Пользовательского поиска

Заказать себе прикольные силиконовые браслеты можно здесь.


предыдущая главасодержаниеследующая глава

1.2. Депозитные и кредитные билеты эпохи серебряного монометаллизма

В 30-х годах XIX столетия правительство приступило к подготовке денежной реформы в России, целью которой являлось установление в стране системы серебряного монометаллизма с обращением устойчивых бумажных денежных знаков. Важнейшими экономическими предпосылками этого мероприятия явились развитие внутренней и внешней торговли, сокращение дефицита государственного бюджета. Активная внешняя торговля, благоприятный платежный баланс вызвали значительный приток иностранной звонкой монеты в Россию. Накоплению металлического запаса способствовал также рост добычи золота, платины и серебра в стране. Все это создавало материальную базу для установления новых принципов организации денежного обращения.

Немаловажную роль при подготовке и проведении денежной реформы сыграла кредитная система России, состоявшая в основном из казенных банков, которые назывались «Государственными кредитными установлениями». С прекращением увеличения массы ассигнаций в обращении Государственный ассигнационный банк выполнял главным образом функцию замены ветхих денежных знаков на новые, которые он получал от созданной в 1818 г. Экспедиции заготовления государственных бумаг. Некоторые функции и подразделения банка, в частности учетные конторы, были переданы учрежденному в 1817 г. Государственному коммерческому банку, призванному оживить торгово-промышленную деятельность в стране (рис. 4). Последним были открыты конторы в крупных городах страны: в Москве, Архангельске, Одессе, Риге, Астрахани, Нижнем Новгороде, Киеве, Харькове, Екатеринбурге и др. К концу 30-х годов этому банку удалось привлечь колоссальные средства во вклады. Он занимался также выдачей ссуд под товары, учетом векселей (См.: Ламанский Е. И. Статистический обзор операций государственных кредитных установлений с 1817 г. по настоящее время. — Спб., 1854. — С. 67-71). Вкладные операции, но в меньшем объеме осуществлял и Государственный заемный банк, созданный еще в 1786 г. на основе реорганизации Государственного банка для дворянства. Начиная с 1824 г. этот банк активизировал операции по выдаче долгосрочных ссуд под залог помещичьих имений, каменных домов, фабричных и заводских крестьян.

Рис. 4. Государственный коммерческий банк и Банковский мостик в Санкт-Петербурге
Рис. 4. Государственный коммерческий банк и Банковский мостик в Санкт-Петербурге

Другим звеном казенной кредитной системы России, вошедшим в историю проведения денежной реформы, явились кредитные учреждения, действовавшие в благотворительных целях. К их числу относились Ссудные, Сохранные и Вдовьи казны при санкт-петербургском и московском Воспитательных домах (открыты в 1771 г.), а также Приказы общественного призрения (открыты в губерниях в 1775 г.). Все они занимались привлечением средств населения во вклады. Сохранные казны и Приказы общественного призрения выдавали ссуды под залог недвижимости (ипотечный кредит). Ссудные казны предоставляли ломбардный кредит — краткосрочный кредит под залог легко реализуемого движимого имущества. Доходы от данных трех видов кредитных учреждений использовались на благотворительные цели: они являлись источником средств для приютов для вдов и сирот, больниц и т. д.

Своеобразная и неизвестная в истории других государств система казенных банков России была направлена на поддержку крепостнических отношений. Во-первых, концентрация огромной массы денежных капиталов в руках государства являлась тормозом для развития капиталистического банковского кредита в единственно возможной в первой половине XIX в. форме — банкирского промысла (банкиров и банкирских домов). Во-вторых, правительство активно использовало колоссальные средства казенных банков для самофинансирования и финансирования помещиков-крепостников.

Выше отмечалось, что начиная с 1823 г. правительство изменило денежную политику и встало на путь отказа от увеличения количества ассигнаций в обращении. Начиная с указанного года и вплоть до денежной реформы 1839-1843 гг. их сумма не увеличивалась ни на один рубль. Сохранявшийся дефицит государственного бюджета в условиях, когда эмиссия бумажных денег не использовалась для его покрытия, обусловил накопление долга правительства России.

Одной из форм внутреннего долга являлось негласное позаимствование государством краткосрочных вкладов из казенных банков — способ неизвестный в истории государственного кредита других стран. Данные операции, совершаемые систематически и в крупных суммах, сокращали потребность в выпуске бумажных денег для покрытия расходов казначейства. Это в определенной степени облегчало проведение денежной реформы, хотя и таило в себе постоянную угрозу для кредитной и денежной систем (в случае массового изъятия вкладов банки могли попасть в тяжелейшее положение; для оказания им помощи правительству потребовалось бы прибегнуть к чрезвычайным мерам, в том числе к новым выпускам бумажных денег, что оказало бы разрушительное воздействие на денежную систему).

В связи с крупными позаимствованиями из казенных банков в России внутренний долг в его обычной форме государственных облигационных займов развивался медленнее. В начале 30-х годов XIX в. из-за значительных финансовых затруднений правительство приняло решение об использовании нового вида внутреннего займа в форме выпуска билетов государственного казначейства (серий). Он предусматривал ряд займов, совершаемых на срок 4-6 лет из расчета 4,32% годовых. Билеты по 250 рублей (ассигнационных) выпускались сериями и имели принципиальные отличия от всех предшествующих обязательств государства (облигаций государственных займов): в значительной мере им был придан характер государственных денежных знаков. Данные ценные бумаги, т. е. документы, выражающие отношения по займу, явились составной частью денежной массы в обращении.

Билеты государственного казначейства, выпуск которых в 1831-1839 гг. составил 100 млн. рублей (ассигнационных) (См.: Ламанский Е. И. Статистический обзор операций государственных кредитных установлений»... — С. 38), официально выдавались и принимались казной по всем платежам, принимались в залоги по казенным подрядам и поставкам. Между частными лицами прием билетов разрешался по взаимному соглашению. Заменяя в данных случаях государственные денежные знаки, функционирование билетов приводило к относительному сокращению сферы применения обесценившихся ассигнаций, что при прочих равных условиях уменьшало потребность денежного обращения в ассигнациях.

Реформа денежной системы России, имевшая целью введение новых принципов ее организации, устранение из обращения обесценившихся государственных ассигнаций, началась с принятия манифеста 1 июля 1839 г. «Об устройстве денежной системы». Он, в частности, предусматривал:

«1) ...серебряная российского чекана монета отныне впредь устанавливается главною государственною платежною монетою, а серебряный рубль настоящего достоинства и с настоящими его подразделениями — главною, непременяемою законною мерою (монетною единицею) обращающихся в государстве денег, соответственно чему все подати, повинности и сборы, а также разные платежи и штатные расходы в свое время имеют быть исчислены на серебро.

2) При таком установлении серебра главною платежною монетою, государственные ассигнации, согласно их первоначальному назначению, остаются вспомогательным знаком ценности, с определением им отныне впредь единажды навсегда постоянного и непременяемого на серебро курса, считая серебряный рубль, как в крупной, так и в мелкой монете, в три рубля пятьдесят копеек ассигнациями.

3) По сему постоянному и непременяемому курсу представляется на волю плательщиков вносить как серебряною монетою, так и ассигнациями: а) все казенные подати и повинности, земские, мирские и другие сборы и все вообще, казною предназначенные и ей следующие платежи; б) все платежи по особым таксам, как, например, почтовые и местные деньги, прогоны, за соль, за откупные напитки, гербовую бумагу, паспорты, бандероли и проч., и в) все платежи, следующие государственным Кредитным Установлениям, Приказам Общественного Призрения и частным, правительством утвержденным, банкам.

4) Равным образом и все штатные расходы, а равно и все вообще платежи из Казны и Кредитных установлений и проценты по билетам Государственного Казначейства и по государственным фондам, на ассигнации исчисленным, будут производимы по тому же самому постоянному курсу серебром, или ассигнациями, соображаясь с наличностью того или другого рода денег...

8) Для открытия всех путей к свободному размену вменяется Уездным Казначействам в обязанность производить, по мере находящихся в них на лицо сумм, обмены по тому курсу, в 3 р. 50 к., ассигнаций на серебро и обратно серебра на ассигнации, каждому приносителю, суммою в одне руки до ста рублей серебром, ассигнациями-же в соразмерность тому.

9) За сим присвоение ассигнациям какого либо иного курса, кроме выше постановленного, равно надбавка на серебро и на ассигнации какого либо лажа ... строжайше воспрещается...

10) Золотая монета в Казну и в Кредитные Установления принимается и из них выдается 3% выше нарицательной ее ценности, именно империал — 10 руб. 30 коп. и полуимпериал — в 5 руб. 15 коп. серебром...» (Цит. по: Михалевский Ф. И. История денег и кредита. Хрестоматия. Издание коммун. у-та им. Я. Свердлова. — М., 1925. — С. 32-34).

Как видно из положений манифеста, в России с 1 января 1840 г. все сделки должны были исчисляться исключительно в серебре. Главным средством платежа устанавливался серебряный рубль с содержанием в 4 золотника 21 долю чистого серебра. Государственным ассигнациям отводилась роль только вспомогательного денежного знака. Они должны были приниматься по постоянному и неизменному курсу. Этот курс приближался к биржевому на день принятия манифеста и составлял 3 руб. 50 коп. ассигнациями за серебряный рубль. Тем самым законодательно запрещалось взимание всякого лажа. Поступления в казну и выдача денег из нее определялись в серебряных рублях. Однако сами платежи могли совершаться как в звонкой монете, так и в ассигнациях. Золотая монета должна была приниматься и выдаваться из казенных учреждений с надбавкой 3% от ее нарицательной стоимости. Таким образом, денежная реформа фиксировала фактический уровень обесценения ассигнационного рубля и по существу она была проведена путем девальвации ассигнационного рубля, который приравнивался к одной трети рубля серебряного.

Одновременно с манифестом был опубликован указ от 1 июля 1839 г. «Об учреждении Депозитной Кассы серебряной монеты при Государственном Коммерческом Банке». Он гласил:

«1) В кассу сию принимать от приносителей, для хранения, вклады серебряной монетою Российского чекана.

2) Поступающую в Депозитную Кассу монету хранить неприкосновенно от сумм коммерческого банка...» (Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая. — С. 245.). Касса начала выполнять операции в январе 1840 г.

Депозитная касса принимала на хранение вклады серебряной монетой и выдавала взамен депозитные билеты на соответствующие суммы. Указ от 1 июля 1839 г. объявлял билеты Депозитной кассы законным платежным средством. Им было присвоено право обращения по всей территории страны наравне с серебряной монетой, без всякого лажа. Они могли использоваться во всех платежах в казну и из нее, при совершении операций кредитными установлениями, частными лицами.

Депозитные билеты были выпущены по сенатским указам следующих достоинств:

по указу 20 декабря 1839 г. — билеты в 25 и 5 руб.
» 27 февраля 1840 г. — » 3 руб.
» 3 июля 1840 г. — » 10 руб.
» 10 сентября 1840 г. — » 50 руб.
» 18 июня 1841 г. — » 100 руб.

На лицевой стороне депозитных билетов изображен герб России, написаны наименование денежного знака, год выпуска, номинал, текст «Государственный коммерческий банк выдает по сему билету, немедленно по предъявлении его, три (пять, десять, двадцать пять, пятьдесят, сто. — Авт.) рублей серебряною монетою», имеются надписи: «Тов: Упр: Ком: Банком», «Директор», «Кассир», подписи этих должностных лиц, номера купюр, орнамент. На их оборотной стороне помещалось извлечение из правил организации депозитных вкладов (см. Приложение, табл. 1.4, №425-430; ил. 1.4.18-1.4.23). Данные денежные знаки разных номиналов различались по формату, цвету. Они имели несколько разновидностей водяных знаков (см. Водяные знаки, № 6Б-8Б).

Депозитные билеты изготавливались Экспедицией Депозитной кассы. Они выпускались в обращение по 1 сентября 1843 г. (табл. 5).

С помощью депозитных билетов, на 100% обеспеченных серебром и разменных на него, правительство стремилось возродить доверие народа к бумажным денежным знакам. По мнению правящих кругов, это должно было облегчить последующее внедрение в обращение их нового вида — кредитных билетов, только частично покрытых металлом, которыми предполагалось заменить ассигнации.

По свидетельству современников денежной реформы, депозитные билеты пользовались популярностью среди населения. Их охотно принимали частные лица при совершении различного рода сделок. Депозитная касса буквально осаждалась желающими сдать серебро и золото и взамен них получить «депозитки». Ажиотаж особенно возрос, когда по Петербургу разнесся слух, что серебряные рубли совсем потеряют ценность и при расчетах будут приниматься только депозитные билеты и мелкая разменная монета.

Таблица 5

Оборот депозитных билетов через Депозитную кассу (1840-1843 гг.), руб. серебром
Годы Выдано Принято Осталось в обращении
1840 25 623 037 1 453 637 24 169 400
1841 14 483 297 1 713 153 36 939 544
1842 9 141 831 2 299 476 43 781 899
1843 5 344 239 17 642 881 31 483 257

Источник. Ламанский Е. И. Статистический обзор операций государственных установлений... — С. 48.

С принятием указа от 1 июля 1839 г. денежная реформа еще не была завершена. Депозитные билеты выпускались в обращение в той же сумме, в какой накапливался в Депозитной кассе фонд серебра и золота. Подобное ограничение эмиссии не позволяло довести их выпуск до размеров, достаточных для удовлетворения потребностей внутреннего рынка в средствах обращения и платежа и, следовательно, изъятия из обращения обесценивающихся ассигнаций. Правительство не имело возможности использовать выпуск депозитных билетов с целью увеличения доходов государственного казначейства, для чего требовались иные принципы эмиссии. Постепенный переход к ним был совершен в процессе выпуска нового вида денежных знаков. Этим мероприятием, проведенным в рамках денежной реформы, явилась эмиссия так называемых кредитных билетов Сохранных казен Воспитательных домов и Государственного заемного банка. Она была произведена в соответствии с манифестом от 1 июля 1841 г. «О выпуске в народное обращение кредитных билетов на 30 миллионов серебром». Необходимость принятия этого акта не была продиктована непосредственными интересами упорядочения денежного обращения и объяснялась следующим.

В 1840 г. среднюю полосу России постиг неурожай. В связи с последовавшим за ним тяжелым состоянием экономики роспись государственных доходов и расходов на 1841 г. была представлена в Государственный совет со значительным дефицитом. Из-за неурожая помещики начали усиленно изымать свои вклады из кредитных учреждений. Резко возрос их спрос на новые ссуды под имения. Вследствие всего этого правительством Николая I было принято решение об эмиссии кредитных билетов с целью оказания помощи государственным кредитным учреждениям и казне.

Манифест от 1 июля 1841 г. «О выпуске в народное обращение кредитных билетов на 30 миллионов серебром» предусматривал:

«Для облегчения оборотов государственных кредитных установлений и для умножения с тем вместе в народном обращении массы легкоподвижных денежных знаков, признавая за благо учредить новый род оных, с полным в ценности их обеспечением, согласно мнению Государственного Совета, постановляем следующее:

1) По истечении шести недель от обнародования настоящего манифеста Нашего, Сохранные Казны Воспитательных домов и Государственный заемный банк разрешаются выдавать впредь ссуды под залог недвижимых имений кредитными билетами в 50 рублей

серебром. Билеты сии приготовляются по особой форме. Образцы их Министерство Финансов представит Правительствующему Сенату и разошлет во все Министерства, Главные Управления и Казенные Палаты. Они должны быть прибиты на всех купеческих биржах.

2) Кредитных билетов предназначается к выпуску на 30 миллионов рублей серебром. Из сего общего количества 15 мил. р. сер. определяется для Сохранной Казны Московской, 8 — для С.-Петербургской и 7 — для Заемного банка.

3) Кредитные билеты обеспечиваются всем достоянием государственных кредитных установлений и, сверх того, безостановочным во всякое время разменом оных на звонкую монету на основании 5-ой статьи настоящего манифеста.

4) Кредитным билетам присвояется хождение во всей Империи наравне с серебряной монетою.

5) Обмен кредитных билетов на звонкую монету или ассигнации производится, по желанию приносителей, в обеих Сохранных Казнах и в Заемном банке без ограничения суммы и без различия в том, откуда именно какой билет был выдан. Для обеспечения безостановочного размена Сохранные Казны и Заемный банк, при каждой выдаче билетов, в каком-бы то количестве ни было, откладывают звонкою монетою в особо установляемую на сей конец кассу сумму, соответственную не менее шестой части выпускаемых билетов...

6) Для большего его облегчения в размене билетов всем Уездным Казначействам поставляется в обязанность производить оный каждому приносителю суммою в одне руки до 100 р. серебром.

7) Разменный фонд и количество билетов, как выпущенных, так и не выпущенных, состоят под контролем Совета Государственных Кредитных Установлений...» (Цит. по: Михалевский Ф. И. История денег и кредита. — С. 34-35).

Таким образом, манифестом 1841 г. было разрешено Сохранным казнам и Государственному заемному банку выпустить кредитные билеты достоинством 50 руб. под залог недвижимых имений на сумму 30 млн. руб. Билеты свободно разменивались на звонкую монету и обращались наравне с серебряной монетой.

На лицевой стороне денежного знака помещены его полное наименование «Кредитный билет Сохранных Казен и Государственного Заемного Банка», текст «Сохранные Казны; С. П. Бургская и Московская равно и Заемный Банк выдают по сему билету, немедленно по предъявлении его, пятьдесят рублей серебряною монетою», надписи: «Упр. Сохранною Казною», «Директор Заемного Банка, Кассир С. П. Б-й Сохран. Казны», подписи этих должностных лиц, номинал, обозначенный цифрами и словами, орнамент. На оборотной стороне знака расположены две колонки текста, представляющего собой извлечение из манифеста о кредитных билетах. Вызывают интерес размеры шрифта, которым был отпечатан этот текст. Он двух величин — более крупный и совсем мелкий. Последний можно разобрать с трудом. Делалось это с целью защиты кредитных билетов от подделки: использование различных шрифтов существенно осложняло изготовление поддельных денежных знаков. Между колонками текста помещался государственный герб России, изображенный черной краской (см. Приложение, табл. 1.5, №431; ил. 1.5.24; Водяные знаки, № 9Б) (В течение многих лет считалось, что все экземпляры кредитных билетов, изъятых в последующем из обращения, были уничтожены. Лишь в советское время было обнаружено несколько их образцов, в том числе и в законченном виде).

Итак, начиная с 1841 г. в России начали параллельно обращаться бумажные денежные знаки трех видов: ассигнации, депозитные и кредитные билеты. Их экономическая сущность была различна. Ассигнации представляли собой средства обращения и платежа, реальная стоимость которых была в четыре раза ниже номинальной. Поэтому ассигнационный рубль являлся инфляционной валютой. Депозитные билеты обладали полной устойчивостью. Фактически они являлись квитанциями на серебро. Известна записка Николая I с предложениями о завершении денежной реформы, составленная им в 1841 г. Учреждение депозитных билетов, говорилось в записке, «имело целью облегчить обороты звонкой монеты, дав ей представителя, обеспеченного рубль за рубль соответствующим капиталом, налицо хранимым. Сие непременное, святое условие и было, по всему вероятию, причиною, что выпуск депозитных билетов принят с удовольствием, продолжается с успехом и скоро достигнет 50 000 000 рублей. Но ясно, что сия операция, весьма полезная и удобная для оборотов обыкновенного общежития, не имела доселе иного последствия в финансовом отношении, как замена в обращении звонкой монеты соответствующим капиталом представительным, вся условная цена которого основана на доверии к правительству, на слове его, что наличность капитала обеспечения — неприкосновенна. Трогать сие дело, изменять его или каким-либо образом коснуться его считал бы я крайне опасным: ибо через то могло бы потрястись доверие к честности правительства» (Цит. по: Учение о деньгах. — С. 126).

Как видно из приведенной записки Николая I, правительство хорошо понимало, что эмиссия депозитных билетов не приносила дополнительных доходов государству. В обращении они находились в размере, равном сумме вкладов. Правительство считало крайне опасным производить позаимствования из Депозитной кассы за счет фонда серебряной монеты, хранившегося в ней. Правящие круги России отдавали себе отчет в том, что отступление от данного правила грозило бы крахом начавшейся реформы. А это могло бы вызвать нежелательное для них обострение социально-экономических противоречий в стране.

Наконец, денежные знаки третьего вида — кредитные билеты Сохранных казен и Государственного заемного банка обращались в стране в незначительном количестве. Правительство боялось их обесценения, в связи с чем первоначально кредитные билеты должны были иметь стопроцентное покрытие серебром. Поэтому в тот период они по характеру обеспечения походили на депозитные билеты. Как и последние, кредитные билеты можно рассматривать в — качестве своего рода квитанций на серебро. Только впоследствии получили некоторое развитие операции по выдаче ипотечных ссуд кредитными билетами, которые лишь частично обеспечивались металлом. Правительство довольно осторожно допускало развитие таких операций. Этим объясняется, почему в 1843 г. в обращении находилось всего только 10 млн. руб. кредитными билетами (См.: Ламанский Е. И. Исторический очерк денежного обращения в России... — С. 44), в то время как манифест 1841 г. предполагал выпуск 30 млн. руб. Указанный порядок эмиссии не обеспечивал поступление кредитных билетов в обращение в соответствии с действительными потребностями товарооборота. Выпуск кредитных билетов имел целью оказать помощь помещикам, крепостные хозяйства которых были в долгах, а также правительству, финансовое положение которого было неустойчиво. Тем самым в результате эмиссии кредитных билетов, основывавшейся на государственном кредите, в обращение поступали денежные знаки, которые имели специфическую форму кредитных денег.

Незначительный выпуск кредитных билетов, обеспечение их металлом, хотя и частичное, размен на звонкую монету позволили превратить их в устойчивые бумажные денежные знаки. В этой связи правительство приняло решение о дальнейшем расширении эмиссии кредитных, а не депозитных билетов. Выпуск кредитных билетов, лишь частично покрытых металлом, заключал в себе существенную выгоду для казны в отличие от эмиссии депозитных билетов.

Манифест «О замене ассигнаций и других денежных представителей кредитными билетами» от 1 июня 1843 г. предусматривал:

«1) Находящиеся ныне в обращении государственные ассигнации в числе 595 776 310 рублей, что составляет по учрежденному для них курсу 170 221 802 рублей 85 5/7 коп., имеют быть постепенно заменены кредитными билетами, которым присвояется наименование государственных, настоящему назначению их более соответственное.

2) Количество государственных кредитных билетов, взамен ассигнаций,

определяется соразмерно количеству сих последних, — круглым числом во сто семьдесят миллионов двести двадцать одну тысячу восемьсот рублей.

3) Из числа кредитных билетов, предназначенных манифестом 1 июля 1841 года, Сохранным Казнам и Заемным банкам на тридцать миллионов рублей, десять миллионов имеют оставаться в оборотном капитале сих установлений, сообразно с указанным в том манифесте для каждого из них размеров, двадцать же миллионов отчисляются в капитал запасной. Выпуск по окончании обмена ассигнаций, сих двадцати миллионов, всех или частью, Мы представляем особому Нашему впредь усмотрению.

4) Государственные кредитные билеты, взамен ассигнаций выпускаемые, обеспечиваются всем достоянием Государства и безостановочным во всякое время... разменом на звонкую монету...

11) Обмен кредитных билетов на металлическую монету, т. е. серебряную и золотую, с соблюдением указанного между деньгами соотношения (см. выше манифест от 1 июля 1839 г., пункт 10.-Авт.), производится в С.-Петербурге, в разменной при Экспедиции Кредитных Билетов кассе, по желанию просителей, без ограничения суммы, а в Москве в тамошнем Отделении, из назначаемой для сего части фонда, до 3000 руб. в одне руки. Кредитные билеты, поступившие в обмен на звонкие деньги, хранятся в разменной кассе до приобретения на оные монеты золотой и серебряной, для соразмерного опять дополнения фонда.

12) По учреждению в С.-Петербурге и Москве разменных касс и по упразднении в то же время подобных касс при Заемном банке и Сохранных Казнах, Банки и Казны сим обязываются участвовать в составлении разменного фонда, при Экспедиции Кредитных Билетов сосредотачиваемого, передачей в оный, по соразмерности представленного каждому из сих установлений количества таковых билетов, подлежащей суммы, и дополнением оной, в случае надобности, в той же самой соразмерности.

13) Для облегчения размена кредитных билетов мелкими суммами в губерниях, Уездные Казначейства обязываются производить оный, на основании Манифеста 1 июля 1839 года, каждому просителю суммою до 100 рублей в одни руки.

14) Выпуск государственных кредитных билетов, постепенно и по мере удобности, выдачею оных, взамен ассигнаций, в следующие из государственного Казначейства и Кредитных установлений платежей, имеет начаться с 1-го будущего ноября.

15) С того же времени начинаются и действия разменных касс выдачею желающим за кредитные билеты, звонкой монеты и обратно, в пределах, настоящим манифестом постановленных. Касательно же обмена на кредитные билеты, по желанию частных лиц, ассигнаций, последует в свое время особое распоряжение.

16) Ассигнации, удерживаемые в казенных местах, с выпуском, взамен их, соразмерного количества кредитных билетов, имеют быть высылаемы в экспедицию сих билетов для надлежащего обревизования и уничтожения...» (Цит. по: Михалевский Ф. И. История денег и кредита. — С. 36-37).

Таким образом, манифест от 1 июня 1843 г. предусматривал замену всех обращавшихся бумажных денежных знаков на государственные кредитные билеты, для изготовления которых при Министерстве финансов была создана Экспедиция государственных кредитных билетов с постоянным фондом звонкой монеты для обеспечения размена крупных билетов. Билеты были выпущены семи достоинств. По указу от 21 сентября 1843 г. поступили в обращение знаки с нарицательной стоимостью 3, 5, 10 и 25 руб.; по указам от 2 октября 1843 г., 23 февраля и 4 октября 1844 г. увидели свет билеты достоинством 1, 50 и 100 руб. На лицевой стороне данных денежных знаков указаны их наименование «Государственный кредитный билет», текст «По предъявлении сего билета, немедленно выдается из разменных Касс Экспедиции Кредитных билетов один (три, пять, десять, двадцать пять, пятьдесят, сто. — Авт.) рубль (рублей. — Авт.) серебряною или золотою монетою», имелись надписи: «Тов. Управл.», «Директор», «Кассир», номинал прописью и цифрами (арабскими и римскими), год выпуска, номер купюры. Здесь же помещен герб России. На оборотной стороне денежных знаков приведен текст извлечений из манифеста об их выпуске, изображен двуглавый орел. Внешний вид выпускавшихся после 1843 г. государственных кредитных билетов не менялся (за исключением фамилий должностных лиц, уполномоченных их подписывать) вплоть до 1866 г. (см. Приложение, табл. 1.6, № 432-536; ил. 1.6.25-1.6.31; Водяные знаки, № 10Б-16Б).

В соответствии с манифестом от 1 июня 1843 г. выпуск депозитных билетов, а также кредитных билетов Сохранных казен и Государственного заемного банка прекратился. Они подлежали обмену на государственные кредитные билеты. Ассигнации были подвергнуты девальвации. Они выкупались по курсу 3 руб. 50 коп. ассигнациями за 1 руб. новыми кредитными билетами. Обмен ассигнаций окончательно прекратился с 13 апреля 1851 г., а обмен депозитных билетов — с 1 марта 1853 г. Вовсе не предъявлено было к обмену ассигнаций на сумму свыше 3,3 млн. руб (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая. — С. 257). С изъятием из обращения депозитных билетов и государственных ассигнаций Экспедиция Депозитной кассы и Государственный ассигнационный банк были упразднены с 1 января 1848 г., и все их операции и средства передавались в Экспедицию государственных кредитных билетов.

В конечном счете эти мероприятия позволили полностью унифицировать все бумажные денежные знаки в обращении, где остался только один вид бумажных денежных знаков — государственные кредитные билеты. Причем был введен их размен на серебро и золото, хотя и с определенными ограничениями. Если в Петербурге никакого лимитирования суммы размена не производилось, то в Москве можно было обменять на звонкую монету только 3 тыс. руб. кредитными билетами, в уездных казначействах — до 100 руб. Кредитные билеты на суммы эмиссии обеспечивались разменным фондом. Манифест 1843 г. предусматривал также свободу чеканки серебряной и золотой монеты, последняя принималась в казну с надбавкой 3% от ее нарицательной стоимости.

Таким образом, в России была установлена денежная система, при которой преимущественно серебро служило всеобщим эквивалентом и основой денежного обращения, функционирующие знаки стоимости разменивались на драгоценные металлы. Весь ход денежной реформы 1839-1843 гг. показал, что правительство Николая I пыталось одновременно решить две трудносовместимые задачи: упорядочить денежное обращение и максимально использовать эмиссию бумажных денежных знаков для выгоды государственного казначейства.

Введение системы серебряного монометаллизма с обращением различных бумажных денежных знаков, на 1/6 покрытых металлом, способствовало укреплению денежной системы в России. Это отвечало интересам развивающейся буржуазии, которая нуждалась в твердой валюте. Денежная реформа явилась импульсом быстрого развития товарно-денежных отношений в стране, в результате которого еще больше обострялись социально-экономические противоречия в обществе, усиливалась власть денег над людьми, что видели и понимали современники.

Их мысли нашли своеобразное отражение в книге, публикация которой в Петербурге совпала с последним годом денежной реформы 1839-1843 гг. Этот томик размером чуть больше записной книжки имел весьма длинное название: «Были и небылицы. Статейки, вырванные из большой книги, называемой: свет и люди. Философическо-филантропическо-гумористическо-сатирическо-живописные очерки, составляемые под редакцией Ивана Балакирева». В ней приводится много интересных суждений о возрастании роли денег. С большой долей сарказма устами одного из персонажей этой книги — черта — в его беседе с «новым Фаустом» высказывается очень верная и прозорливая мысль о возрастающей самодовлеющей силе денег над людьми, завершении процесса их фетишизации с появлением в обращении заменителей золота — бумажных денежных знаков.

Черт сообщает «новому Фаусту», что он дорожит деньгами как одной из самых удачных адских выдумок. Мол, если раньше черти бегали по свету и ловили души поодиночке всякими хитростями, то с изобретением денег их отлов стал массовым. Сначала той цели служило золото. «Но золото не везде можно было людям таскать, и где было набрать его для целого света? Мы придумали заменить его деньгами, и тогда-то игрушка сделалась совершенною необходимостью: какой гениальный шаг вперед сделан был, когда словом «деньги» мы заменили золото, когда мы изобрели потом векселя, билеты, ассигнации, арбитражи, переводы, лажи, проценты, акции, капиталы, облигации, дивиденды! Какое облегчение явилось от них роскоши, мотовству, разбою, эгоизму, скупости, глупости! Прежде, кто хотел отнять у ближнего корову, должен был драться с ним: теперь он тихонько крадет рублей сотню и покупает себе две коровы — и этого мало: обещает заплатить за корову и ничего не платит — какой разбой с этим сравнится? Прежде, когда надобно было подкупить судью бараном — всякий мог заметить подкуп, — баран блеял, соседи видели, а теперь никто не видит и не блеет, когда приносят судье тоже барашка, но только в бумажке!» (Цит. по: Федоров В. П. ФРГ: 80-е годы: Очерки общественных нравов. — М.: Международные отношения, 1986. — С. 85)

Новая денежная система в России в большей мере отвечала интересам буржуазии, чем дореформенное устройство денежного обращения. В то же время правительство, выражавшее позицию крупных помещиков, всячески сдерживало развитие капитализма в России, в том числе тормозило формирование системы капиталистического кредита, препятствовало учреждению частных акционерных коммерческих банков, функцией которых могло бы стать краткосрочное кредитование товарооборота. При капитализме (при классической форме эмиссии банкнот) выдача кредита именно на эту цель является каналом поступления денег в хозяйственный оборот, что обеспечивает их возврат в банк по мере погашения краткосрочных ссуд. Это непосредственно увязывает выпуск кредитных денег в обращение с потребностями товарооборота.

В течение ста лет, вплоть до крестьянской реформы 1861 г., Российское государство являлось монополистом в банковском деле. Основа этой монополии на денежные капиталы покоилась на неограниченном приеме вкладов в казенные банки с уплатой по ним 4% годовых и начислением процентов на проценты, так называемые «сложные» проценты, выдачей владельцам вкладов вкладных билетов. Накопленные средства казенные банки передавали в долг казне или помещикам-крепостникам на льготных условиях. При этом дворянство использовало кредит для расточительства, покупки предметов роскоши, проматывало значительную долю государственных доходов путем получения ссуд в казенных банках. Неслучайно Н. Г. Чернышевский говорил о том, что ссуды часто давались на мотовство помещиков (См.: Чернышевский Н. Г. Избранные экономические произведения. — М., 1945. — С. 191). Централизация банковской деятельности в крупных городах; недостаточно разветвленная сеть кредитных учреждений по стране, формализм и отсутствие активности со стороны казенных банков, тяжеловесный бюрократический характер ведения дел препятствовали расширению кредитования русских фабрикантов и купцов (См.: Судейкин В. Т. Государственный банк. — Спб., 1891. — С. 126-142).

В связи с отсутствием системы капиталистического кредита в России порядок выпуска государственных кредитных билетов не зависел от потребностей товарооборота. Казенная банковская система, получившая возможность увеличивать свои ресурсы посредством эмиссии кредитных билетов, лишь частично обеспеченных металлом, обязана была предоставлять долгосрочные ссуды этими денежными знаками правительству, а также помещикам под залог недвижимости.

Полученные государством кредиты предполагалось затем возвращать за счет средств бюджета, которые в другие годы поступали бы в него в виде налогов и разного рода платежей. Покрытие части текущих государственных расходов долгосрочными ссудами, получаемыми как бы в счет доходов последующих лет, по существу означало, что правительство пользовалось посредством эмиссии кредитных билетов длительным займом у населения. По мнению русских экономистов, правительство Российской империи присвоило название «кредитные» новым бумажным денежным знакам с тем, чтобы подчеркнуть свое желание указанным образом постоянно брать взаймы у населения. Подобные операции правительства в условиях хронически дефицитного государственного бюджета создавали непосредственную угрозу стабильности покупательной способности рубля. Новая денежная система, учрежденная в условиях задержки развития производительных сил крепостническими отношениями, не могла являться абсолютно устойчивой: она не обладала запасом прочности. Реформа 1839-1843 гг. хотя и делала вынужденную уступку развивающейся буржуазии, в целом была направлена на укрепление позиций царского правительства, дворянства, сохранение устоев крепостничества.

В первые годы реформы значительный разменный фонд в монетах и слитках, с избытком обеспечивший покрытие кредитных билетов, способствовал сохранению устойчивости денег. Однако в последующие годы наметилась тенденция сокращения процента покрытия, что было вызвано более высоким темпом роста эмиссии, чем темп увеличения разменного фонда (табл. 6).

Таблица 6

Изменение массы государственных кредитных билетов в обращении и разменного фонда в монетах и слитках (1844-1853 гг.)
Годы (на 1 января) Находилось в обращении кредитных билетов, млн. руб. Разменный фонд в монетах и слитках, млн. руб. Процентное отношение
1844 30,4 35,9 118,1
1845 121,8 59,4 48,8
1846 189,4 86,8 45,8
1847 226,2 101,3 44,8
1848 289,6 117,9 40,7
1849 306,6 117,1 38,2
1850 300,3 107,3 35,7
1851 301,6 108,2 35,9
1852 303,8 111,3 36,6
1853 311,4 123,7 39,7

Источник. Мигулин П. Наша банковая политика.-Харьков, 1914.-С. 50.

Как видно из приведенных в таблице данных, если в 1844-1853 гг. сумма кредитных билетов в обращении возросла более чем в 10 раз, то разменный фонд за этот период увеличился всего лишь в 3,4 раза. Соответственно процентное покрытие разменным фондом кредитных билетов уменьшилось в 3 раза. Новая денежная система существовала в условиях, когда из года в год возрастал дефицит государственного бюджета. За 1844-1851 гг. он превысил 360 млн. руб. Правительство России, опасаясь непосредственного использования эмиссии кредитных билетов для покрытия дефицита государственного бюджета, предпочитало получать на эту цель долгосрочные ссуды. На покрытие дефицита бюджета правительство произвело позаимствование из казенной кредитной системы 210 млн. руб. (См.: Мигулин П. Наша банковая политика. — С. 48) Однако многократное совершение подобных операций в крупных суммах грозило вызвать серьезные нарушения в сфере денежного обращения.

Кроме того, как и в 30-х годах XIX в., государство продолжало делать внутренние займы путем выпуска билетов государственного казначейства, которые в значительной мере обращались подобно кредитным билетам. В 1840-1853 гг. было выпущено билетов на сумму 78 млн. руб. (серебром) по 50 руб. каждый. К концу 1853 г. на руках у частных лиц их находилось на 57 млн. руб. (См.: Ламанский Е. И. Статистический обзор операций государственных кредитных установлений — С. 38) Денежное обращение впитывало также другой вид ценных бумаг — вкладные билеты казенных банков, в частности Государственного коммерческого банка. Они являлись свидетельствами о предоставлении частными лицами займа банку, долговыми обязательствами последнего перед данными лицами. В соответствии с этими обязательствами банк должен был выплачивать ссудный процент и гарантировать погашение данных кредитов. По своему экономическому содержанию билеты и государственного казначейства, и банков являлись орудиями кредита, только эмитентом и заемщиком в первом случае выступал финансовый орган (казначейство), а во втором — кредитный (казенный банк).

Владельцы вкладных билетов получали на свои денежные капиталы 4% (со «сложными» процентами). Многие из них ссужали вкладными билетами нуждающихся в кредите купцов, получая по крайней мере еще 4% (по ранее отмеченным причинам купцы испытывали затруднения в получении непосредственно банковского кредита). «Почти все расчеты на Нижнегородской ярмарке и на Киевских контрактах производились на вкладные листы. Многие помещики закладывали свои имения специально с целью полученную ссуду обращать во вкладные билеты, чтобы затем уступать их из известного процента торговцам. Этим объясняется незначительность чисто коммерческих оборотов казенных банков, так как нужды промышленности и торговли сполна удовлетворялись вкладными билетами и сериями государственного казначейства» (Мигулин П. Русский государственный кредит. — Т. 1. — Харьков, 1899-С. 132-133).

В 1853 г. началась Крымская война (1853-1856 гг.), показавшая «бессилие крепостной России» (В. И. Ленин). Русскому народу она обошлась только по линии прямых военных расходов в сумму около 800 млн. руб. Эмиссия кредитных билетов явилась для правительства России, не имевшего значительных финансовых ресурсов, главным источником финансирования военных расходов, покрытия дефицита государственного бюджета, величина которого в 1852 — 1857 гг. превысила 772 млн. руб. 10 января 1855 г. в указе Николая I было сказано: «...дабы, без установления новых и возвышения существующих налогов, преподать государственной казне возможность удовлетворять всем настоящим потребностям, признали Мы за благо... предоставить государственному казначейству предстоящие чрезвычайные издержки покрывать временными выпусками государственных кредитных билетов» (Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая. — С. 261). В указе было обещано, что через три года после заключения мира, а если окажется возможным, то и ранее, правительство приступит к постепенному изъятию из обращения временно выпущенных кредитных билетов.

На основании данного указа в течение 1855-1856 гг. и первых месяцев 1857 г. было выпущено в обращение кредитных билетов на сумму 378,8 млн. руб., всего же с 1853 г. по 1 января 1858 г. общее количество билетов возросло с 311,5 млн. до 735,8 млн. руб., увеличившись на 423,9 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая.-С. 261) Продолжался также выпуск билетов государственного казначейства.

Огромная эмиссия кредитных билетов вызвала падение их курса и усиленное предъявление к размену на звонкую монету. В начале 1854 г. правительство вынуждено было прекратить свободный размен кредитных билетов на золото. Размен на серебро производился с перебоями. В 1858 г. он прекратился, так как разменный фонд не мог обеспечить звонкой монетой всех желающих обменять кредитные билеты. Они начали обесцениваться, а на звонкую монету появился лаж. Кредитные билеты, возникшие как специфическая форма кредитных денег, опиравшихся на государственный кредит, в годы Крымской войны полностью превратились в бумажные деньги, выпускаемые для покрытия военных расходов. Тем самым денежная система, созданная в ходе реформы 1839-1843 гг., перестала существовать. В России начался длительный период инфляционного бумажноденежного обращения.

В журнале «Современник» № 4 за 1858 г. был опубликован сатирический рассказ за подписью Козьмы Пруткова (Писатель Козьма Прутков придуман группой единомышленников: братьями Жемчужниковыми и поэтом А. К. Толстым) «Искусный в отповедях казнохранитель». В нем с большой долей сарказма показывались состояние государственной казны и основной способ ее пополнения в период войны — эмиссия кредитных билетов. «Славный по своей находчивости сановник, — писал Прутков, — за казною надзирать приставленный и в оной от прежних лет оскуднение заметив, особое, однако, к выпуску ассигнационных билетов (кредитных. — Авт.) старание приложил и тем, сказывают, по бывшей в то время войне, немалую похвалу себе от тоя земли государя приобрел, непрестанно его обогащением казны удивляя. То однажды, получив от любимого полководца своего извещение, что в войске великая нужда в мелких деньгах имеется, той земли государь, при многих, у ступень трона его бывших придворных, гневно сановника того вопросил: «Известны ли вы, господин мой финанс-министр! великую войска наши нужду в мелких деньгах ощущают!» На что сей, с тоном отчаяния, ответствовал: «Единая тому вина есть, государь, что никак довольно отпечатывать не успеваем!» Сии с покорностью произнесенные слова на прежнюю милость гнев государев конечно обратили» (Сочинения Козьмы Пруткова. — М.: Художественная литература. 1976. — С. 156).

«Старание» финанс-министра к выпуску билетов не замедлило сказаться на состоянии денежного обращения и материальном положении народных масс. Вследствие чрезмерной эмиссии кредитных билетов для «обогащения казны» покупательная способность рубля резко упала. К 1858 г. обесценение кредитного рубля достигло 20% (См.: Дмитриев-Мамонов В. А., Евзлин 3. П. Указ. соч.-С. 194). В связи с обесценением кредитных билетов резко повысились цены на все товары, особенно на предметы массового потребления. Рост цен достигал 75% и выше. Для буржуазии и помещиков это явилось средством дополнительного ограбления беднейших слоев населения. Помещики продавали продукцию своих поместьев, прежде всего продовольствие, по повышенным ценам. Эта дополнительная выручка в значительной мере облегчала дворянам возможность гасить свою громадную задолженность по ипотечному кредиту. Тем самым инфляция была чрезвычайно выгодна для них. Она сдерживала процесс разложения помещичьего хозяйства в стране за счет ограбления широких слоев населения.

После окончания Крымской войны правительство провело ряд мероприятий в области денежного обращения и банковского дела. Необходимость в мерах по укреплению денежной системы вызывалась тем, что при начале чрезвычайных выпусков кредитных билетов в годы войны правительство объявило их временными и дало обещание через три года после заключения мира изъять их из обращения. Указом от 18 апреля 1858 г. министру финансов повелевалось отделить из разных капиталов, принадлежавших казне, 60 млн. руб. и внести эту сумму для уничтожения в Экспедицию государственных кредитных билетов. Однако денежная политика правительства, нацеленная на уменьшение бумажноденежной массы в обращении, оказалась плохо совместимой с его курсом по отношению к государственным кредитным учреждениям.

Дело в том, что гигантские выпуски кредитных билетов в обращение в годы Крымской войны при спаде торгово-промышленной деятельности вызвали во второй половине 50-х годов резкий рост частных вкладов в государственные кредитные учреждения. Только в Государственном коммерческом банке общая их сумма достигла к концу 1857 г. 1036 млн. руб. (См.: Банковая энциклопедия/Под общ. ред. проф. А. Н. Яснопольского.-T.I. — Киев, 1914. — С. 274)

В то же время спад торгово-промышленной деятельности в стране, обусловленный войной, кризисом феодально-крепостной системы, привел к сокращению операций казенных банков по учету векселей, выдаче ссуд под товары. Так, Государственный коммерческий банк в 1853-1857 гг. произвел учет векселей на сумму в 105,4 млн. руб., тогда как, например, в 20-х годах XIX в. за 5 лет (1823-1827 гг.) объем этих операций был в 1,5 раза выше (См.: Банковая энциклопедия. — T.I.-С. 274). В незначительных размерах совершались операции по выдаче краткосрочных ссуд под товары. Казенные банки также мало выдавали долгосрочных ипотечных кредитов (См.: Кауфман И. И. Государственные долги России/Вестник Европы. — 1885. — Кн.II. — С. 584).

В связи с таким положением банки значительную часть вкладов вынуждены были оставлять без употребления, передавать в долг казначейству, которое испытывало постоянную острую нехватку средств в связи с дефицитом бюджета. Банки несли убытки, удерживая в кассах без употребления большие суммы. В результате этого по императорскому указу от 20 июля 1857 г. процент по частным вкладам уменьшился с 4 до 3%. Проводя это мероприятие, Министерство финансов стремилось, с одной стороны, сделать более дешевым кредит для помещиков и казны (вместе со снижением процента по вкладам были снижены с 5 до 4% ставки по банковским ссудам), а с другой — побудить вкладчиков помещать свои денежные накопления в акции и облигации учрежденного Главного общества российских железных дорог.

Снижение процента по вкладам совпало с учредительным ажиотажем в России — организацией акционерных обществ торговли и пароходства, страхования, железных дорог, нефтяных предприятий и т.д. В 1856 г. было основано 6 компаний с капиталом 15,5 млн. руб., в 1857 г. — 14 компаний с капиталом 300 млн. руб., в 1858 г. — 36 компаний с капиталом 51,3 млн. руб. (См.: Вагнер А. Русские бумажные деньги. — Киев, 1871. — С. 161) Затем ввиду кризиса в промышленности произошел спад активности в создании компаний. В первые годы своего существования акционерные общества выплачивали значительные дивиденды, зачастую за счет основного капитала (с тем чтобы искусственно поднять свой престиж).

Многие вклады стали из банков изыматься и направляться на покупку акций. Отлив вкладов был огромен. В 1858 г. он составил 229 млн. руб., в 1859 г. — 355 млн. руб. (См.: Банковая энциклопедия. — Т. I. — С. 275) Казенные банки, средства которых в значительных масштабах были изъяты в государственную казну, не смогли обеспечить выдачей кредитных билетов требования на изъятие вкладов. С тем чтобы оказать помощь казенным банкам, правительству не осталось ничего другого, как провести ряд кредитных операций по превращению текущего государственного долга, образовавшегося в связи с «негласными позаимствованиями» из банков, в постоянный (долгосрочный) долг.

Это было сделано путем выпуска ряда внешних и внутренних займов, средства от которых направлялись на удовлетворение вкладчиков. Но этого не было достаточно. Поэтому правительство с тем, чтобы удовлетворить вкладчиков, в 1859 г. прибегло к выпуску кредитных билетов на сумму 33,6 млн. руб., в 1860 г. — на 34,8 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая. — С. 46) Таким образом, эти меры оказались полной противоположностью курса государства, проводимого в 1858 г. по изъятию кредитных билетов из обращения.

Массовое изъятие вкладов из государственных кредитных учреждений не прекращалось, и положение последних становилось критическим. Правительство, снизив процент по вкладам и «вытолкнув» денежные капиталы из банков, по существу само нарушило основу своей монополии на эти капиталы и расшатало фундамент системы дореформенных банков.

В этой связи 31 мая 1860 г. Государственный заемный банк был упразднен, а его дела переданы в петербургскую Сохранную казну. Сохранные казны и Приказы общественного призрения прекратили банковские операции. Вклады, внесенные в прежние государственные кредитные установления, передавались созданному 31 мая 1860 г. Государственному банку России, к которому перешли дела Государственного коммерческого банка. В уставе нового банка отмечалось, что он учрежден «для оживления торговых оборотов и для упрочения денежной кредитной системы».

Поскольку процесс отлива вкладов продолжался, но только теперь из Госбанка, правительство для оказания ему помощи выпустило кредитные билеты в 1860 г. на сумму 34,8 млн. руб., в 1861 г. — на 619,6 тыс. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая,-С. 461). Кроме того, Госбанку было предоставлено право эмиссии 4%-ных билетов, которые вместо кредитных билетов выдавались лицам при изъятии ими вкладов из банка. Каждый билет имел достоинство не ниже 300 руб. серебром, погашались эти ценные бумаги тиражами в течение 41 года. Билеты Госбанка, выпущенные в сумме 36 млн. руб., принимались казначейством в уплату налогов (наряду с билетами казначейства), а Госбанком — в погашение его ссуд. Заменяя в этих операциях кредитные билеты, данные ценные бумаги вызывали относительное сокращение их сферы применения. Это еще в большей мере увеличивало избыток кредитных билетов, усиливало расстройство денежного обращения.

К концу феодально-крепостнического периода в Российской империи в качестве бумажных денег обращалось кредитных билетов на 713 млн. руб., билетов государственного казначейства (серий) — на 168 млн., билетов бессрочных вкладов бывших банков — на 178 млн., т. е. всего свыше 1 млрд. руб. — сумма, в несколько раз превышавшая доходы государственного бюджета (См.: Хромов П. А. Экономическая история СССР: первобытно-общинный и феодальный способ производства в России. Учебное пособие для экономических специальностей университетов. — М.: Высшая школа, 1988.-С. 202). Денежное обращение имело явно инфляционный характер.

Поражение императорской России в Крымской войне, показавшее слабость крепостного строя, дальнейшее обнищание беднейших слоев населения, вызванное войной и усиленное инфляцией, привели к резкому росту крестьянских восстаний. Правительство было вынуждено приступить к подготовке крестьянской реформы. Отношение царизма к реформе исчерпывающе отражено в выступлении Александра II (1855-1881) весной 1856 г. перед представителями дворянства Московской губернии: лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться, когда оно начнет отменяться снизу.

Отмена в 1861 г. крепостного права сопровождалась рядом преобразований, проведенных правительством в области государственного управления и экономической политики с целью укрепления пошатнувшейся самодержавной власти. В числе этих мероприятий определенное место отводилось упорядочению денежного обращения. Предполагалось стабилизировать его путем восстановления размена кредитных билетов на серебро, т. е. возрождения принципов организации денежной системы, которая существовала в 1843-1853 гг.

Поскольку для этого необходимы были крупные средства, которые у правительства отсутствовали, оно произвело внешние займы. В апреле 1862 г. Россия заключила с банкирами «Н. М. Ротшильд и сыновья» в Лондоне и «братья Ротшильд» в Париже седьмой 5%-ный заем в 15 млн. фунтов стерлингов. Одна часть полученных средств направлялась на покрытие дефицита государственного бюджета, другая — на увеличение разменного фонда, благодаря чему он был повышен до 120 млн. руб. (См.: Государственный банк. Краткий очерк деятельности за 1860-1910 годы/Под ред. директора Государственного банка Е. Н. Сланского. — Спб., 1910. — С. 6) К этому времени в обращении находилось кредитных билетов на сумму 713 млн. руб., и правительство приняло решение об открытии их размена на золото и серебряную монету. Операция, начатая 1 мая 1862 г., первоначально предусматривала размен кредитных билетов по курсу 570,0 коп. за золотой полуимпериал или 110,5 коп. за 1 руб. серебром (См.: Гольдман В. Русские бумажные деньги. — Спб., 1866. — С. 23) с тем, чтобы в последующем установить обмен по курсу 100 коп. кредитными билетами за 1 руб. звонкой монетой.

Однако с самого начала разменной операции кредитные билеты предъявлялись на значительные суммы. Это вызвало быстрое сокращение разменного фонда, который уменьшался буквально с каждым днем.

Звонкой монеты было выплачено больше, чем принято (Там же):

с 1 мая 1862 г. по 1 января 1863 г. 10 037 000 руб.
в январе 1863 г. 2 287 000 »
в феврале » 4 921 000 »
в марте » 7 723 000 »
в апреле » 10 213 000 »
в мае » 10 367 000 »
в июне » 2 233 000 »
в июле » 6 751 000 »
за три первые дня августа 1863 г. 4 405 000 »

К 1 января 1864 г. в кассу Госбанка поступило 77,1 млн. руб. кредитных билетов, и в обращении их оставалось 636,5 млн. руб., в то время как разменный фонд звонкой монеты уменьшился до 64,8 млн. руб., составляя всего 10,2% общего количества выпущенных билетов (См.: Государственный банк. — С. 7).

Продолжение размена грозило полным истощением запаса металла. В конце 1863 г. правительство вынуждено было запретить казенной кредитной системе производить выдачу золотой и серебряной монеты взамен предъявляемых кредитных билетов. В связи с этим был опубликован соответствующий закон, на проект которого Александр II наложил резолюцию: «Нечего делать, хотя я крайне о том сожалею». Правительство оказалось бессильно восстановить довоенную покупательную способность кредитного рубля и принципы организации денежной системы, которые существовали до Крымской войны. Россия вновь вернулась к обращению неразменных бумажных денег. По мере обесценения кредитных билетов росли цены на товары. Звонкая монета появлялась в денежном обращении крайне редко и обязательно с лажем.

Провал попытки правительства стабилизировать денежное обращение предопределялся экономической и политической ситуацией в стране. Причиной экономической слабости России были сохранявшиеся пережитки крепостничества. Сельское хозяйство переживало острый кризис, в промышленности также наблюдался упадок. Подобное состояние производства не могло вызвать расширения товарной массы в стране, т. е. роста потребности в средствах обращения и платежа, что поглотило бы избыток кредитных билетов. Последствия войны, застой в хозяйственном развитии вновь обусловили рост дефицита государственного бюджета, который в первые годы после Крымской войны несколько сократился. Если в 1862 г. государственные расходы превысили доходы на 11 млн. руб., или на 2,8% к государственному бюджету, то в 1864 г. дефицит составил 90 млн. руб., или 20,6% (См.: Власенко Е. В. Денежная реформа в России 1895-1898 гг. — Киев: Изд-во АН УССР, 1949. — С. 20). Такое положение государственных финансов являлось благоприятной почвой для дальнейшего обесценения кредитных билетов, а не для повышения их покупательной способности.

Попытка стабилизации рубля не удалась также из-за отрицательного торгового баланса в 1862 г. Быстрый рост импорта промышленных товаров (станков, машин, механизмов), который всячески поощрялся, не компенсировался аналогичным развитием экспорта, что являлось следствием медленного развития производительных сил полукрепостного хозяйства России. В дальнейшем напряженный торговый баланс также послужил одной из причин инфляции в стране.

Обесценение рубля было выгодно классу дворян. По понятным причинам он отрицательно относился к полной ликвидации остатков крепостничества, полной ломке феодальных порядков, без чего невозможны были экономическое оздоровление России, ликвидация дефицитности государственного бюджета, напряженности торгового баланса, стабилизация денежного обращения.

После прекращения размена кредитных билетов на звонкую монету правительство прибегло к эмиссии бумажных денег для покрытия дефицита государственного бюджета, в связи с чем сумма кредитных билетов увеличилась в обращении: в 1865 г. — на 43 млн. руб., в 1866 г. — на 59,5 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая. — С. 467) Наряду с эмиссией кредитных билетов для покрытия дефицита бюджета производились также усиленные выпуски билетов государственного казначейства (серий). При этом по императорскому повелению, сделанному 2 июля 1867 г., Госбанк должен был производить выпуск кредитных билетов под обеспечение билетов государственного казначейства, что по существу означало скрытое кредитование банком дефицита. В данных условиях курс кредитного рубля постоянно снижался: в 1864 г. он снизился до 83,4%, в 1865 г. — до 81,6, в 1866 г. — до 76,4%.

С конца 60-х — начала 70-х годов в России наметилась тенденция некоторого улучшения экономического положения. После отмены крепостного права капитализм стал развиваться быстрыми темпами. Крестьяне, освобожденные от крепостной зависимости, но не получившие при этом землю, вынуждены были в поисках средств к существованию направляться в города. Там они могли продать свой единственный товар — собственную рабочую силу, пополняя армию наемного труда, прежде всего в промышленности, строительстве. Жесточайшая капиталистическая эксплуатация трудящихся города, а также экономическое закабаление «свободных» крестьян помещиками — вчерашними крепостниками позволили восстановить промышленность, расширить производство сельскохозяйственной продукции, улучшить торговлю, построить сеть железных дорог, что явилось одним из крупнейших факторов русской экономической истории XIX в. В. И. Ленин писал, что «массовая экспроприация нашего крестьянства в пореформенную эпоху сопровождалась не уменьшением, а увеличением валовой производительности страны и возрастанием внутреннего рынка...» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 1. — С. 98). Капитализм развивался и вширь, распространяясь не только на центральные районы страны, но и на Сибирь, Кавказ, Среднюю Азию.

60 — 70-е годы явились периодом перестройки всего народного хозяйства на капиталистической основе. В промышленности росла капиталистическая машинная индустрия, основанная на вольнонаемном труде. В сельском хозяйстве все большее распространение получала капиталистическая система, при которой обработка помещичьей земли велась вольнонаемными рабочими с использованием машин и минеральных удобрений. Вступление России в эпоху капитализма характеризовалось быстрым возрастанием роли капиталистической предпринимательской деятельности, что выразилось в активном распространении акционерной формы образования железнодорожных обществ, промышленных, строительных и торговых предприятий, банков и других кредитных учреждений. К концу периода домонополистического капитализма кредитная система России состояла из: Государственного банка; системы акционерных коммерческих банков, городских банков и обществ взаимного кредита; учреждений ипотечного кредита: акционерных земельных банков, Государственного крестьянского поземельного банка, созданного в 1882 г., Государственного дворянского земельного банка (1885 г.).

В России начиная с 60-х годов XIX в. в связи с созданием и деятельностью акционерных обществ получили значительное развитие фондовые биржи — регулярно функционирующие рынки ценных бумаг и иностранной валюты. На них продавались и покупались государственные ценные бумаги — облигации государственных займов, акции и облигации акционерных обществ, банков, закладные листы ипотечных банков (особый тип облигаций). Биржа становилась рынком, при посредстве которого осуществлялась не только централизация капитала, но и его долгосрочное вложение в промышленность, транспорт, торговлю, строительство и другие отрасли, что имело важное значение для экономического развития страны. Характеризуя данный период развития России, В. И. Ленин указывал, что «в несколько десятилетий совершились превращения, занявшие в некоторых старых странах Европы целые века» (Ленин В. И. Полн. собр. соч.-Т. 20. — С. 174).

Перестройка хозяйства России на капиталистических основах обусловила резкое возрастание объема внутренней и внешней торговли. Наметившаяся к концу 60-х и в начале 70-х годов тенденция роста товарооборота имела темп, который был выше темпа увеличения массы денег в обращении. Улучшение экономического положения России, а также приток иностранных капиталов в страну способствовали укреплению государственных финансов, что благоприятно сказывалось на состоянии денежного обращения. Курс кредитного рубля в золотых копейках начал повышаться (табл. 7).

Таблица 7

Курс кредитного рубля (1870-1886 гг.)
Годы (на 1 января) Сумма кредитных билетов в обращении, руб Курс в золотых копейках
1870 721 788 189 77,5
1875 797 313 480 86,0
1880 1 162 515 125 64,8
1885 1 073 511 125 63,3
1890 1 046 295 384 72,6
1895 1 121 281 634 67,5
1896 1 121 281 634 66,7

Источник. Гусаков А. Д. Денежное обращение дореволюционной России. — С. 43.

С 1867 г. правительство России встало на путь интенсивного накопления разменного фонда. Императорским повелением от 2 июня 1867 г. Государственному банку и его конторам было предоставлено право принимать звонкую монету в платежи. При этом ему разрешалось брать как российскую, так и иностранную монету, а также золото и серебро в слитках по ценам, установленным Госбанком. Банк, принимая звонкую монету, взамен выдавал кредитные билеты, а при их отсутствии в кассе — производил их новые выпуски. Звонкая монета направлялась в разменный фонд банка. В итоге за 1867 — 1876 гг. масса кредитных билетов в обращении увеличилась с 697,2 млн. до 751,6 млн. руб., а разменный фонд — с 78,3 млн. до 310,1 млн. руб. (См.: Государственный банк. — С. 8).

Накоплению золотого запаса способствовал также выпуск депозитных металлических квитанций в 1886 г. С 1 января 1877 г. было введено взимание таможенных пошлин золотой монетой. Государственному банку предоставлялось право принимать от частных лиц в уплату пошлин золотую монету, иностранные банковские билеты, разменные на золото, русские ценные бумаги, номинал которых был установлен в золотом исчислении, и взамен их выдавать депозитные квитанции на золотую валюту. Таможенные учреждения обязаны были принимать их в уплату по нарицательной цене, а банк разменивал их свободно на золотые полуимпериалы. Частные лица могли рассчитываться депозитными квитанциями друг с другом по соглашению между собой. Тем самым депозитные квитанции, имевшие номинал 50 и 500 руб., выполняли функции государственных денежных знаков. Они выпускались в течение ряда лет вплоть до конца XIX в. На лицевой стороне депозитных квитанций в 500 руб. указывался номинал и помещен текст: «Государственный Банк. Депозитная Металлическая Квитанция. Государственный банк выдает немедленно по предъявлении в кассу пятьсот рублей металлических золотою монетою, считая 5 руб. мет. в полуимпериале с содержанием чистого золота 1 зол. 34,68 долей или 10 руб. мет. в империале с содержанием чистого золота 2 зол. 69,36 долей». Здесь же приведены год выпуска, наименования должностных лиц, уполномоченных подписывать квитанции («Управляющий», «Главный Кассир»), их подписи. В нижней части лицевой стороны купюры расположен текст: «Квитанции сии принимаются в платежи таможенных пошлин наравне с золотою монетою; между частными же лицами обращаются по взаимному соглашению». В центре знака изображен герб России. На оборотной стороне купюры указан год выпуска, помещенный в круг, по краям которого в виде окружности изображены слова «Депозитная металлическая квитанция», очерченные с внешней стороны более широким кругом (см. Приложение, табл. 1.8, № 609; ил. 1. 8.42; Водяные знаки, № 26Б).

Накопление золотого запаса и повышение курса кредитного рубля возродили надежду правительства на полную стабилизацию денежного обращения. Однако русско-турецкая война 1877 — 1878 гг. и последовавший в 1880 г. неурожай на многие годы отложили решение этого вопроса. Война велась за счет вновь заключенных займов, выпусков кредитных билетов. В результате курс кредитного рубля на 1 января 1880 г. составил 64,8 золотой копейки, т. е. на 21,2 золотой копейки меньше, чем по состоянию на 1 января 1875 г.

Оформление государственных кредитных билетов, выпускавшихся в России с середины XIX столетия, отразило некоторые особенности мировоззрения в обществе, развитие новых направлений в искусстве. Подавление в 1825 г. восстания декабристов и наступившая затем реакция поколебали позиции классицизма, который стал все больше отождествляться с казарменным стилем, вызывавшим ассоциации с бытом военных поселений, деспотизмом аракчеевщины и муштрой николаевского времени. В России на смену классицизму пришло сознание, проникнутое романтической окраской и историзмом. В обществе возрос интерес к отечественной истории и культуре. Романтизм и увлечение историей одушевляли все слои общества. Близкие к царскому двору крути искали в событиях прошедших веков подтверждение незыблемости социального строя. Многие представители романтизма идеализировали прошлое, главным образом средневековье. В 50-е годы, когда спор между приверженцами классицизма и его противниками был решен в пользу последних, наступил новый этап в искусстве, названный «русским» стилем. Сторонники этого направления в архитектуре, графике, живописи широко использовали сюжеты не из крестьянского народного и прикладного искусства, а из дворцового.

В оформлении кредитных билетов этот стиль обозначился с 50-х годов, когда на бумажных денежных знаках впервые стали появляться крупные грузные детали архитектурных сооружений, например портала — декоративно оформленного входа в княжеский дворец (см. Приложение, ил. 1.6.311.6.32). Однако особенно значительное влияние «русского» стиля на оформление денежных знаков прослеживалось в 60-х и последующих годах. На кредитных билетах впервые появились парадные портреты русских исторических лиц — великого русского полководца князя Дмитрия Донского (см. ил. 1.7.36), основателя династии Романовых — царя Михаила Федоровича (см. ил. 1.7.37), царя Алексея Михайловича (см. ил. 1.7.38), Петра I (см. ил. 1.7.40), Екатерины II (см. ил. 1.7.41). (При последующих выпусках кредитных билетов прочно укоренилась традиция помещения парадных портретов российских императоров.) В оформлении кредитных билетов начало проявляться механическое объединение декоративных деталей, с максимальной плотностью насыщавших отведенные для них поверхности денежного знака. На кредитных билетах впервые появились изображения императорских вензелей: на знаках, выпущенных до 1882 г., — Александра II. с 1882 г. — Александра III, с 1895 г. — Николая II.

В связи с проведенными изменениями в структуре государственной кредитной системы России несколько изменилось содержание помещенного на кредитных билетах текста: «Государственный кредитный билет. По предъявлении выдается из разменной кассы Государственного Банка (на билетах, выпущенных в 1843-1865 гг., — из разменных касс Экспедиции кредитных билетов. — Авт.) один (три, пять, десять, двадцать пять, пятьдесят, сто. — Авт.) рубль (рублей. — Авт.) серебряною или золотою монетою». В остальном содержание надписей на новых кредитных билетах по существу было таким же, как и на предшествовавших им бумажных денежных знаках этого наименования, в частности, на оборотной стороне обязательно приводился текст извлечения из манифеста об их эмиссии (см. Приложение, табл. 1.7, №538-607; ил. 1.7.331.7.41; Водяные знаки, № 18Б-25Б).

В начале 80-х годов правительство, Министерство финансов, возглавляемое Н. X. Бунге, вновь возвращается к мысли о стабилизации рубля. Указом от 1 января 1881 г. объявляется о прекращении выпусков кредитных билетов и о сокращении их количества в обращении. В соответствии с указом предполагалось изъять в течение восьми лет кредитных билетов на 400 млн. руб., т. е. по 50 млн. в год. Правительство считало, что эта мера позволит повысить покупательную способность рубля и его курс с тем, чтобы затем провести денежную реформу и восстановить размен кредитных билетов на звонкую монету.

Как следует из указа 1881 г., с целью упорядочения денежного обращения в стране правящие круги России начали борьбу с обесценением кредитного рубля, чтобы поднять его покупательную способность. Однако у государства не хватало средств на ежегодное изъятие кредитных билетов из обращения. В этой связи правительство прибегло к внутренним долгосрочным займам: посредством пятого выпуска 1881 г. 5%-ных банковских билетов на сумму 100 млн. руб. (22 сентября 1881 г.); займа в форме 6%-ной золотой ренты на сумму 50 млн. руб. золотом (11 ноября 1883 г.). Краткосрочный долг правительства по билетам государственного казначейства (серий), составлявший к 1 января 1881 г. 216 млн. руб. (в течение 1855-1881 гг. было выпущено 47 серий билетов государственного казначейства на 141 млн. руб.; прежние же 25 серий, выпущенные в обращение до 1855 г., по мере наступления сроков обменивались на новые серии) (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть первая. — С. 454. Следует отметить, что с 1860 г. билеты государственного казначейства стали снабжаться купонами, на которых была указана сумма ежегодного процентного платежа в пользу владельца данной ценной бумаги. При совершении этого платежа купон отрезался от билета. Вплоть до 1917 г. все российские ценные бумаги, дававшие их владельцу право на получение ежегодных процентных платежей, имели подобные купоны), повысился в 1883 г. до 240 млн. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902. Часть вторая. — Спб.: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1902. — С. 94) Вместе с тем основная часть средств, получаемых от займов, направлялась прежде всего на нужды казначейства. Напряженность государственного бюджета в значительной мере обусловливалась разразившимся в 1882 г. экономическим кризисом, который продолжался около пяти лет. В этой связи в 1881-1886 гг., т. е. за шесть из обещанных восьми лет, было изъято всего 87 млн. вместо 300 млн. руб. (См.: Государственный банк. — С. 9) 15 мая 1887 г. было списано с баланса Госбанка не представленных к обмену кредитных билетов образца 1843 г. на сумму 138 тыс. руб. (См.: Министерство финансов. 1802-1902 Часть вторая. — С. 107) Данные операции не оказали никакого влияния на повышение покупательной способности рубля. Курс рубля продолжал падать (см. табл. 7). На снижение курса кредитного рубля повлияло и то обстоятельство, что в 1886 г. правительство вынуждено было вновь прибегнуть к эмиссии кредитных билетов, сумма которой составила 75 млн. руб.

Неспособность правительства остановить инфляционный процесс объяснялась в первую очередь влиянием на экономику страны пережитков феодализма. Они сохранялись в условиях, когда в России происходило быстрое развитие промышленного капитализма. Остатки крепостного хозяйства являлись тяжелыми оковами для роста производительных сил, препятствовали превращению России в развитую индустриальную державу. Кроме того, хотя и недавно созданная, капиталистическая экономика в России развивалась циклически, по законам капиталистического способа производства. Промышленные кризисы, сопровождавшиеся многолетними депрессиями, отрицательно влияли на развитие отраслей хозяйства страны. Все это объясняло постоянную напряженность государственного бюджета и платежного баланса, крупные внешние и внутренние займы России, провал попыток правительства упорядочить денежное обращение посредством повышения покупательной способности кредитного рубля. Инфляция еще больше ухудшила материальное положение трудящихся. Промышленная буржуазия, помещики повышали цены, прежде всего на товары широкого потребления. В условиях обесценения денег оплата наемного труда оставалась, как правило, без изменения. Тем самым инфляционное бумажноденежное обращение вызывало перераспределение национального дохода в ущерб беднейшим слоям населения и в пользу господствующих классов в России.

Таким образом, за более чем полувековое существование кредитных билетов в России период их устойчивого обращения составил чуть более десяти лет (1843-1853 гг.). В остальные годы кредитный рубль являлся инфляционной валютой, от обращения которой правительство, господствующие классы извлекали огромные прибыли. Вместе с тем в конце XIX столетия бурное социально-экономическое развитие России вынудило правительство внести определенные изменения в свою денежную политику, устройство денежного обращения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"