловым языком в Польше и захваченной ею Галицкой Руси вплоть до XVI в.)

К 1370 г. Казимир III умер; наследником его стал Людовик, который одновременно был и венгерским королем. Озабоченный делами двух королевств, он перепоручил в 1372 г. Галицкую землю своему ближайшему сподвижнику и другу детства Владиславу - князю Велюнскому и Опольскому. От времен господства Владислава на Галицкой Руси (1372-1378) сохранилось чрезвычайно мало документов, из которых невозможно установить, кем он в действительности был: владетельным князем или правителем от имени короля. Историки, изучавшие немногочисленные грамоты Владислава, так и не выяснили этого вопроса, поскольку в титулатуре князя есть большие расхождения. Поэтому при исследовании монет Владислава Опольского мы отнеслись к ним не только как к источнику изучения галицкого денежного обращения и торговли, но и как к реликтам, которые способны бросить хотя бы слабый свет на юридическое положение этого князя на Галицкой земле.

Табл. V. 3. Галицкая монета Владислава Опольского
Табл. V. 3. Галицкая монета Владислава Опольского

Мы начали с анализа легенд всех известных до сих пор монет Владислава. Сразу же стало ясно, что надписи на обеих сторонах не взаимосвязаны (табл. V, 3). Если на монетах Казимира легенда на одной стороне продолжает легенду на другой, то на монетах Владислава этого нет. Наиболее распространенный тип этих монет имеет легенду; "Князь Владислав - монета Руси" (но не "монета князя Владислава"). Следовательно, надписи на обеих сторонах монет Владислава самостоятельны. Затем возникло предположение, что Владислав был правителем Галицкой Руси, пусть даже и с княжеским титулом. Предположение перешло в уверенность после того, как в коллекции Государственного Эрмитажа нам посчастливилось обнаружить монету этого князя с легендой: "Князь Владислав-Людовика короля Венгрии". Из-за отсутствия места резчик штемпеля опустил слово "монета" перед именем короля (табл. V, 4). А это значит, что монета принадлежала Людовику, а наблюдение за ее чеканкой осуществлял его львовский губернатор Владислав Опольский.

Табл. V.  4. Галицкая монета Владислава Опольского
Табл. V. 4. Галицкая монета Владислава Опольского

Бывало, что царь, король или князь лишь собирался вступить на престол, а усердный управляющий монетного двора уже заблаговременно готовил комплект образцов монет с его именем и портретом. Конечно, правитель щедро награждал слугу, сумевшего своевременно преподнести дорогой для самолюбия господина подарок. Но случались и недоразумения, об одном из которых стоит рассказать.

В 1801 г. в России произошел дворцовый переворот. Заговорщики убили императора Павла и посадили на престол его старшего сына Александра. Александр I не имел детей, и когда в ноябре 1825 г. он внезапно скончался в Таганроге, никто не сомневался, что императором станет следующий по старшинству сын Павла - Константин. Но никто, кроме царицы-матери и еще нескольких сановников, не знал, что в 1819 г. Константин отрекся от всех прав на русский престол. В 1823 г. Александр I издал тайный манифест, в котором назначал своим преемником брата Николая. Манифест надлежало опубликовать только после смерти Александра. Скрытность царя привела к неожиданным нумизматическим последствиям.

С 1815 г. Константин постоянно жил в Варшаве, там он и узнал о смерти старшего брата, однако раньше, чем Николай в Петербурге. Поведение Николая до сих пор непонятно историкам. Без сомнения, он должен был знать о манифесте 1823 г., тем не менее 27 ноября, через час после приезда из Таганрога курьера с известием о смерти Александра, присягнул Константину как императору. Затем в Государственном совете открыли пакет с манифестом 1823 г., но еще до того Петербург, Москва и вся страна были приведены к присяге Константину. Ситуация в империи чрезвычайно обострилась. На 14 декабря - день, когда в Петербурге вспыхнуло восстание декабристов,- была назначена "переприсяга". Но возвратимся к монетам.

Сразу же после 27 ноября на Петербургском монетном дворе началось изготовление пробных образцов новой монеты - рублевика царя Константина. Министр финансов Канкрин и его окружение хотели отличиться перед новым властителем, поднеся ему при коронации уже готовые рублевики с его именем и профилем (табл. V, 5). Существует мнение, будто несколько монет руководители министерства финансов отправили Константину в Варшаву для утверждения.

Табл. V. 5. 'Константиновский рубль'
Табл. V. 5. 'Константиновский рубль'

Понятно, что после 14 декабря работу над "Константиновским рублем" (под таким названием он вошел в нумизматику) прекратили, а несколько этих случайно сохранившихся монет представляют сейчас чуть ли не наибольшую нумизматическую редкость и ценность. Науке известно только семь таких монет, некоторые из них сохраняются в Советском Союзе, а два или три экземпляра еще до революции оказались за границей.

Ко времени воссоединения с Россией на Украине сосуществовали в обращении польские, литовские, русские, шведские, венгерские, немецкие, голландские, бельгийские, итальянские и множество других монет. Понятно, что употреблялись они не в соответствии с указанным на них номиналом - разбираться в разных монетных системах простому человеку было трудно,- а по стоимости монетного металла. Но подробнее об этом мы расскажем в следующем разделе.

Иначе обстояло дело в России. С самого начала чеканки монет в Москве, Рязани, Новгороде и других городах принимались меры, чтобы обеспечить собственной монете исключительное положение на внутреннем рынке. Под страхом наказания законодательство запрещало не только пользоваться иноземными монетами на территории России, но и ввозить их туда. В то время как на Западе употреблялись монеты различных размеров и стоимости (различных номиналов, как говорят нумизматы), в России до начала XVIII в. пользовались монетами по сути единого номинала - мелкими серебряными копейками.

Копейки имели ряд преимуществ перед западноевропейскими монетами, в частности были более высокопробными. Однако в повседневном обращении они вызывали множество осложнений: с одной стороны, это были слишком большие деньги, чтобы купить ломоть хлеба (тогда годовой заработок ремесленника едва превышал рубль), а с другой - неудобные для выплаты значительных сумм. Например, для того чтобы возвратить долг в сорок рублей, нужно было отсчитать одну за другой четыре тысячи копеек! Нередко люди разрубали копейку на несколько частей, создавая тем самым разменные деньги, а это преследовалось законом.

Такое положение в России продолжалось до 1654 г. Правительство царя Алексея Михайловича осуществило денежную реформу, основная цель которой состояла в том, чтобы пустить в обращение монеты крупнее копейки.

Табл. VI. 1. Рублевик Алексея Михайловича на талере
Табл. VI. 1. Рублевик Алексея Михайловича на талере

Сначала попробовали выпускать серебряные рублевики перечеканивая для этого западноевропейские талеры (табл. VI, 1), а в 1655 г. финансовая администрация Алексея Михайловича решила допустить в обращение в России западноевропейские талеры с особой отметкой - контрамаркой, или, как сказано в документах того времени "с признаком". На каждом талере выбивали два клейма: круглое с изображением всадника с копьем, как на обычной серебряной копейке, и квадратное с датой "1655" (табл. VI, 2).

Табл. VI. 2. 'Ефимок с признаком' на польском талере Яна Казимира
Табл. VI. 2. 'Ефимок с признаком' на польском талере Яна Казимира

Клейменые талеры находились в обращении до 1659 г., когда царское правительство запретило их применять и выкупило у населения. Это было легко сделать в собственно России, население которой привыкло к тому, что правительство полностью регулирует денежное обращение, и трудно на Украине, где "ефимки с признаком" сразу потерялись в массе обычных талеров и применялись наравне с последними. Находки в кладах свидетельствуют о том, что население Украины пользовалось талерами с царскими знаками вплоть до начала XVIII в.

Настоящие рублевики были выпущены впервые при Петре I в 1704 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"