Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. Денежное обращение России при Временном правительстве


Hеобходимость уничтожения самодержавия и помещичьего землевладения, военные поражения России, разруха, голод вызвали в стране массовые митинги, стачки, демонстрации. 17 февраля (12 марта) 1917 г. воинские части Петрограда стали переходить на сторону восставшего народа. Восставшие рабочие и солдаты арестовали ряд царских министров и генералов. Династия Романовых, которая правила Россией более 300 лет, была свергнута. В стране свершилась февральская буржуазно-демократическая революция, навсегда покончившая с самодержавием. «Великие князья, солдаты, жулики, хорошенькие барышни, генералы, бумажные деньги, короны, — напишет об этом времени А. Толстой, — все это плыло, кружилось, не задерживаясь, как в половодье» (Толстой А. Н. Эмигранты. Повести и рассказы. — М.: Правда, 1982. — С. 395). Эти события отражены в необычных исторических документах, основой которых послужили марки-деньги достоинством 15 коп. образца 1915 г. (рис. 7).

На первой фотографии приведено выполненное на блоке из восьми марок экстренное приложение «Известия Петроградского Совета», отпечатанное в типографии рабочих и солдатских депутатов. Это надпечатка следующего текста: «Отречение от престола. Депутат Караулов явился в Думу и сообщил, что государь Николай II отрекся от Престола в пользу Михаила Александровича. Михаил Александрович в свою очередь отрекся от Престола в пользу народа.

В Думе происходят грандиознейшие митинги и овации. Весть эта не поддается описанию».

Ниже первой фотографии изображен блок из четырех марок с надпечаткой в форме головного убора парижских коммунаров на фоне скрещенных мечей, слов «Свобода. Равенство. Братство».

Рис. 7. Надпечатки на блоках марок-денег, предназначенные для агитационных целей
Рис. 7. Надпечатки на блоках марок-денег, предназначенные для агитационных целей

Боясь перехода власти в руки победившего народа в лице Советов, эсеро-меньшевистские лидеры исполкома Петроградского совета втайне от большевиков договорились с Временным комитетом Государственной думы о формировании буржуазного Временного правительства в России. В итоге в стране образовалось двоевластие — в виде диктатуры буржуазии в лице Временного правительства и диктатуры пролетариата и крестьянства в лице Советов рабочих и солдатских депутатов. Однако Советы, поддерживаемые народом, не имели в своих руках органов государственной власти, в связи с чем не смогли воспользоваться плодами своей победы.

Власть в стране захватило Временное правительство, в состав которого вошли крупнейшие представители капиталистов и обуржуазившихся помещиков. Выражая их интересы и прикрываясь демагогическими лозунгами об улучшении положения трудящихся, оно встало на путь продолжения антинародной экономической и финансовой политики, которую раньше проводил свергнутый режим. После победы февральской буржуазно-демократической революции и низложения самодержавной власти до сентября 1917 г. государство именовалось «Свободной Россией». 1(14) сентября Временное правительство под воздействием требований революционных масс было вынуждено пойти на провозглашение Российской Республики. При этом оно сознательно опустило в своем декрете слово «демократическая».

С первых же дней своего существования Временное правительство выдвинуло лозунг ведения империалистической войны «до победного конца». Для буржуазии он означал еще большее увеличение прибылей от выполнения выгодных правительственных заказов для армии, спекуляции, дальнейшего ограбления трудящихся, возможности для которого были особенно благоприятны в условиях военного времени.

Дальнейшее участие России в империалистической войне требовало огромных расходов. Дефицитное состояние государственного бюджета, возникшее до февральской революции, крайне обострило для Временного правительства проблему источников финансирования военных расходов. Временное правительство первого состава разработало ряд мер по сдерживанию темпов инфляции в стране, мобилизации денежных ресурсов для ведения войны. Наиболее крупными из них являлись выпуск «Займа свободы», введение монополии на продажу сахара, чая, спичек, махорки и других предметов народного потребления. Экономическая и финансовая политика Временного правительства тяжелым бременем легла на плечи широких масс трудящихся, в первую очередь на рабочий класс.

30 марта 1917 г. Временное правительство опубликовало постановление о выпуске внутреннего займа — «Займа свободы» 1917 г. Размещение облигаций займа было поручено синдикату банков. В него кроме Государственного банка, бравшего на себя размещение 50% займа, входило еще 30 русских банков. Заем был выпущен сроком на 49 лет, из расчета 5% годовых. Его погашение предусматривалось производить ежегодными тиражами — один раз в год (в декабре) начиная с 1922 г. Условия займа содержали льготы для имущих классов. Они могли купить облигации займа по относительно низкой цене — по курсу 85 руб. за 100 руб. Кроме того, при подписке на него вносилось лишь 10% суммы, остальная часть записывалась банком на специальный текущий счет в качестве долга клиента, который он со временем должен был погасить.

На облигациях займа Временное правительство поместило надпись: «Нужна затрата многих миллиардов, чтобы спасти страну и завершить построение свободной России на началах равенства и правды. Не жертвы требует от нас Родина, а исполнения долга. Одолжим деньги государству, поместив их в новый заем, и этим спасем от гибели нашу свободу и достояние». Такими словами Временное правительство стремилось ввести в заблуждение широкие слои населения России относительно сущности войны, поднять престиж займа и обеспечить массовую его реализацию. Буржуазная печать, меньшевики и эсеры всячески пропагандировали «Заем свободы», проводили широкую кампанию в его поддержку. В ход был пущен тезис о том, что усиленная реализация займа позволит изъять из обращения часть бумажных денег, сократить их эмиссию. А это, по их мнению, позволит оздоровить общее состояние денежного обращения, избежать экономического краха страны.

Партия большевиков, разоблачая стремление Временного правительства продолжить войну за счет трудящихся, выступила против «Займа свободы». В листовке, опубликованной 15 апреля 1917 г. в газете Московского комитета РСДРП(б) «Социал-демократ», говорилось: «Само добывание нужных государству для ведения войны средств при помощи займов, а не при помощи специальных налогов на прибыли капиталистов, является новым налогом на бедноту.

Путем займов буржуазия превращает в капитал, приносящий проценты, деньги, которые могли бы быть конфискованы у нее без возврата в виде налогов.

Кроме того, заем есть выкуп ранее выпущенных бумажных денег. Извлекая их из оборота, заем очищает место для нового выпуска кредиток. Выпуск же бумажных денег увеличивает дороговизну и избавляет буржуазию от налогов» (Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Документы и материалы (март — октябрь 1917 г.). — Ч. II. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1957. — С. 377).

Широкие народные массы отказались поддерживать заем. В то же время буржуазия, которая усиленно агитировала трудящихся в пользу займа, стремилась направлять свои капиталы на иные цели, обеспечивающие крупную и быструю прибыль. Временное правительство получило по займу всего около 4 млрд. руб. В этой связи оно предложило проект проведения принудительного займа, но и данная идея была провалена буржуазией.

Наряду с займами Временное правительство стремилось использовать также другие источники доходов — налоги, эмиссию бумажных денег и займы за границей. При этом налоговая политика Временного правительства практически не посягала на собственность капиталистов, помещиков, на их доходы. Объяснялось это необходимостью сохранения национальной промышленности, развитие которой могло якобы пострадать в результате изъятия части капиталов. Как и при самодержавии, налоговая политика была нацелена в первую очередь на обложение народных масс посредством налогов на предметы широкого потребления. Временное правительство, усиливая налоговый пресс на трудящихся, объясняло это необходимостью борьбы с инфляцией в стране, улучшения государственных финансов (См.: Гусаков А.Д. Очерки по денежному обращению России. — С. 34-35). Под тем же лозунгом буржуазия стремилась снизить заработную плату рабочим. Антинародный характер подобной налоговой политики стал особенно ярко проявляться после июльских дней, когда в России закончился период двоевластия и буржуазия повела открытое наступление на рабочий класс и крестьянство.

Продолжение войны «до победного конца» потребовало от Временного правительства колоссальных расходов. С каждым месяцем увеличивался дефицит государственного бюджета. В то же время при огромном обнищании трудящихся масс, вызванном войной, экономической и финансовой политикой Временного правительства, крупная буржуазия всячески обогащалась, в том числе за счет военных поставок. «Война стоит России теперь 50 миллионов рублей в день,-писал В. И. Ленин. — ...Из этих 50 миллионов по меньшей мере 5 миллионов ежедневно, а вероятнее 10 миллионов и больше, составляют «безгрешные доходы» капиталистов и находящихся в той или иной стачке с ними чиновников. Особенно крупные фирмы и банки, ссужающие деньги под операции с военными поставками, наживают здесь неслыханные прибыли, наживаются именно казнокрадством, ибо иначе нельзя назвать это надувание и обдирание народа «по случаю» бедствий войны, «по случаю» гибели сотен тысяч и миллионов людей» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 34. — С. 173-174).

С первых дней своего существования Временное правительство приступило к активной эмиссии бумажных денег. 4 марта 1917 г. Временное правительство специальным указом расширило право Государственного банка на выпуск денежных знаков до 8,5 млрд. руб. Затем последовал ряд специальных постановлений (соответственно от 15 мая, 11 июля, 7 сентября, 6 октября), благодаря которым объем эмиссии был быстро доведен до 16,5 млрд. руб. В этот период в обращение выпускались денежные знаки дореволюционных образцов. В соответствии с указом от 26 апреля 1917 г. в денежное обращение были выпущены государственные кредитные билеты достоинством 250 и 1000 руб. Их лицевые стороны содержат наименование знака, обозначения номинала (цифрами и словами), текст о размене на золотую монету (как ранее отмечалось, разменные операции Госбанк перестал выполнять еще в начале войны), подписи управляющего Госбанком и кассира, год выпуска, номера. Здесь же приведен необычный для российских денежных знаков символ — крест с загнутыми под прямым углом концами (свастика), который в древности во многих странах обозначал благополучие, процветание (Данный символ использовался в качестве эмблемы германским фашизмом). Все перечисленные элементы оформления лицевых сторон обрамлены общей прямоугольной рамкой в виде орнамента. На билетах нарицательной стоимостью 1000 руб. на лицевой стороне помещен также текст: «Подделка кредитных билетов преследуется законом».

Оборотные стороны указанных знаков имели как сходные черты, так и различия. Обозначения номиналов цифрами и словами, рисунки и декоративные формы обрамлены общей прямоугольной рамкой. На билете достоинством 250 руб. изображен на фоне свастики герб новой России в виде двуглавого орла с распростертыми крыльями, но без атрибутов царской власти. На билете нарицательной стоимостью 1000 руб. изображен Таврический дворец в Петрограде, где с 1905 г. заседала Государственная дума — первый российский парламент. Благодаря такому рисунку кредитные билеты неофициально именовались «думскими деньгами» (см. Приложение, табл. 2.2, № 703-704; ил. 2.2.2-2.2.3; Водяные знаки, № 45А).

По указу от 9 мая 1917 г. была произведена эмиссия государственных кредитных билетов 5-рублевого достоинства (образца 1909 г.) с упрощенным оформлением — только с номером серии (см. табл. 2.1, № 702; ил. 2.1.1; Водяные знаки, № 38А). Объемы эмиссии, доход от которой использовался для финансирования войны, особенно возросли при Временном правительстве, возглавляемом А. Ф. Керенским. В соответствии с указом от 23 августа 1917 г. началась активная эмиссия государственных казначейских знаков достоинством 20 и 40 руб., получивших в народе название «керенки» (см. табл. 2.3, № 705-706; ил. 2.3.4-2.3.5; Водяные знаки, № 45А).

Временное правительство готовило выпуск «керенок» в кратчайшие сроки.

Об этом довольно красноречиво свидетельствует тот факт, что в основу внешнего вида новых денежных знаков был положен рисунок знаков почтовой оплаты — русской марки консульской пошлины в 10 руб., выпускавшейся до февральской революции. Новые денежные знаки и эти марки имели почти одинаковые рисунки, единые размеры. Естественно, на «керенках» помещался иной текст. Надпись «Консульская пошлина», содержавшаяся на марках, была заменена словами «Казначейский знак». Внизу на светлом поле, где на марке изображалась аббревиатура «МИД», на денежном знаке помещен текст: «Обязателен к обращению наравне с кредитными билетами».

Кроме того, если на марках консульской пошлины был изображен герб Российской империи, то на «керенках» — герб новой России в виде орла без короны, скипетра и державы, с опущенными вниз крыльями. Между консульскими марками и казначейскими знаками имелись некоторые различия в цвете бумаги. На казначейские знаки не наносилась перфорация, и их бумага содержала водяные знаки. На «керенках» отсутствовали номера и серии, указание года выпуска и обычные для того периода подписи управляющего и кассира Госбанка. В обращение они поступали неразрезанными напечатанными листами, каждый из которых содержал до 40 денежных знаков. Все это также свидетельствовало о спешке, с которой Временное правительство подготовило эмиссию новых денежных знаков. Заметим, что даже в XVIII в., когда техническая база для изготовления бумажных денежных знаков была на значительно более низком уровне, чем в 1917 г., на ассигнациях указывались их номера, ставились подписи.

В целях затруднения изготовления фальшивых денежных знаков оборотная сторона казначейских знаков имела довольно сложный рисунок. На «керенках» помещалось и предупреждение для желающих изготовить поддельные знаки: «Подделка преследуется законом». Однако все это не спасло их от подделок.

Наряду с рассмотренными денежными знаками в 1917 г. Временное правительство выпустило в обращение марки-деньги достоинством 1, 2 и 3 коп. (см. Приложение, табл. 2.4, № 707-710; ил. 2.4.6-2.4.9; водяные знаки отсутствуют). Для их изготовления использовались клише от марок-денег тех же номиналов образца 1915 г., посвященных юбилею дома Романовых. Поэтому на новых денежных знаках, как и на старых, были изображены портреты императоров: на марках достоинством 1 коп. — Петра I, на 2-копеечном знаке — Александра II, на 3-копеечной марке — Александра III. Портреты выполнены соответственно оранжевым, зеленым и красным цветом. Печатались марки-деньги на полукартоне с зубцами. На оборотной стороне этих денежных знаков, в отличие от их прежнего образца, отсутствовал герб Российской империи. Вместо него напечатана цифра, обозначающая номинал марки, а под ней слово «копейка» (соответственно «копейки»), в то время как на марках-деньгах образца 1915 г. номинал указывался в виде надписей: «коп. 1 коп.» или «коп. 2 коп.», или «коп. 3 коп.» и т. д. При Временном правительстве марки-деньги достоинством 10, 15 и 20 коп. не были выпущены, хотя с 1915 г. подобные денежные знаки существовали в денежном обращении страны.

В связи с денежным голодом обращение быстро усваивало вновь выпускаемые денежные знаки — «думские», «керенки», марки-деньги. Первоначально сельское население с недоверием отнеслось к «керенкам». Однако отказ в их приеме взамен продаваемой в городах сельскохозяйственной продукции грозил полному нарушению товарооборота между городом и деревней, так как начиная с лета 1917 г. для городского населения казначейские знаки являлись основным платежным средством. По этой причине деревня вынуждена была принимать «керенки», но делала это неохотно. В сельской местности денежные знаки «романовские» («николаевские») ценились выше. Пониженная расценка «керенок» в среднем составляла 15, иногда 20% (См.: Фалышер С. Проблемы теории и практики денежного хозяйства. — М., 1924. — С. 55).

Напуганные кризисом в промышленности, сельском хозяйстве, глубокими политическими потрясениями в стране, имущие слои города и деревни всячески стремились сделать денежные накопления «на черный день». Однако, как говорилось выше, в первые же месяцы после начала империалистической войны золотая монета покинула сферу денежного обращения и осела на руках у населения в форме сокровища. Такая же участь постигла и серебряную, и даже медную монету. В связи с отсутствием в стране металлического обращения объектом тезаврации становились бумажные деньги. При этом даже после свержения самодержавия имущие слои населения предпочитали делать денежные накопления с использованием для этой цели крупнейших купюр «романовских», а также «думских» денег. Крупные купюры почти полностью исчезли из обращения уже летом и осенью 1917 г. Таким образом, в России наблюдалось весьма интересное явление. Новые денежные знаки Временного правительства, в частности «керенки», население стремилось использовать в качестве средства обращения и платежа, а крупнейшие купюры кредитных билетов — как объект для накопления (См.: Фалькнер С. Указ. соч. — С. 54-58).

В 1917 г. эмиссия бумажных денежных знаков характеризовалась данными, которые приведены в табл. 11.

Таблица 11

Эмиссия бумажных денежных знаков (март-сентябрь 1917 г.)
Месяцы Млн. руб. % к февралю 1917 г.
Март 1123,6 260,2
Апрель 476,0 110,2
Май 738,5 171,0
Июнь 874,8 202,6
Июль 1080,0 250,1
Август 1286,6 298,0
Сентябрь 1954,4 452,6
Октябрь 1999,5 463,0
Итого за 8 месяцев 9533,4 -

Источник. Атлас 3. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917-1925). — М.: Госфиниз дат, 1940. — С. 19.

Общая сумма бумажных денег, находившихся в обращении на 1 ноября 1917 г., составила 19 574,7 млн. руб. Важно подчеркнуть, что при Временном правительстве темпы увеличения денежной массы в обращении были в четыре с лишним раза выше аналогичного показателя при правлении Николая II. За 8 месяцев пребывания у власти Временное правительство выпустило бумажных денежных знаков больше, чем правительство Николая II за 32 месяца мировой войны. Колоссальные массы бумажных денег поступали в обращение в условиях падения производства, резкого снижения товарности сельского хозяйства. Процесс роста денежной массы в обращении сопровождался быстрым увеличением товарных цен: при Временном правительстве цены выросли в 4 раза. За годы войны особенно высоко поднялись цены на продовольствие: к моменту Великой Октябрьской социалистической революции хлеб подорожал по сравнению с 1914 г. в 16 раз, картофель — в 20, сахар — в 27, мясо — в 5 раз.

Цены возрастали быстрее, чем увеличивалась эмиссия. Это явление отмечалось с апреля по июнь, а также в октябре 1917 г. Так, за октябрь прирост денежной массы составил 11,4%, а прирост товарных цен за этот месяц, т. е. темп обесценения денег, — 37%. Лишь в августе-сентябре в связи с ростом товарной массы вследствие реализации урожая темп роста цен был ниже темпа эмиссии (См. подробнее: Атлас 3. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917 — 1925). — С. 9-10).

Для буржуазии и помещиков, в чьих руках находились средства производства и производимые товары, такая ситуация была крайне выгодна, создавала условия для получения колоссальных прибылей. «Необъятный выпуск бумажных денег, — писал В. И. Ленин, — поощряет спекуляцию, позволяет капиталистам наживать на ней миллионы и создает громадные трудности столь необходимому расширению производства, ибо дороговизна материалов, машин и проч. усиливается и идет вперед скачками» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 34. — С. 187).

Инфляционный процесс наносил огромный материальный ущерб трудящимся, в первую очередь рабочему классу. В. И. Ленин отмечал, что «выпуск бумажных денег является худшим видом принудительного займа, что он ухудшает положение всего сильнее именно рабочих, беднейшей части населения, что он является главным злом финансовой неурядицы» (Там же). Осуществляя инфляционную денежную политику, Временное правительство сокращало реальную заработную плату трудящихся также путем увеличения цен на хлеб, продаваемый по карточкам.

Инфляционная денежная политика позволила Временному правительству изъять из оборота значительную сумму материальных ценностей. В довоенных рублях Временным правительством за время своего существования было изъято 1735,6 млн. руб., в том числе: в марте 1917 г. — на 340,5 млн., апреле — 140 млн., мае — 175,8 млн., июне — 182,3 млн., июле — 202,6 млн., августе — 160 млн., в сентябре — на 264,8 млн. руб. (Гусаков А. Д. Денежное обращение дореволюционной России. — С. 71) Временное правительство использовало инфляционную политику для мобилизации материальных ресурсов более активно, чем правительство Николая II. Мобилизованные ресурсы использовались для подавления революционного движения в стране и ведения империалистической войны. Подобная политика не соответствовала лозунгу правительства о его стремлении к упорядочению денежного обращения — как говорилось выше, за 8 месяцев существования Временного правительства рубль обесценился в 4 раза.

Стремительный рост цен и, следовательно, увеличение денежного выражения товарной массы, предназначенной для реализации, требовали большего количества наличных денег. Однако Временное правительство было не в состоянии обеспечить выпуск достаточного количества государственных кредитных билетов и знаков государственного казначейства. Иными словами, темп эмиссии денежных знаков отставал от темпа обесценения денег. В стране возникла парадоксальная ситуация: наводнение денежного обращения огромной массой кредитных билетов и «керенками» сопровождалось их нехваткой для обслуживания актов купли-продажи товаров, выплаты заработной платы рабочим и служащим. Ситуация обострялась в связи со стремлением имущих слоев города и деревни удерживать у себя крупнокупюрные кредитные билеты, о чем говорилось ранее. Естественно, что подобные накопления препятствовали возврату денежных знаков в кассы банков, замедляли скорость оборота денег и увеличивали их недостаток в обращении. Оседание на руках у населения государственных кредитных билетов крупного достоинства вызвало диспропорции в покупюрном составе денежной массы.

На удовлетворение потребностей денежного обращения в кредитных билетах повлияли случаи временного прекращения работы Экспедиции заготовления государственных бумаг. Газета «Русское слово» писала: «3-го июля состоялось заседание Экономического совета... На вопрос ... какие меры приняты Министерством финансов для предупреждения закрытия учреждений Государственного банка, последовал ответ И. П. Шипова: «Государственный банк нигде не закрывал своих учреждений, но признает недостаток кредитных билетов на местах. Нехватка вызвана была двумя забастовками в Экспедиции заготовления государственных бумаг в январе и апреле, во время которых пришлось выпустить весь запас» (Русское слово — 1917.-4 (17) авг. (Экономический совет — орган, созданный Временным правительством для разработки так называемого «общегосударственного экономического плана», И. П. Шипов — управляющий Госбанком)).

Трудности в организации денежного хозяйства страны особенно возросли в августе и сентябре 1917 г. Сезонное расширение товарооборота в результате реализации урожая, повышение Временным правительством цен на хлеб на 100% и некоторые другие обстоятельства вызвали резкий рост потребности в наличных деньгах. Однако техника печатания кредитных билетов и казначейских знаков оставалась на том же уровне. Поэтому даже увеличение численности рабочих в Экспедиции заготовления государственных бумаг не позволило Временному правительству осуществлять эмиссию, достаточную для удовлетворения потребности страны в государственных денежных знаках. Это несоответствие, возникшее в денежном обращении России, приняло характер настоящего кризиса. Временное правительство предприняло попытку устранить этот кризис посредством, с одной стороны, увеличения выпуска денежных знаков в обращение, а с другой — развития операций сберегательных касс, внутренних займов. Определенная роль отводилась организации безналичных расчетов с тем, чтобы уменьшить потребность в наличных деньгах. В целях преодоления кризиса в денежном обращении Временное правительство допустило в обращение в качестве законного платежного средства ряд ценных бумаг, а именно краткосрочные обязательства государственного казначейства, 4%-ные билеты государственного казначейства и некоторые другие. В соответствии с правилами, утвержденными 28 апреля 1917 г., от 10 до 50% платежей по казенным подрядам и поставкам производились краткосрочными обязательствами казначейства (См.: Дьяченко В. П. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства. — Ч. I. — М.: Госфиниздат, 1947. — С. 38). В сентябре 1917 г. Временное правительство узаконило в качестве государственных денежных знаков купоны некоторых ценных бумаг, а также облигации военного займа и «Займа свободы».

Временное правительство не успело осуществить все намеченные им проекты по выпуску бумажных денежных знаков. Так, при Временном правительстве были сделаны клише для изготовления государственных кредитных билетов нового образца. После Октябрьской революции эти клише были использованы Правительством РСФСР для выпуска денежных знаков, известных под названием «Государственные кредитные билеты образца 1918 года», о чем подробнее ниже.

В 1917 г. Министерство иностранных дел обратилось к работникам русских посольств в Париже, Лондоне и Вашингтоне с просьбой организовать там печатание денег: «Благоволите конфиденциально выяснить возможность помещения и выполнения на монетных заводах заказов по изготовлению наших кредитных билетов» (Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. — С. 377). Временному правительству удалось заказать в США государственные кредитные билеты номиналами 50 коп., 25, 50, 100, 250, 500 и 1000 руб. (см. Приложение, табл. 2.5, № 711-717; ил. 2.5.102.5.16; Водяные знаки, № 46), однако эти денежные знаки стали поступать в Россию только в 1918 г. Они не дошли до центральных районов страны. Кредитные билеты номиналами 50 коп., 25 и 100 руб. были использованы контрреволюционными правительствами — так называемой временной земской властью Забайкалья, правительством Колчака, временным правительством Дальнего Востока и некоторыми другими местными властями. При этом на знаки наносились соответствующие надпечатки. Билеты остальных номиналов так и остались не выпущенными в обращение. В настоящее время они известны лишь в виде образцов.

Кредитные билеты, изготовленные в США, отличались от денежных знаков, отпечатанных в России. В разработке эскизов для клише принимали участие американские специалисты, что придало внешнему виду этих денежных знаков определенную специфику. Они содержат характерные для долларовых купюр того периода изображения цифр номинала, узоров, напечатаны на бумаге темно-серого или коричневого цвета (кроме 50-копеечного билета, который имел оранжевую окраску). Временное правительство заказало в США не только кредитные билеты, но и облигации некоторых займов.

В 1917 г. был подготовлен проект эмиссии государственных кредитных билетов, которые, однако, не были выпущены в обращение. Знаки имели номиналы 25, 50, 100 и 500 руб. (см. табл. 2.6, № 718-721; ил. 2.6.172.6.20; Водяные знаки, № 47). На их лицевой стороне в прямоугольной рамке помещены наименование знаков, номинал (цифрами и словами), текст о размене Госбанком кредитных билетов на золотую монету, слова «управляющий», «кассир», изображения сидящей женщины, символизирующей плодородие, и бога торговли. Каждый из них держит рог изобилия, из которого появляются пышные цветы, разнообразные плоды. Основания рогов тесно переплетаются и образуют единое целое. На знаках отсутствуют обозначение года, подписи указанных должностных лиц, герб страны.

Экономическая политика Временного правительства создала исключительно благоприятные условия для развития финансового капитала, получения крупными банками огромных прибылей в связи с кредитованием операций с военными поставками, размещением государственных ценных бумаг, биржевой спекуляцией. Между тем частные акционерные коммерческие банки искали новые способы обогащения. В 1917 г. консорциум 30 крупнейших петроградских и московских банков предполагал выпустить в обращение чеки, которые должны были стать средством обращения и платежа с ограниченным сроком хождения. Проект эмиссии предусматривал обеспечение чеков имуществом банков. Предполагалось, что начиная с 2 января 1919 г. любой владелец чека мог при желании предъявить его в банк — член указанного консорциума и получить взамен государственные кредитные билеты. Для банков эмиссия чеков могла стать выгодным способом увеличения своих капиталов. Изготовленные чеки имели номиналы 100 и 500 руб. (см. Приложение, табл. 2.6, № 722-723; ил. 2.6.21; Водяные знаки, № 48). Почти все они были уничтожены, так и не попав в обращение.

Как отмечалось, темпы эмиссии при Временном правительстве вызывали быстрый рост денежной массы в обращении, однако недостаток денежных знаков, особенно мелких и средних купюр, сохранялся. Такая ситуация привела к тому, что кроме общегосударственных денежных знаков, выпускаемых в централизованном порядке, в некоторых городах и губерниях появились также иные средства обращения и платежа — разного рода боны, чеки, марки, выпускаемые местными органами власти, торгово-кооперативными и отдельными другими организациями (Отдельные случаи осуществления эмиссии подобных платежных средств наблюдались еще в XIX в., когда, например, уральские заводчики князья Всеволод-Всеволжские выпускали так называемые «расчетные листы» (см. Цветную вклейку, ил. 38), стекольный фабрикант Мальцев-«записки», золотопромышленник Ларин-«боны». Они имели хождение в пределах предприятия-эмитента). Так, в 1917 г. в связи с недостатком государственных кредитных билетов местные органы власти г. Касимова и его уезда выпустили в обращение временный разменный денежный знак достоинством в 10 руб. На его лицевой стороне была помещена надпись: «Хождение обязательно в пределах Касимова и его уезда». Текст на оборотной стороне гласил: «Настоящий денежный знак подлежит обмену Касимовской Городской Управой на государственные кредитные билеты по получении достаточного запаса их местным Казначейством, но не позже 1-го сентября 1918 года.

Боны обеспечены текущим счетом Касимовской Городской Управы в Казначействе.

Подделка преследуется законом» (рис. 8).

Оформление этого денежного знака в значительной мере отразило расстановку главных политических сил в стране, существовавшую структуру территориального управления. На знаке были помещены подписи городского головы и председателя земской управы. Первый из них возглавлял городскую думу, представленную буржуазией, — распорядительный орган так называемого городского самоуправления, созданного еще до февральской революции, второй — орган земского (местного) самоуправления, введенного в 1864 г. в центральных губерниях России. Причем деятельность земств, в компетенции которых находились определенные хозяйственные вопросы, диктовалась главным образом классовыми интересами дворянства. Под этими подписями на временном разменном денежном знаке указаны также фамилии: комиссара — должностного лица, облеченного полномочиями представителя Временного правительства; председателя Совета рабочих и солдатских депутатов; председателя Совета крестьянских депутатов. Таким образом, в знаке, выпущенном в 1917 г. в г. Касимове, отразились двоевластие в стране, а также сохранившаяся от прежнего режима система местного территориального управления.

Подобные эмиссии свидетельствовали о том, что при Временном правительстве начался процесс распада в прошлом единой денежной системы страны, что усиливало ее общую дезорганизацию, способствовало еще большему развитию инфляции.

Рис. 8. Временный разменный денежный знак Касимовского городского и земского самоуправления
Рис. 8. Временный разменный денежный знак Касимовского городского и земского самоуправления

В августе 1917 г. VI съезд РСДРП(б), взяв курс на вооруженное восстание, принял экономическую платформу большевиков. Она предусматривала проведение ряда решительных революционных мероприятий: централизацию и национализацию всего банковского дела в стране, национализацию главных монополий, транспорта, отказ от уплаты внешнего и внутреннего государственного долга прежних правительств Российской империи, прекращение выпуска бумажных денег, установление на производстве рабочего контроля с отменой коммерческой тайны, налаживание регулируемого товарооборота между городом и деревней, преобразование налоговой системы в интересах государства, конфискацию всех помещичьих земель и национализацию всей земли в стране и т. д. (См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть I. 1898-1924. — М.: Госполитиздат, 1954. — С. 377-378) Для предотвращения сползания страны в бездну окончательного распада и гибели были необходимы немедленные социально-экономические преобразования.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"