Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

1.3. Бумажные денежные знаки эпохи системы золотого монометаллизма и после ее краха

В конце XIX — начале XX в. капитализм в России перерастает в последнюю, высшую стадию — империализм. Этому способствовал промышленный подъем 90-х годов, который наблюдался также в ряде других капиталистических стран. Однако в России, позднее вступившей на путь капитализма, развитие промышленности происходило более быстрыми темпами. Оно характеризовалось очень высокой степенью концентрации производства, рабочей силы и капитала. В 90-е годы монополистические объединения — картели, возникшие в промышленности России в 80-х годах, занимают прочные позиции во всей хозяйственной жизни страны, чему в немалой степени способствовала экономическая политика правительства Александра III (1881-1894), а затем Николая II (1894-1917). Успехи промышленного развития в конце XIX в. не ликвидировали, однако, вековой технической отсталости страны, которая попала в полуколониальную зависимость от западноевропейского капитала.

Для обеспечения стабильного развития экономики русской буржуазии необходима была устойчивая валюта, препятствующая обесценению ее денежных капиталов. Провал попыток стабилизации кредитного рубля в 60-х и 80-х годах вынудил правительство полностью отойти от дефляционной политики, т. е. отказаться от восстановления прежней покупательной способности рубля посредством изъятия излишней массы кредитных билетов из обращения.

В соответствии с новой денежной политикой предполагалось поддержать курс рубля на сложившемся уровне, оградив его от опасности дальнейшего снижения, и после накопления достаточного золотого запаса ввести размен кредитных билетов на золото по сложившемуся курсу. Тем самым в России началась постепенная подготовка к денежной реформе, имевшей целью замену инфляционного обращения неразменных бумажных денежных знаков системой золотого монометаллизма с банкнотным обращением, переход к которой уже совершили многие развитые капиталистические страны.

Важно подчеркнуть, что большая продолжительность подготовительного периода (с начала 80-х годов) была вызвана не только тем, что денежная реформа требовала создания соответствующих предпосылок. Проведение реформы в значительной мере тормозилось из-за острой борьбы между помещиками, заинтересованными в инфляции и обесценении рубля для увеличения своей выручки от экспорта хлеба, снижения реальной суммы задолженности по ипотечному кредиту, и окрепшим классом капиталистов внутри России, иностранной буржуазией, которые были заинтересованы в устойчивости рубля.

Начиная с 1881 г. правительство прилагало все усилия к накоплению золотого запаса. Поскольку не обеспеченные золотом кредитные билеты были ранее выпущены банком для нужд казначейства, то их сумма признавалась долгом казны перед Государственным банком. В связи с последним обстоятельством накопление золотого запаса Госбанком происходило в основном посредством получения им золота из казначейства в счет этого долга.

В свою очередь казначейство использовало различные способы привлечения золота. Одним из них явился доход от взимания таможенных пошлин. Ранее отмечалось, что еще в 1877 г. был введен порядок, предусматривающий их взимание в золоте. В 1877-1892 гг. поступления таможенных доходов в золотой валюте составили всего 1 039 449 руб., в том числе золотой монетой — 415 951 руб. (См.: Флуг К. О восстановлении металлического обращения в связи с условиями нашей денежной и монетной системы. — СПб., 1895. — С. 118)

Для пополнения запаса золота правительство проводило политику, направленную на всемерное развитие экспорта сельскохозяйственной продукции, главным образом хлеба, за границу. Россия выступала крупным поставщиком зерна на мировой рынок даже в годы неурожая в стране и в периоды низких цен на этот товар на европейских рынках. Экспортные поставки хлеба производились невзирая на постоянный недостаток его на внутреннем рынке, голод среди трудящихся. Весной 1891 г. в условиях приближавшегося неурожая министр финансов И. А. Вышнеградский провозгласил лозунг «Сами не будем есть, но будем вывозить». Подобная политика правительства приводила к еще большему обнищанию беднейших слоев населения, в первую очередь крестьянства.

В целях стимулирования роста экспорта сельскохозяйственных продуктов Министерство финансов перестроило систему железнодорожных тарифов. Они составлялись так, чтобы хлеб было выгоднее везти к портам и к западной границе (а не в центральные районы страны), откуда он затем направлялся за рубеж.

Кроме того, правительство значительно усилило налоговое обложение крестьян. Из них буквально выколачивались недоимки по отмененной подати. Ряд налогов был повышен, а сроки их уплаты приурочивались к моменту уборки урожая. Это вынуждало крестьян быстрее продавать сельскохозяйственные продукты, порой за бесценок. В результате такой политики правительства крестьяне зачастую были лишены минимального продовольственного запаса, оставались без хлеба, голодали. В неурожайные годы, например 1891 — 1892, они умирали тысячами. Выколачиваемый из крестьянских хозяйств хлеб становился предметом экспорта, причем часто он продавался за границей по весьма низким ценам. Последнее обстоятельство в значительной мере вызывалось тем, что помещики — экспортеры хлеба крайне неумело учитывали конъюнктуру европейских рынков. Вывоз зерна за рубеж осуществлялся преимущественно осенью после уборки урожая в стране. Обычно в этот период на иностранных рынках цены на хлеб были минимальными. Поэтому реализация хлеба производилась Россией по низким ценам, что существенно уменьшало доходы от экспортных операций.

Тем не менее в результате усиленного вывоза за счет недоедания населения и обнищания деревни Россия начиная с 1882 г. добилась активного торгового баланса. За период 1882 — 1897 гг. вывоз продукции превысил ее ввоз на 2635 млн. руб. (См.: Энгеев О. О платежном балансе довоенной России //Вестник финансов. — 1928. — № 5. — С. 77) Наряду с политикой развития экспортных операций правительство постоянно прибегало к внешним займам, которые заключались на кабальных для Российской империи условиях. Как правило, кредиты предоставлялись с взиманием высоких процентов. Иностранные банки — посредники в размещении облигаций займов на европейских фондовых биржах взимали большое комиссионное вознаграждение за выполнение данной операции. За 1881-1897 гг. внешний долг России увеличился на 1200 млн. руб. и достиг 2400 млн. пореформенных золотых рублей. Поступления от реализации государственных займов на внешнем рынке составили за эти годы 1050 млн. пореформенных рублей (Там же). Наиболее крупными внешними займами явились 4%-ный золотой заем 1889 г., 1-й выпуск (его нарицательная сумма составила 187,5 млн. руб.); 4%-ный золотой заем 1890 г., 2-й выпуск (нарицательная сумма 135,0 млн. руб.); 4%-ный золотой заем 1890 г., 3-й выпуск (112,5 млн. руб.); 4%-ный золотой заем 1890 г., 4-й выпуск (15,7 млн. руб.); 3%-ный золотой заем 1891 г. (112,6 млн. руб.); 4%-ный золотой заем 1893 г., 5-й выпуск (66,8 млн. руб.); 3 1/2%-ный заем 1894 г. (150 млн. руб.); 3%-ный заем 1896 г. (150 млн. руб.). Облигации внешних займов России реализовывались преимущественно на фондовых биржах Парижа, Берлина, Лондона, Амстердама и других европейских городов. Часть из них обращалась на российской бирже (после Великой Октябрьской социалистической революции купоны к облигациям некоторых займов использовались в качестве первых советских денежных знаков).

Импорт капитала осуществлялся в Россию также в форме его вложения иностранной буржуазией в транспортные, промышленные, торговые предприятия, банки России путем покупки их акций и облигаций, предоставления краткой долгосрочных ссуд. Стабилизация курса рубля и начало промышленного подъема в России 90-х годов создали особенно благоприятные условия для импорта иностранного капитала, величина которого в 1881-1897 гг. составила 750 млн. руб. (См.: Энгеев О. Указ. соч. — 77) Благодаря развитию экспортных операций и сокращению импорта, получению внешних займов в эти годы платежный баланс России сложился в ее пользу, что вызвало быстрый рост золотого запаса страны.

Правительство России значительное внимание уделило также расширению добычи золота в стране. В первой половине 90-х годов среднегодовая добыча золота в стране составляла 42 202,7 кг, или 17,2% мировой добычи этого металла (См.: Михалевский Ф. Золото как денежный товар. — М.: Соцэкгиз, 1937. — С. 177,179).

С середины 90-х годов с целью подготовки населения к обращению бумажных денежных знаков, разменных на золото, увеличения запаса этого металла в кассах Госбанка были приняты меры по расширению выпуска депозитных металлических квитанций. Госбанк выдавал «депозитки» частным лицам в обмен на золото в слитках и «ассигновки» горных правлений на золото, на иностранные монеты и разменные на золото иностранные банкноты, тратты на заграницу, оплачиваемые золотом. Депозитные металлические квитанции выпускались достоинством 5, 10, 25, 30, 50, 100, 500 и 1000 руб. В основном они имели такое же оформление, как и аналогичные квитанции, выпущенные в 80-х годах (см. Приложение, табл. 1.10, № 636-648, ил. 1.10.51-1.10.52; Водяные знаки, № 35Б-36Б). Московская и Петербургская конторы Госбанка производили их размен на полуимпериалы. Государственное казначейство должно было принимать депозитные металлические квитанции в уплату таможенных пошлин. При расчетах между частными лицами эти денежные знаки принимались при взаимном согласии сторон. В 1893 г. эмиссия депозитных металлических квитанций составила 12,4 млн. руб., в 1894 г. — 20,6 млн., в 1895 г. — 62,2 млн., в 1896 г. — 171,7 млн. руб. (См.: Каценеленбаум 3. С. Учение о деньгах и кредите. — Часть I. Деньги и денежное обращение. — 2-е изд. — Ярославль, 1923. — С. 244)

Все рассмотренные мероприятия позволили правительству накопить значительный запас золота, о чем свидетельствуют данные табл. 8.

Золотой запас России увеличился за 1881-1897 гг. более чем в 3,5 раза. Источниками этого золота явились прежде всего прямое обнищание народных масс и иностранные займы. Накопление золота создало условия для восстановления размена кредитных билетов на металл.

Таблица 8

Золотой запас Российской империи (1881-1889 гг.), млн. руб.
Годы (на 1 января) Золотой запас Годы (на 1 января) Золотой запас
1881 298,4 1890 475,2
1882 271,4 1891 575,8
1883 264,4 1892 642,2
1884 298,4 1893 851,8
1885 303,4 1894 894,8
1886 366,5 1895 911,6
1887 382,0 1896 963,8
1888 389,0 1897 1095,5
1889 429,9

Источник. Государственный банк. — С. 138-139.

Правящие круги России понимали, что обеспечить стабилизацию рубля невозможно при дефицитном государственном бюджете. Поэтому в период подготовки денежной реформы правительство большое внимание уделяло росту государственных доходов. Главным их источником явилось прямое ограбление всех трудящихся посредством резкого усиления налогового бремени. Наряду с повышением старых налогов (акцизов на хлебное вино, табак, сахар, поземельного налога и гербового сбора) Министерство финансов, возглавляемое И. А. Вышнеградским, ввело ряд новых налогов — акцизы на спички, керосин и другие предметы широкого потребления. С 1892 г. политику усиления налогового пресса проводил новый министр финансов С. Ю. Витте. Он предложил восстановить налоги на соль, а также повысить акцизы на спирт, пиво, табак, сахар, керосин и другие виды налогов, что должно было увеличить налоговое бремя сразу на 12%.

При подготовке к денежной реформе Министерство финансов России провело ряд мероприятий в области упорядочения внутреннего государственного долга. К этому времени он достиг таких масштабов, что правительство было не в состоянии погашать обязательства по государственным займам в установленные сроки. Поэтому значительное развитие получили операции Министерства финансов по изменению условий ранее выпущенных государственных займов. Для сокращения расходов по этим займам, а следовательно, расходов государственного бюджета удлинялись сроки займов (консолидация) или уменьшались размеры выплачиваемых по облигациям процентов (конверсия). С 1889 по 1894 г. было конвертировано займов на нарицательный капитал в сумме 2664 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть вторая. — С. 88) При этом Министерство финансов сочетало конверсии и консолидации, т. е. одновременно удлиняло срок действия займа и снижало процент по нему. Это было достигнуто за счет перехода к массовым выпускам свидетельств (облигаций) 4%-ной государственной ренты.

Государственная рента как форма внутреннего государственного долга существенно отличалась от погашаемых в определенные сроки облигационных займов. Обязательное погашение последних (выплата владельцу облигации ее нарицательной стоимости плюс процентных платежей) в определенные сроки, например тиражами начиная с какого-либо назначенного года (со второго, третьего и т. д. года после подписки на заем), требовало огромных бюджетных средств. При неустойчивом характере государственных финансов России такой порядок снижения внутреннего долга усиливал дефицит бюджета, вызывал необходимость осуществления новых внутренних займов, как правило, на менее выгодных условиях, с тем чтобы погасить старые займы. Поэтому в 90-е годы XIX в. правительство начало усиленно обращать внутренний государственный долг по срочным займам в свидетельства государственной ренты, которые являлись обязательствами ежегодных процентных платежей. Фактически они не содержали «обязательства» государства данный долг погашать, но было предусмотрено лишь «право» государства погасить или конвертировать долг.

В 90-е годы выпуск свидетельств 4%-ной государственной ренты стал выступать основной формой внутреннего долга. Этот заем использовался для конверсии других государственных ценных бумаг в целях замены срочных займов и их удешевления. В 1894 г. была закончена конверсия облигаций 5%-ного займа, затем подавляющая часть государственных займов разных наименований и форм также обращена в свидетельства 4%-ной ренты.

Свидетельства 4%-ной государственной ренты имели купоны, где указывалась годовая сумма процентного платежа, который можно было получить держателю свидетельства по истечении года. 27 октября 1895 г. было разрешено свободное обращение купонов 4%-ной ренты, до срока оплаты которых осталось не более шести месяцев, а также свидетельств ренты, лишенных таких купонов. Иными словами, они обращались как денежные знаки. Последующая история денежной системы дореволюционной России показала, что в случаях, когда в денежном обращении возникал недостаток государственных денежных знаков, их роль весьма активно выполняли купоны государственных ценных бумаг (без каких-либо ограничений сроками оплаты купонов), непосредственно облигации государственных займов, билеты государственного казначейства, свидетельства государственной ренты (после Великой Октябрьской социалистической революции некоторые из них использовались как первые советские денежные знаки).

Результатом мер, проводимых в период подготовки к денежной реформе, явилось некоторое улучшение финансового положения России. Однако в целом государственный бюджет по существу оставался дефицитным. Погашение старых долгов, расходы на выкуп действующих железных дорог и постройку новых, крупные военные расходы обременяли государственный бюджет. Источником покрытия дефицита бюджета служили займы, а также эмиссия кредитных билетов. Финансовое положение России было особенно неустойчивым в неурожайные годы, что имело отрицательные последствия для денежного обращения.

Так, в 1891 г. вследствие неурожая и последовавшего за этим голода, сокращения государственных доходов, провала очередного государственного займа правительство вновь вынуждено было прибегнуть к выпуску кредитных билетов для покрытия своих расходов. В соответствии с указом от 28 июля 1891 г. министру финансов повелевалось «применять меру временных выпусков кредитных билетов во всех тех случаях, когда по состоянию кассы Государственного банка... то признано будет необходимым». Хотя эти выпуски объявлялись временными, по существу они таковыми не были. В 1891-1892 гг. временные выпуски кредитных билетов были произведены в сумме 125 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть вторая. — С. 111) В 1893 г. для покрытия дефицита государственного бюджета Министерство финансов приняло решение о проведении очередного внутреннего 41/2% займа на сумму 100 млн. руб.

В 1887-1895 гг. были выпущены в обращение государственные кредитные билеты новых образцов с нарицательной стоимостью 1, 3, 5, 10 и 25 руб. (см. Приложение, табл. 1.9, №610 — 635; ил. 1.9.43-1.9.50; Водяные знаки, № 27А-34А). Их внешний вид свидетельствовал, что по мере приближения к концу XIX в. оформление бумажных денежных знаков — рисунки, орнаменты и другие декоративные элементы — приобретали все большую пышность. В оформлении усилился эклектический подход, выражавшийся в механическом соединении значительного количества разнородных деталей. Лицевые стороны кредитных билетов имели изображение массивных архитектурных деталей в «русском» стиле (знаки достоинством 1, 3, 10, 25 руб.). Как и ранее, этот стиль оказывал влияние на внешний вид бумажных денежных знаков.

Рисунок на лицевой стороне 5-рублевого билета включает многообразные виды древнерусского оружия — скрещенные копья, бердыши (металлический полумесяц, насаженный на древко), секиру (топор с длинной рукоятью), сабли, булаву (короткий жезл с массивным шарообразным наконечником), кистень (короткую деревянную палку с подвешенным металлическим грузом), колчаны со стрелами и др. На их фоне изображен боевой щит, рядом с которым слева и справа нарисованы два шлема и сверху — вензель Александра III, увенчанный императорской короной. На щите, края которого покрыты декоративным орнаментом, помещен герб России (см. ил. 1.9.45).

На оборотной стороне кредитных билетов названных пяти достоинств нарисован герб империи, обрамленный сложными узорами. На этой же стороне денежных знаков расположен текст с извлечением из манифеста об их выпуске. Оформление всех этих знаков включает и другие обязательные элементы — указание их наименования, обозначение номинала, года выпуска, номеров, факсимильные подписи управляющего и кассира Госбанка.

В указанный период в обращение поступили кредитные билеты, имевшие несколько иной внешний вид. На лицевой стороне одного из них, а именно 25-рублевого достоинства, помещено символическое изображение женщины в богатой княжеской одежде, шапке Мономаха. Женщина держит скипетр и державу и одной рукой опирается на широкий и высокий древнерусский щит с рисунком герба России. У основания щита изображен собирающий урожай крестьянин, лицо которого обращено в сторону сидящего человека с развернутым пергаментом в руке. На оборотной стороне этого денежного знака в каждом из шести небольших овалов, расположенных вокруг цифр 25, помещена красивая миниатюра. На ней изображен портрет женщины в кокошнике — старинном русском национальном головном уборе замужних женщин, состоявшем из широкого обруча с высокой передней частью (очельника) и донца с лентами, спускавшимися сзади, и украшенном жемчугом и самоцветными камнями (см. ил. 1.9.48).

На одном и том же месте лицевая и оборотная стороны 25-рублевого знака имеют овальные рамки, увенчанные коронами. На поверхности кредитного билета внутри данных рамок нет каких-либо черно-белых или цветных рисунков, однако при рассмотрении на свет можно было увидеть изображение водяного знака — портрета Александра III (см. Водяные знаки, № 32Б). Этот же портрет, но только в «зеркальном отражении» можно увидеть в овальной рамке, если билет перевернуть на другую сторону. В оформлении бумажных денежных знаков страны подобный прием был применен впервые. Позднее он иногда использовался, но с некоторыми изменениями.

Символические изображения женщины в княжеской одежде, шапке Мономаха помещались также на кредитных билетах с нарицательной стоимостью 5 и 10 руб. Однако в отличие от похожего рисунка, имевшегося на 25-рублевом знаке, на данных билетах женщина изображена сидящей.

На лицевой стороне 5-рублевого билета женщина изображена с опущенным острием вниз двуручным мечом, обвитым лентой и ветвью, и небольшим щитом, на котором нарисован герб. На оборотной стороне знака, по его углам расположен портрет женщины в кокошнике, взятый в овальную рамку. По краям купюры имеется обрамление, включающее текст извлечения из манифеста о выпуске кредитных билетов (см. ил. 1.9.50).

На знаке 10-рублевого достоинства в левой руке женщина держит ветвь как традиционный символ миролюбия, правой рукой опирается на щит с рисунком герба России. Знак имеет прямоугольное обрамление, на котором обозначены номинал (арабскими и римской цифрами, словами), год выпуска. На оборотной стороне билета, в его центре изображен герб страны, по краям — прямоугольное обрамление, на котором помещен текст извлечения из указанного манифеста (см. ил. 1.9.49).

Все кредитные билеты, выпущенные в 1887-1895 гг., содержали текст с указанием об их размене в кассе Госбанка на серебряную и золотую монету. Однако, как отмечалось, на практике данное положение о размене не выполнялось.

В результате накопления золотого запаса, некоторого улучшения состояния государственного бюджета назрел вопрос о восстановлении размена кредитных билетов на металл. Однако до того как начать размен, Министерство финансов Российской империи осуществило меры к укреплению курса рубля на европейских биржах, который там сильно колебался из-за спекулятивных операций с русской валютой. Через своих агентов правительство произвело на зарубежных биржах ряд крупных операций по покупке и продаже иностранной валюты. Израсходовав на эту цель часть золотого запаса, оно смогло стабилизировать курс рубля, который сложился на уровне 1 руб. 50 коп. кредитными билетами за 1 руб. золотом.

Денежная реформа 1895-1897 гг., проведенная министром финансов С. Ю. Витте, была осуществлена в несколько этапов. Поскольку правящие круги России предполагали введение в стране системы золотого монометаллизма, правительство, приступив к денежной реформе, предприняло ряд мер по постепенному внедрению золотой монеты в денежное обращение, стремясь при этом обеспечить определенное соотношение между кредитным и золотым рублем. Фактически золотые монеты участвовали в денежном обращении. Однако юридически сохранял силу закон, в соответствии с которым все сделки должны были заключаться в серебре. В стране формально денежной единицей все еще являлся серебряный рубль, что ограничивало сферу функционирования золотой монеты.

В соответствии с законом от 8 мая 1895 г. были разрешены сделки на золото. Этот закон, в частности, предусматривал, что:

1) всякие дозволенные законом письменные сделки могут быть заключены на российскую золотую монету;

2) по таким сделкам уплата производится либо золотой монетой, в определенной сделкой сумме, либо кредитными билетами по курсу на золото в день действительного платежа, а в случае спора о курсе — по последнему, полученному на месте среднему курсу сделок Петербургской биржи.

Таким образом, первым этапом реформы явилось разрешение в 1895 г. сделок с золотом. При этом для 5-рублевой золотой монеты (полуимпериала) была установлена цена 7 руб. 50 коп. кредитными билетами, для 10-рублевой (империала) — 15 руб. Это мероприятие дополнялось рядом других, которые были направлены на внедрение золота в обращение по указанной «цене» золотых монет.

24 мая 1895 г. учреждениям Государственного банка было разрешено покупать и продавать золотую монету по данному курсу. Фактически это означало установление размена кредитных билетов на золото. Каждый желающий мог явиться в учреждение Госбанка и представить в его кассу кредитные билеты, например, на сумму 30 руб. и получить взамен 2 империала, т. е. 20 руб. золотом. 20 июля 1895 г. учреждения Государственного банка получили право принимать золотую монету на текущий счет и во вклады также по указанному курсу, а не по ее номиналу. При внесении золотой монеты, например, в виде 10 империалов сумма вклада составляла 150 руб. в кредитных билетах.

Наконец, 8 ноября 1895 г. правительственным учреждениям было разрешено принимать золотую монету в уплату государственных сборов. Причем с 1 января 1896 г. платежи в казну стали также производиться по курсу 7 руб. 50 коп. за полуимпериал. Стабильный курс рубля сначала был установлен временным распоряжением Министерства финансов, а затем в окончательном виде закреплен указом от 3 января 1897 г.

3 января 1897 г. было установлено, что кредитный рубль равнялся 66 2/3 коп. золотом, т. е. 1 руб. 50 коп. кредитными билетами равнялись 1 руб. золотом. Тем самым был окончательно подготовлен переход к системе золотого монометаллизма, которая законодательно устанавливалась 3 января 1897 г. в соответствии с опубликованным в этот день законом «О чеканке и выпуске в обращение золотых монет». Он предусматривал: «... 1) оставить золотую монету без всякого изменения в содержании чистого золота, пробе, весе и размерах, установленных законом... чеканить таковую с означением на империалах цены 15 рублей и на полуимпериалах цены 7 руб. 50 коп.... 2) по изготовлении золотой монеты... выпускать оную в обращение» (Министерство финансов. 1802-1902. Часть вторая.-С. 425).

Закон от 3 января 1897 г. привел номинальную стоимость золотых монет в соответствие с установленной на них «ценой» в кредитных рублях. Тем самым принятый закон распространял уменьшение металлического содержания в рубле на одну треть и на золотые монеты. По существу это означало законодательное оформление акта девальвации рубля. С принятием закона от 3 января 1897 г. начались активная чеканка золотых монет и их поступление в обращение. Если на 1 января 1897 г. золотых монет в обращении было всего на 36 млн. руб., то через два года — на 451,4 млн. руб., т. е. их количество увеличилось более чем в 12,5 раза (См.: Власенко Е. В. Указ. соч.-С. 160). В 1897 г. был издан указ о чеканке и выпуске в обращение сверх империалов и полуимпериалов 5-рублевой золотой монеты достоинством в Уз империала. Чеканка другой новой золотой монеты — 10-рублевого достоинства началась по указу от 11 декабря 1898 г.

Завершающим мероприятием денежной реформы 1895-1897 гг. явилось принятие нового эмиссионного закона от 29 августа 1897 г., который регулировал выпуск кредитных билетов в обращение и принципы их обеспечения золотом. В соответствии с этим законом Государственному банку было разрешено выпустить в обращение кредитных билетов на сумму 600 млн. руб. из расчета покрытия 50% суммы эмиссии золотом. В пределах остальной суммы он имел право выпустить кредитные билеты в порядке выдачи ссуд под залог частных коммерческих векселей, их учета (покупки). Такой двойной принцип обеспечения бумажных денежных знаков — металлического и товарного (в виде векселей) вводился в России впервые. При выпуске сверх 600 млн. руб. каждый рубль кредитных билетов должен был на 100% обеспечиваться золотом. При этом еще раз подчеркивался факт девальвации кредитного рубля: покрытием 15 руб. кредитными билетами являлся один империал, номинальное достоинство которого составляло 10 руб.

С принятием закона от 29 августа 1897 г., предусматривавшего размен кредитных билетов на золото, возникла необходимость в помещении нового текста на кредитных билетах. Как отмечалось выше, надпись на ранее выпускавшихся билетах указывала, что они разменивались кассой Госбанка России на серебряную и золотую монету и обращались на территории империи наравне с серебряной монетой. Подобный текст не соответствовал содержанию денежной реформы 1895-1897 гг., в ходе которой кредитные билеты были наделены ролью знаков золота, и правительство опасалось недоразумений в связи с этим, главным образом в отношениях с иностранной буржуазией — кредиторами России. «Дальнейшее оставление на кредитных билетах существующих надписей, — писал Комитет финансов, — представляет большие неудобства... так как несоответствие между сими надписями и последнеизданными узаконениями по денежному обращению может породить, преимущественно за границей, неблагоприятные для нашего кредита сомнения в твердости денежной реформы» (Цит. по: Власенко Е. В. Указ. соч.-С. 168).

Закон от 14 ноября 1897 г. «Об изменении надписей на кредитных билетах» предусматривал текст следующего содержания: «Государственный банк разменивает кредитные билеты на золотую монету без ограничения суммы (руб. = 1/15 империала, содержит 17,424 долей чистого золота). Государственные кредитные билеты имеют хождение по всей империи наравне с золотой монетой» (Там же).

Таким образом, в соответствии с законом от 14 ноября 1897 г. вводился неограниченный размен кредитных билетов на золото и им была присвоена сила законного платежного средства наравне с золотой монетой. Кроме того, этот закон предусматривал основой денежной системы Российской империи золотой рубль, который содержал 17,424 доли чистого золота. Введение в обращение кредитных билетов, свободно размениваемых на металл, сделало ненужным выпуск депозитных металлических квитанций, которые постепенно изымались из оборота. Закон от 18 декабря 1898 г. установил предельный срок обмена этих квитанций — 31 декабря 1899 г.

В связи с введением в России системы золотого монометаллизма серебряная монета была превращена во вспомогательное средство платежа. Расчеты в серебре между частными лицами высокопробным серебром ограничивались 25 руб., а разменным — 3 руб. на душу населения (Подробнее см.: Власенко Е. В. Указ. соч. — С. 170).

Таким образом, в результате денежной реформы 1895-1897 гг. в обращении находились следующие денежные знаки: золотые монеты (со свободной чеканкой); кредитные билеты, свободно размениваемые на золото; серебряная полноценная монета (при закрытой чеканке); неполноценная серебряная и мелкая медная монета.

Денежная реформа была полностью проведена в интересах господствующих классов. Новая денежная система России отвечала требованиям промышленной буржуазии, иностранных кредиторов и отечественной денежной буржуазии — банкиров. Все они были заинтересованы в твердой золотой валюте и превращении кредитных билетов в денежные знаки, разменные на золото. Ликвидация инфляционного бумажноденежного обращения создала благоприятные условия для дальнейшего укрепления позиций капитализма в России, сращивания монополистического промышленного и банковского капиталов, развития торговли. Капиталисты получили возможность платить заработную плату рабочим обесцененным на 1/3 рублем, что усиливало эксплуатацию наемного труда.

Новая денежная система, основанная на золоте, вызвала растущий прилив иностранного капитала в Россию. Западноевропейская буржуазия, которая занимала прочные позиции в важнейших отраслях народного хозяйства России, получила возможность выкачивать из России прибыль в устойчивой валюте. Однако, стимулируя приток иностранных инвестиций, новая денежная система усиливала зависимость России от иностранного капитала.

Вынужденная экономическая уступка самодержавия отечественной промышленной и денежной буржуазии была сделана с учетом обеспечения интересов помещиков. Они выиграли от девальвации рубля на одну треть как должники по ипотечному кредиту, экспортеры хлеба и эксплуататоры рабочей силы. В ходе реформы их колоссальная задолженность сократилась на одну треть, были обеспечены выгоды от экспорта хлеба. Денежная реформа отвечала интересам и государственного казначейства: в результате девальвации рубля сократилась задолженность государства по внутренним займам.

В соответствии с новыми принципами эмиссии государственные кредитные билеты по экономическому содержанию должны были стать кредитными деньгами в их классической форме, т. е. банкнотами, разменными на золото и обеспеченными коммерческими векселями. Предполагалось, что кредитные билеты будут регулярно возвращаться к их эмитенту — Госбанку — при предъявлении их владельцем к размену на золото, а также при наступлении срока платежа по учтенному банком векселю. Это должно было придать им устойчивость и надежность.

На практике выпуск кредитных билетов слабо увязывался с потребностями товарооборота в средствах обращения и платежа. В достижении устойчивости рубля основная роль отводилась не товарному, а металлическому обеспечению денежных знаков, их размену на золото. В условиях расширения товарной массы в обращении и в этой связи — роста потребности в средствах платежа Госбанк мог произвести эмиссию кредитных билетов только по мере накопления золотого запаса. Правительство вынуждено было использовать внешние кредиты для пополнения разменного фонда и получения возможности расширения объемов эмиссии. Новые внешние займы увеличивали еще больше внешнюю задолженность Российской империи. Уплата процентов, погашение срочных обязательств по этим займам усиливали дефицит государственного бюджета. Для его покрытия правительство вновь обращалось к другим странам с просьбой о предоставлении кредита. Таким образом, денежная система, являвшаяся крайне неэластичной из-за установленных принципов эмиссии кредитных билетов, позволяла иностранным банкирам выкачивать дополнительную прибыль из России.

Огромный золотой запас, сосредоточенный в Госбанке России, большое количество золотых монет, находившихся в обращении, препятствовали применению золота на другие цели. Масса этого металла использовалась непроизводительно, а затраты, связанные с организацией золотомонетного обращения, являлись чистыми издержками обращения. В 1895-1914 гг. кредитные билеты имели обеспечение золотом, которое в большинстве лет намного превышало его величину, предусмотренную эмиссионным законом 1897 г. (табл. 9).

По мнению правящих кругов России, денежная система, основанная на золоте, должна была свидетельствовать о мощи царизма. Это была попытка обмана общественного мнения, так как золото, находившееся в России, не принадлежало ей, являлось чужими, занятыми деньгами (См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч.-Т. 9. — С. 375).

Таблица 9

Золотое обеспечение кредитных билетов (1898-1914 гг.)
Годы (на 1 января) 1898 Золото в России и за границей. млн руб 1184,6 Кредитные билеты, млн. руб. 999,0 Золотое покрытие кредитных билетов,% 118,6
1899 1008,0 725,0 139,0
1900 843,0 630,0 133,8
1901 737,4 630,0 117,0
1902 709,4 630,0 112,6
1903 769,2 630,0 122,1
1904 909,0 630,0 144,3
1905 1031,6 930,0 110,9
1906 926,5 1290,0 71,8
1907 1190,6 1280,0 93,0
1908 1169,1 1260,0 92,8
1909 1220,0 1200,0 101,7
1910 1414,6 1300,0 108,8
1911 1450,3 1350,0 107,4
1912 1436,2 1450,0 99,0
1913 1555,5 1600,0 97,2
1914 1695,2 1775,0 95,5

Источник. Власенко Е. В. Указ. соч.-С. 182

Рис. 5. Здание на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, в котором с 30-х годов XIX е. до начала XX в. помешалось Министерство финансов
Рис. 5. Здание на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, в котором с 30-х годов XIX е. до начала XX в. помешалось Министерство финансов

В условиях золотой валюты правительство Николая II стремилось не использовать эмиссию кредитных билетов для покрытия систематических бюджетных дефицитов, обусловленных ростом государственных расходов, в особенности на военно-полицейские нужды. Дефициты бюджета имели место двенадцать лет из шестнадцати прошедших со времени денежной реформы до первой мировой войны (1898-1913 гг.). Они покрывались внешними и внутренними займами, активно заключавшимися Министерством финансов России, которое, кстати, в течение многих десятилетий располагалось буквально напротив Зимнего дворца — резиденции российских императоров в Петербурге (рис. 5). Министерство финансов выпускало новые облигации займов, в том числе военных, свидетельства государственной ренты, краткосрочные казначейские обязательства, билеты государственного казначейства. Некоторые из них выполняли роль законного платежного средства. Крупные внешние и внутренние займы вели к росту напряженности государственного кредита России, создавали угрозу устойчивости денежной системы, так как в случае невозможности для правительства получить новые займы единственным источником покрытия дефицита государственного бюджета должна была стать эмиссия кредитных билетов.

Серьезными испытаниями прочности денежной системы России явились русско-японская война 1904-1905 гг. и последовавшая за ней первая буржуазно-демократическая революция 1905-1907 гг. Огромные военные затраты и чрезвычайные расходы по подавлению революции обусловили колоссальный дефицит государственного бюджета. Характеризуя состояние финансов и денежного обращения России во время революции 1905 г., В. И. Ленин писал: «Финансы из рук вон плохи... Неизбежность краха золотой валюты и перехода паки и паки к безграничному выпуску бумажных денег начинают уже чуять лакеи самодержавия» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 13. — С. 387). Дефицит бюджета вынудил правительство активно использовать эмиссию кредитных билетов для его покрытия. Потребность в этом усиливалась и из-за других обстоятельств, являвшихся прямым следствием напряженной политической ситуации в стране.

Напуганные революцией имущие классы России начали в массовом порядке изымать вклады из кредитных учреждений и стремились получать их золотой монетой. Бегство капиталов за границу усилило спрос на иностранную валюту. В связи с уменьшением золотого запаса Государственный банк ограничил размен кредитных билетов на золото. Требования вкладчиков банки удовлетворяли в основном кредитными билетами, а не золотом. В результате этого появился лаж на золотую монету, доходивший до 30%. В декабре 1905 г. эмиссионное право Госбанка на выпуск не обеспеченных золотом кредитных билетов упало почти до нуля, а к 1 января 1906 г. составляло всего лишь 12 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1904-1913 годы. — Спб., 1913.-С. 39)

Для спасения пошатнувшихся основ самодержавия правительство в спешном порядке прибегло к крупным внешним займам. В июле 1906 г. оно заключило заем на сумму 2250 млн. французских франков (843,8 млн. руб.). В сравнении со всеми иностранными кредитами, полученными ранее Россией, заем 1906 г. был самым крупным и кабальным. Данный кредит спас самодержавие от гибели. В. И. Ленин писал: «Черносотенное правительство царя не могло удержаться после декабря 1905 г., не может держаться и теперь без помощи всемирного капитала международной буржуазии в виде займов. И буржуазия всего мира дает миллиардные займы явному банкроту, царю, не только потому, что ее прельщают, как всякого ростовщика, высоким барышом, но и потому, что буржуазия сознает свою заинтересованность в победе старого порядка над революцией в России, ибо во главе этой революции идет пролетариат» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 16.-С. 445). Вместе с тем заем 1906 г. позволил правительству сохранить в России золотую валюту.

В последующие годы выпуск кредитных билетов также был связан с закупками иностранной валюты и золота, необходимых для платежей России по внешним займам. В связи с потребностью в средствах в 1908 г. Министерство финансов произвело новый заграничный заем на 525 млн. руб., который реально дал всего 448 млн. руб. (См.: Козлов Г. А. Теория денег и денежного обращения. — М.: Госфиниздат, 1946. — С. 145) Напряженное состояние государственных финансов и денежного обращения России создавало благоприятную почву для увеличения прибыли иностранного финансового капитала. За 15 предвоенных лет иностранная буржуазия получила от России в виде процентов по займам и дивидендов около 5 млрд. руб., что составило большую величину, чем импорт капитала в Россию за тот же период (См.: Чунтулов В. Т. и др. Экономическая история СССР. — М.: Высшая школа, 1987.-С. 129). Колоссальные долги страны, сделанные правительством Николая II во время русско-японской войны и революции 1905-1907 гг., увеличились еще больше в связи с подготовкой к новой войне, что создавало серьезную угрозу прочности золотой валюты.

Система золотого монометаллизма с обращением кредитных билетов просуществовала в России вплоть до 1914 г. Ее крах произошел в первый же год с начала империалистической войны.

В 1898-1912 гг. оформление государственных кредитных билетов претерпело существенные изменения (см. Приложение, табл. 1.11, № 649-684; ил. 1.11.531.11.66; Водяные знаки, № 27А, 28А, 32Б, 33А, 34А, 37А-39А, 40Б-44Б). В первые годы после денежной реформы 1895-1897 гг. в обращение поступали билеты достоинством 1, 3, 5, 10 и 25 руб., внешний вид которых был таким же, как и у денежных знаков соответствующих номиналов, выпущенных непосредственно перед реформой (все знаки, эмиссия которых осуществлялась до реформы, были изъяты из обращения к 1902 г.). Отличие состояло только в содержании текста, которое стало иным в связи с изменением денежной системы. В дополнение к указанным билетам была произведена эмиссия новых по оформлению кредитных билетов с номиналами 50 руб. образца 1899 г., 100 руб. (1898 г.) и 500 руб. (1898 г.). Каждый из знаков названных достоинств выпускался в последующем в разные годы конца XIX — начала XX в., о чем свидетельствовала смена подписи управляющих Госбанком на билетах.

На лицевой стороне 50-рублевого знака размещены его наименование, номинал, текст о размене на золотую монету, герб страны, подписи управляющего банком и кассира, серия и номер купюры, в левой части — портрет Николая I в изящной овальной рамке, украшенной цветами и декоративными лентами, вверху которой нарисована корона. Под рамкой изображен картуш (Картуш — графическое украшение в виде декоративно обрамленного щита или развернутого не до конца свитка) с обозначением года. На оборотной стороне знака приведен текст об обеспечении и сфере обращения кредитных билетов, на фоне которого нарисованы крупные буквы «Г.К.Б.» — аббревиатура слов «государственные кредитные билеты». Ниже находится обозначение номинала купюры. В левой части знака помещен герб России, окруженный волнообразным орнаментом, элементом которого является многократно повторяющееся обозначение достоинства кредитного билета. Оборотная сторона в отличие от лицевой имеет обрамление по краям в виде обозначения цифрами и словами номинала денежного знака (см. ил. 1.11.62).

На лицевой стороне кредитного билета нарицательной стоимостью 100 руб. содержатся аналогичные надписи, герб, обозначение года. В левой части знака в овальной рамке приведен портрет Екатерины II. Правая часть знака имеет широкое поле — чистую вертикальную полосу вдоль края кредитного билета, на которой указаны серия и номер купюры. Однако если за билетом поместить источник освещения, то в этой части знака обнаружится великолепно выполненный водяной знак в виде портрета Екатерины И, который аналогичен ее изображению в овальной рамке. Левая часть оборотной стороны кредитного билета также имеет чистую вертикальную полосу с указанным водяным знаком, но только в зеркальном отражении. В центре оборотной стороны денежного знака помещен герб России, взятый в широкое кольцо, в верхней половине которого приведена аббревиатура «Г.К.Б.», а в нижней — слово «сто». Справа и слева от кольца расположены обозначения достоинства знака. Оборотная сторона имеет прямоугольное обрамление (см. ил. 1.11.63; Водяные знаки, № 41 Б).

Рис. 6. Экспедиция заготовления государственных бумаг (конец XIX в.)
Рис. 6. Экспедиция заготовления государственных бумаг (конец XIX в.)

В конце XIX в. в обращение был выпущен кредитный билет с нарицательной стоимостью 500 руб., который в истории предшествовавшей эмиссии государственных ассигнаций и кредитных билетов не имел аналогов с точки зрения номинала. На лицевой стороне знака содержатся обязательные надписи, герб страны. В левой части этой стороны помещен портрет Петра I в треуголке, окруженный узорной овальной рамкой, увенчанной короной. Под портретом указан год. Правая часть имеет широкое поле, на которое нанесен водяной знак в виде портрета Петра I. Зеркальное отражение этого портрета обнаруживается и на чистой вертикальной полосе с другой (оборотной) стороны денежного знака. В центре этой стороны приведен текст об обеспечении и сфере обращения кредитных билетов, вокруг которого нарисован эффектный орнамент. По краям орнамента указан номинал купюры. Прямоугольное обрамление данной стороны знака включает разнообразные узоры, среди которых расположено повторяющееся обозначение его достоинства (см. ил. 1.11.65; Водяные знаки, № 43Б). Начиная с 1905 г. в обращении страны началась постепенная замена рассмотренных бумажных денежных знаков на кредитные билеты новых образцов, что было обусловлено совершенствованием технической базы Экспедиции заготовления государственных бумаг, повышением мастерства ее работников, прежде всего художников, граверов (рис. 6).

В этот период были изготовлены и выпущены в обращение знаки достоинством 3 руб. образца 1905 г., 5, 10 и 25 руб. (1909 г.), 100 руб. (1910 г.), 500 руб. (1912 г.). На их оформление существенное влияние оказали изменения в области искусства, которые произошли на рубеже двух веков. Романтизм (апелляция к готике, затем к наследию допетровской Руси) сыграл важную роль в развитии искусства в нашей стране. Как ранее отмечалось, в России в первой трети XIX в. романтизм был одним из основных орудий преодоления классицизма, утверждения стилизаторства и эклектизма. На рубеже XIX-XX столетий, опираясь на романтизм, в изобразительном искусстве, архитектуре, литературе, музыке складывалась система стиля модерн. Неприязнь к эклектике, которая накапливалась на протяжении второй половины XIX в., вдруг прорвалась, захватывая все сферы искусства.

Для внешнего вида кредитных билетов, выпускавшихся с 50-х и до середины 90-х годов XIX в., были характерны мозаичность композиции, изолированность каждого ее элемента. В последующем, особенно с 1905 г., в их оформлении заметно преобладала тяга к эллиптическим, трапециевидным формам, к закругляющимся, мягко изгибающимся линиям, которые присущи стилю модерн в изобразительном искусстве, архитектуре. На бумажных денежных знаках появились многообразные варианты извивающихся, волно-, змееобразных подвижных линий, сужающиеся или словно растекающиеся книзу формы, со скругленными или срезанными углами. В оформлении кредитных билетов прослеживалась тенденция избежать геометрических четких форм, прямых линий и углов. «Кривизна» линий позволила устранить сухость в композиции элементов внешнего вида денежных знаков. Формы, изображенные на них, вытекают одна из другой, почти невозможно определить, где кончается одна и начинается другая: каждая из них является одновременно и завершением предыдущей, и началом следующей. Яркими примерами этого нового стиля в оформлении денежных знаков выступают кредитные билеты с номиналами 100 и 500 руб. (см. ил. 1.11.64, 1.11.66).

Ранее существовавший эклектический подход к оформлению кредитных билетов предполагал механическое соединение полезного (надписей на знаках, изображения герба, обозначений номинала, года и др.) и прекрасного (различных декоративных узоров, орнаментов, портретов и других рисунков). В отличие от этого для кредитных билетов начала XX в. характерно органичное сочетание полезного и прекрасного, что было присуще стилю модерн в изобразительном искусстве, архитектуре. Денежные знаки обрели декоративные формы, тесно связанные с обязательными элементами их оформления. В них гибко сочетаются формы, которые выступают «чистым» украшением бумажного денежного знака, и формы, связанные с определенным функциональным назначением.

В отличие от предшествовавшего образца новый кредитный билет 3-рублевого достоинства не имел прямоугольного обрамления по краям лицевой и оборотной сторон. На первой из них изображены наименование знака, обозначение номинала, небольшой по размеру рисунок герба в левой части купюры, симметрично которому в правой части расположен вензель Николая II; приведены подписи управляющего Госбанком и кассира. Все это окружено связующим декоративным орнаментом с извилистыми, волнообразными контурами. Рисунок графических украшений включает несколько сменяющих друг друга цветов. Оборотная сторона денежного знака имеет сложную композицию, состоящую из дважды изображенного номинала — в правой и левой части купюры, герба, текста положений о размене кредитных билетов на золото и сфере их обращения. Элементы композиции связаны в единое целое эффектным орнаментом. Светло-зеленый фон обеих сторон знака содержит многократно повторяющиеся едва видимые цифры номинала, ряды которых образуют сетку (см. ил. 1.11.55). Подобная сетка являлась элементом оформления и кредитных билетов достоинством 5, 10, 25 руб., на которых она состоит из обозначения соответствующего номинала (арабскими цифрами) и букв «руб.».

Сходные черты присутствуют во внешнем виде 5-рублевого знака. Как и рассмотренный билет достоинством 3 руб., данный знак не имеет прямоугольных обрамлений по краям. Обязательные элементы его лицевой стороны обведены изящным орнаментом, в котором нет ни одной прямой линии. Одноцветный темно-синий контур орнамента изображен на голубом фоне. Оборотная сторона имеет сложную композицию, центральным звеном которой являлся рисунок герба России на щите, окаймленном мантией из горностая — парадным одеянием царей. Императорская корона венчает щит, нижняя часть его украшена ветвями дуба, лавра. У основания щита изображена держава, на фоне которой нарисована голова хищного зверя. Держава покоится на скрещенных мече и скипетре, расположенных горизонтально. Под ними приведены обязательный текст об обеспечении и сфере обращения кредитных билетов, обозначение цифрами и словами достоинства знака. Данная композиция помещена на фоне голубых и серых полос, расходящихся по косой к краям знака (см. ил. 1.11.57).

Общий подход к оформлению денежных знаков присутствует и во внешнем виде кредитного билета нарицательной стоимостью 10 руб. Его лицевая и оборотная стороны содержат удачное сочетание необходимых и декоративных элементов оформления, которые композиционно представляют единое целое (см. ил. 1.11.59).

Кредитный билет достоинством 25 руб. продолжил традицию изображения на бумажных денежных знаках парадных портретов российских царей, начало которой было положено в 60-х годах XIX столетия. В правой части его оборотной стороны, имеющей розово-лиловую окраску, помещен портрет Александра III, взятый в широкую овальную рамку, увенчанную короной. У основания портрета расположена композиция, состоящая из рисунков пальмовой ветви, якоря, касающегося причала, рога изобилия, из которого выпадают разнообразные дары природы. Левая часть оборотной стороны знака имеет розовый цвет, и в основном она свободна от каких-либо рисунков, сеток из цифр или букв. Водяной знак выполнен в виде портрета Александра III (см. Водяные знаки, № 40Б). Лицевая сторона кредитного билета имеет традиционные обязательные элементы оформления. Герб страны помещен в изящное декоративное обрамление, в нижней части которого нарисованы кольцо и цифры 25 (см. ил. 1.11.61).

В 10-х годах XX в. изменился внешний вид кредитного билета нарицательной стоимостью 100 руб. Новый знак особенно заметно отразил стиль модерн. Обилие на купюре разнообразных форм, линий не создает впечатления их излишества. Внешний вид знака отличают гармония всех элементов его композиции, органичное переплетение полезных и прекрасных элементов оформления. Лицевая сторона знака содержит обязательные элементы, объединенные в единое целое, которое невозможно расчленить. В левой части лицевой стороны и правой части оборотной стороны расположено чистое поле в виде широкой вертикальной полосы, на которой находится водяной знак — портрет Екатерины II (см. Водяные знаки, № 42Б). Рисунок этого портрета (такой же, как на кредитных билетах образца 1866 и 1898 гг.) расположен на оборотной стороне рассматриваемого знака, композиция которой поражает высоким художественным мастерством. В ее верхнем правом углу в кольце, покоящемся на украшенной лепкой колонне, указан цифрами номинал купюры. Обрамление цифр соединено с основанием рога изобилия, из которого выпадают разнообразные плоды. Они соприкасаются с ниже помещенным рисунком вензеля Екатерины II, рядом с которым изображен ее портрет. Под ним нарисована голова мифологического героя, над портретом — держава. С его левой стороны находится полуобнаженный античный воин. Левую руку он прижимает к груди, в правой держит опущенный меч, рукоять которого и основание клинка обвиты пышной ветвью (см. ил. 1.11.64).

Композиция лицевой стороны кредитного билета достоинством 500 руб. (см. ил. 1.11.66) имеет много общего со 100-рублевым знаком. На обеих сторонах билета расположено чистое поле, содержащее водяной знак в виде портрета Петра I (см. Водяные знаки, № 44Б). В левой части оборотной стороны купюры помещен рисунок портрета Петра I, который отличается от его изображений на кредитных билетах номиналами 50 руб. образца 1866 г. и 500 руб. (1898 г.). Петр одет в рыцарские латы. Его грудь пересекает лента, на плечо накинут плащ. Стыки деталей металлических лат, отдельные части доспехов имеют кривые, округлые линии, что придает легкость, изящество фигуре, создает гармонию портрета и остальных элементов композиции. Над рамкой портрета нарисована корона, под ним — держава. В правой части композиции находится рисунок сидящей женщины. Если на кредитных билетах XIX столетия для женских портретов была характерна статичность фигур, их монументальность, то изображение на денежном знаке 1912 г. подчеркивает красоту человеческого тела, его высокую пластичность. Облик женщины передан с глубоким пониманием изящного. Ее одежда в виде ниспадающего открытого платья с узкой талией, декоративные ленты на нем, головное украшение в форме диадемы придают легкость, воздушность рисунку. В правой руке женщина держит скипетр, левой рукой она непринужденно опирается на узкий декоративной формы щит, который по краям имеет вогнутые изгибы и резко сужается книзу. Густая листва ветви, опущенной поверх щита, закрывает часть содержащегося на нем рисунка герба России. В целом оформление денежного знака включает много цветов, лент, фрагментов архитектурных деталей, прочих графических украшений. Их гармония создает объемность композиции, придает ей неповторимый характер.

Итак, кредитные билеты достоинством 100 и 500 руб. являются шедеврами отечественного дореволюционного искусства, вершиной творчества работников Экспедиции заготовления государственных бумаг.

Период устойчивого обращения великолепно оформленных кредитных билетов новых образцов, неофициально названных «романовскими» из-за обилия портретов, оказался чрезвычайно кратким.

В июле 1914 г. Россия вступила в первую мировую войну, которая продолжалась в течение 1914-1918 гг. Хотя для царизма война не явилась неожиданностью, он оказался плохо подготовленным к ней. Уровень развития промышленности, сельского хозяйства, состояние транспорта были таковы, что Россия оказалась не способной к длительному ведению войны. Правительство России не располагало достаточными финансовыми ресурсами даже для осуществления мобилизации в стране.

С первых дней после вступления России в империалистическую войну правительство для покрытия дефицита государственного бюджета начало использовать эмиссию кредитных билетов. Вместе с внутренними и внешними займами выпуск этих по существу бумажных денег превратился в единственный источник финансирования войны. Поэтому одним из первых законодательных актов, принятых вслед за объявлением войны, явился закон от 27 июля 1914 г. «О некоторых мерах финансового характера ввиду обстоятельств военного времени», который изменил организацию денежной системы страны. Этот закон приостановил размен кредитных билетов на золото и отменил действовавший в стране с 1897 г. эмиссионный закон. Он предоставил право Государственному банку выпустить в обращение дополнительно на 1,2 млрд. руб. кредитных билетов, не покрытых золотом, — в дополнение к 300 млн. руб. по закону 1897 г. В связи с расширением эмиссионного права Госбанка количество не покрытых золотом кредитных билетов, выпущенных в обращение, могло быть доведено до 1500 млн. руб.

Закон от 27 июля 1914 г. не только ликвидировал размен кредитных билетов на золото и расширил эмиссионное право Государственного банка, но и разрешил государственному казначейству учитывать в этом банке казначейские краткосрочные обязательства «в размере, вызываемом потребностями военного времени». Принятие нового закона означало полный крах системы золотого монометаллизма в России, окончательное превращение кредитных билетов в бумажные деньги, выпускаемые для покрытия военных расходов. В России начал развиваться инфляционный процесс. О размере «потребностей военного времени» свидетельствуют данные о военных расходах и дефиците государственного бюджета (табл. 10).

Таблица 10

Военные расходы России (1915-1917 гг.), млн. руб.
Годы Дефицит государственного бюджета Военные расходы
1915 8561 8620
1916 13767 14573
1917 22568 22561

Источник. Гусаков А. Д. Очерки по денежному обращению России. — М.: Госфиниздат, 1946. — С. 19.

В указанные годы колоссальные затраты на финансирование империалистической войны явились главной причиной дефицита государственного бюджета. Для его покрытия царизм вынужден был вновь и вновь прибегать к займам, которых во время войны было заключено на общую сумму в 42,5 млрд. руб. Внешний и внутренний долг правительства составил 80 млрд. руб., что равнялось 2/3 национального богатства России (См.: Чунтулов В. Т. и др. Указ. соч. — С. 136-137). При этом активное участие в финансировании войны принимали Государственный банк, частные акционерные коммерческие банки как путем посредничества в размещении государственных займов, так и путем предоставления кредитов под государственные ценные бумаги и их покупки за счет своих средств. Осуществление этих операций приносило банкам огромные прибыли. Для реализации всех русских внутренних займов в период войны крупнейшие коммерческие банки, такие, как Азовско-Донской, Волжско-Камский, Русский торгово-промышленный, Учетный и ссудный, Русский для внешней торговли, Русско-Азиатский, Сибирский, Московский купеческий, Московский народный банки и другие, создавали консорциумы (синдикаты), т. е. заключали соглашения между несколькими банками с целью проведения совместных финансовых операций. В годы войны банковские консорциумы приняли на себя размещение около 60% всех займов (См.: Финансовая энциклопедия / Под общ. ред. Г. Я. Сокольникова, Д. П. Боголепова, А. И. Буковецкого, Н. Н. Деревянко и Д. Г. Тарасова. — 2-е изд. — М.-Л,: Государственное изд-во, 1927. — С. 632).

Другим источником покрытия бюджетного дефицита явился выпуск Государственным банком кредитных билетов. Использование правительством Госбанка в качестве аппарата финансирования империалистической войны потребовало соответствующего расширения эмиссионного права банка. В 1915 г. оно было увеличено дважды — с 1,5 млрд. (закон от 27 июля 1914 г.) до 2,5 млрд. руб. (положение Совета Министров от 17 марта 1915 г.). В следующем году указом от 29 августа 1916 г. право Госбанка на выпуск не обеспеченных золотом кредитных билетов было увеличено до 5,5 млрд. руб., а положением Совета Министров от 27 декабря 1916 г. — до 6,5 млрд. руб. Остальная сумма выпускаемых банком кредитных билетов должна была покрываться золотом рубль за рубль.

Расстроенное состояние государственных финансов заставило правительство предоставить возможность Госбанку осуществить новые выпуски не обеспеченных золотом кредитных билетов при формальном соблюдении установленного эмиссионного права. Это было достигнуто путем получения иностранных кредитов и увеличения золотого запаса России, находившегося за границей. «Золото за границей» состояло в основном из 2 млрд. руб., предоставленных английским государственным казначейством России для укрепления ее денежной системы (так называемые великобританские кредиты). Данная сумма была записана на счет русского казначейства, но фактически золото не могло быть им получено. Министр финансов России П. Л. Барк искусственно завысил эмиссионное право Госбанка, разрешив ему выпустить в обращение кредитные билеты под это «золото за границей». Во время войны реальным золотым обеспечением кредитных билетов являлось только золото, находившееся в России в кладовых Государственного банка. Причем величина его запаса за годы войны уменьшилась с 1603 млн. по состоянию на 16 июля 1914 г. до 1474 млн. руб. на 1 января 1917 г. (См.: Учение о деньгах. — С. 146), что было вызвано платежами России по внешним займам.

Крупные выпуски кредитных билетов привели к быстрому росту их массы в обращении. На 1 января 1914 г. их было в обращении 1633 млн. руб.; на 1 января 1915 г. — 2947 млн.; на 1 января 1916 г. — 5617 млн., на 1 января 1917 г. — 9103 млн. руб. Таким образом, масса кредитных билетов за указанные годы выросла почти в 5 раз. С начала империалистической войны до февральской буржуазной революции из общей суммы военных расходов, равной 28035 млн. руб., посредством эмиссии бумажных денег правительство покрыло 8317 млн. руб., или 29,7% (См.: Гусаков А. Д. Очерки по денежному обращению России. — С. 24).

Выпуск кредитных билетов правительство использовало для закупки сырьевых и продовольственных ресурсов, необходимых для ведения войны. Работа печатного станка вызвала рост цен на товары в России и, следовательно, прямое ограбление трудящихся. Обесценение денег в результате огромного выпуска кредитных билетов приобрело форму эмиссионного налога на население. Рабочие получали заработную плату обесцененными деньгами, в силу чего падала их реальная заработная плата. Снижение покупательной способности рубля уменьшило и без того скромные денежные накопления рабочих и крестьян. Инфляция была выгодна господствующим классам России, она позволила им перераспределять национальный доход страны в свою пользу за счет беднейших слоев населения. С развитием инфляционного процесса в России начался процесс исчезновения звонкой монеты из обращения. С прекращением размена кредитных билетов на золото население стало тезаврировать золотую, а затем серебряную монету. Золотая, серебряная, а впоследствии и медная монета полностью исчезла из обращения и осела на руках у населения в форме сокровища. Летом 1915 г. в России начал ощущаться острый недостаток разменной, серебряной, а также золотой монеты (к концу 1915 г. 10-рублевые монеты продавались за 16-17 бумажных рублей, т. е. лаж на золото составил 60-70%). В связи с этим в соответствии с постановлением Совета Министров от 25 сентября 1915 г. правительство прибегло к выпуску бумажных казначейских марок разменного достоинства — так называемых марок-денег (см. Приложение, табл. 1.12, № 685 — 692; ил. 1.12.671.12.74).

Для изготовления этих денежных знаков использовались клише 10-, 15 — и 20-копеечных почтовых марок, выпущенных в 1913 г. в связи с 300-летием дома Романовых. На лицевой стороне марок-денег изображены портреты царей, на оборотной отпечатан Государственный герб Российской империи с текстом в рамке. На оборотной стороне марок достоинством в 1, 2 и 3 коп. помещен текст: «Имеет хождение наравне с медной монетой», а на марках с номиналом в 10, 15 и 20 коп. отпечатано: «Имеет хождение наравне с разменной серебряной монетой». В качестве материала для изготовления этих знаков использовался тонкий картон с зубцами.

Практика обращения новых денежных знаков быстро выявила некоторые недостатки в их оформлении. В процессе их обветшания, что наступало сравнительно быстро, цвет марок в 1 коп. становился похожим на окраску марок с номиналом в 15 коп. Аналогичное сходство по цвету приобретали и марки достоинством в 2 и 20 коп. Нередки были случаи, когда марку одного номинала принимали за марку другого достоинства, что вносило определенные неудобства в их использование. По этой причине в скором времени внешний вид этих денежных знаков был немного изменен: на лицевой стороне марок в 1 и 2 коп. сделана надпечатка в виде цифр 1 и 2. В связи с недостатком разменной монеты в соответствии с указом от 6 декабря 1915 г. в обращение были выпущены казначейские знаки достоинством 1, 2, 3, 5 и 50 коп. Кроме них в соответствии с этим законом были изготовлены денежные знаки достоинством 10, 15 и 20 коп., но в обращение они выпущены не были.

Каждая из сторон разменных казначейских билетов имела прямоугольное обрамление в виде орнамента, рисунки герба России, обозначение номинала. На них содержались надписи: «Имеет хождение наравне с медной монетой», «Подделка билета преследуется законом» (см. Приложение, табл. 1.13, № 693-700; ил. 1.13.75; Водяные знаки, № 27А). Появление марок-денег и казначейских знаков указанных номиналов ускорило завершение процесса исчезновения из обращения звонкой монеты. С начала 1916 г. денежная масса в обращении состояла практически полностью из бумажных денежных знаков, количество которых быстро возрастало.

В годы войны нагрузка на печатный станок столь возросла, что техническое оборудование Экспедиции заготовления государственных бумаг с трудом обеспечивало удовлетворение полученных заявок на кредитные билеты. В этой связи в соответствии с указом от 6 декабря 1915 г. в обращение начали поступать государственные кредитные билеты с нарицательной стоимостью 1 руб. и упрощенным оформлением. Если ранее выпущенные кредитные билеты имели номер их серии и индивидуальный номер знака, то последний отсутствовал на новых купюрах. В остальном их внешний вид полностью повторял вид кредитных билетов достоинством 1 руб. образца 1898 г. (см. табл. 1.14, № 701; ил. 1.14.76; Водяные знаки, № 27А). Из-за недостатка в обращении денежных знаков в данный период существенно расширилась сфера применения в качестве платежного средства некоторых ценных бумаг — билетов государственного казначейства, купонов к облигациям государственных займов, свидетельствам государственной ренты.

Высокие темпы эмиссии бумажных денежных знаков наряду с сокращением производства, которое в значительной мере переориентировалось на удовлетворение военных заказов, явились причиной, вызвавшей быстрый рост цен на товары и серьезные диспропорции в денежном обращении. В результате этого за 1914-1916 гг. обесценение рубля происходило быстрыми темпами, и накануне февральской буржуазно-демократической революции покупательная способность рубля составляла всего лишь 26-27 довоенных копеек. Таким образом, кредитный рубль обесценился за этот период почти в 4 раза.

Кризис финансовой системы, хроническая инфляция, довершившие развал народного хозяйства России, — таков результат политики самодержавия, находившегося накануне своего крушения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Индивидуалки в Самаре

© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"