Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

О классификации и хронологии электровых монет Кизика (С. А. Булатович)

Изучение широко распространенных в греческом мире в V-IV вв. до н. э. электровых монет Кизика встречается с рядом трудностей, обусловленных особенностями этих монет. Непрерывная смена типов и отсутствие сюжетного изображения на реверсе кизикинов не позволяет сравнивать штемпеля для их классификации. Что касается веса, то он оставался стабильным в течение всего периода их эмиссии. Как установлено, резкие колебания золотого содержания в составе сплава, из которого изготовлялись эти монеты, не зависели от времени их выпуска. Поэтому главным и долгое время единственным путем для датировки кизикинов представлялся стилистический анализ изображений на их лицевых сторонах*. Очевидно, однако, что неизбежно присущий указанному анализу субъективизм не давал возможности прийти к прочно обоснованным выводам. Это заставило В. Гринвелла обратить внимание на различия в оформлении вдавленного квадрата, являющегося единственным типом реверса кизикского Электра**, а В. Рос впервые попытался использовать эти различия для классификации монетного материала***. Тем не менее прошло немало лет, пока Г. Фритце проследил ход изменений в оформлении квадрата на реверсе кизикинов и построил на этой базе свою классификационную схему. При определении абсолютных дат для выделенных им групп и этот исследователь опирался все-таки на результаты стилистического анализа изображений на аверсах****.

* (TMGR, 1, col. 151-152.)

** (Greenwell W. The electrum coinage of Cyzicus. - NC, 1887, 7T p. 28.)

*** (CBM, Mysia, p. XVII.)

**** (Fritze H. Die Elektronprägung von Kyzikos. - Nomisma, 1912, 7, S. 1-38.)

Еще задолго до появления работы Г. Фритце высказывались различные предположения относительно продолжительности выпуска кизикинов и делались попытки указать начальную и конечную даты этой эмиссии. Одним из первых в этой области выступил Г. Брандис, который отнес начало чеканки кизикского электра к первой половине VI в. до н. э., а ее конец связывал с распространением золотых монет Александра*. Эту последнюю дату принял также Ф. Ленорман, но начало чеканки он отнес ко времени Пелопоннесской войны**. В трудах В. Роса и Б. Хэда дата первых эмиссий была отодвинута до рубежа VII-VI вв. до н. э., а заключительных серий - до середины IV в. до н. э.*** Э. Бабелон, принявший с некоторыми оговорками эти крайние даты, подразделил кизикские электровые монеты на три хронологические группы и показал, что наиболее интенсивный их выпуск приходится на годы пребывания Кизика в составе Афинского морского союза. Существенно при этом, что Бабелон считал вероятным перерыв в чеканке, который по его предположению начался после завоевания Лидии персами (546 г. до н. э.) и продолжался до воцарения Дария Гистаспа (521 г. до н. э.)****. Его поддержал П. Гарднер, отнесший возобновление электровой чеканки Кизика к годам Ионийского восстания против персидского владычества*****. Английский нумизмат также относил начало этой чеканки к концу VII или к самому началу VI в. до н. э., а конец ее в отличие от Бабелона связывал не с распространением золотых статеров Филиппа, а с завоеванием Азии Александром******.

* (Brandis J. Münz-, Mass- und Gewichtswesen in Vorderasien. Berlin, 1866, S. 176-178.)

** (Lenormant F. Cyziceni. - Dictionnaire des antiquites grecques et romaines d'apres les textes et les monuments, ed. par Ch. Daremberg et E. Saglio. T. 1, fasc. 2, Paris (1877), p. 1700-1701.)

*** (CBM, Mysia, p. XV-XVII; HN, p. 523-525.)

**** (TMGR, 1, col. 149, 152, 157-158; 2, col. 1389-1390, 1392, 1396.)

***** (Gardner P. The coinage of the Ionian revolt. - JHS, 1911, 31, p. 151-160.)

****** (Gardner P. A history of ancient coinage 700-300 B. C. Oxford, 1918, p. 81, 85, 99 232-234)

Г. Фритце, подвергший тщательному изучению всю электровую чеканку Кизика, не принял заключения о перерыве во второй половине VI в. до н. э. и разбил эпоху выпуска кизикинов на четыре периода. Первый продолжался от 600 до 550 г. до н. э., второй - от 550 до 460 (в первоначальной схеме до 475 г.), третий - от 460 до 405 (в первоначальном варианте до 410 г.) и четвертый - от 405 до 330 г. до н. э.* Эти взгляды, лишь незначительно видоизмененные другими нумизматами**, безоговорочно господствовали до 50-х годов, когда А. Бретт подразделила кизикины на пять хронологических групп - до 550 г., от 550 до 500, от 500 до 460, от 460 до 400 и, наконец, от 400 до 330 г. до н. э.*** К сожалению, американская исследовательница предложила свою хронологию без всякой аргументации, что, безусловно, затрудняет ее критическую оценку и проверку.

* (Fritze H. Op. cit., S. 21-22, 24, 27, 35; Die Silberprägung von Kyzikos. - Nomisma, 1913, 9, S. 40.)

** (Так, К. Реглинг отодвигает грань между второй и третьей группами к 480 г. до н. э. (Regling K. Der griechische Goldschatz von Prinkipo. - ZfN, 1931, 41, S. 5, Anm. 1), а Г. Штейнванд приближает ее к середине V в. до н. э. (Штейнванд Г. Д. Кiзiкський гект Одеського музею у зв'язку з електровим карбуванням Кiзiка. - ВОКК, серiя археологiчна, 1930, 4/5, с. 17).)

*** (Brett A. Museum of fine arts, Boston. Catalogue of greek coins. Boston, 1955, p. 185, 187, 191, 195, 201. Большое значение имеет также точная датировка некоторых конкретных типов (Seltman Ch. Greek coins. London, 1955, p. 294, pi. XVII; p. 303, pl. XLI; Kraay C. M. Greek coins. London, 1966, p. 368-370, pl. 198-200).)

Фритце и Бретт рассматривают чеканку кизикинов как непрерывный эволюционный процесс. Но можно ли на основании анализа особенностей оформления вдавленного квадрата* или стилистической оценки очень разнообразных изображений на аверсах монет игнорировать те исторические условия, в которых осуществлялась эмиссия? К тому же выводы различных специалистов о датировке одних и тех же монет далеко не всегда совпадают, и нелегко в этих случаях прийти к однозначным хронологическим определениям**. Между тем представление о непрерывной работе кизикского монетного двора приходит в противоречие с теми сведениями, которыми мы располагаем об условиях, сложившихся в Западной Анатолии в середине VI в. до н. э., когда гегемония лидийских царей над греческими городами сменилась их подчинением Киру и его преемникам***. Нет оснований считать, будто Кизик был счастливым исключением среди всех прочих греческих городов, прекративших под персидской властью чеканку монет из электра. Непрерывности чеканки электровых монет Кизика противоречат и некоторые стилистические наблюдения, а также сравнение этих монет с серебряной чеканкой того же Кизика.

* (Наблюдения Фритце были продолжены Д. Рувье (Rouvier D. Notes techniques sur les stateres de Cyzique. - Schweizerische numismatische Rundshau. 1957, 38, S. 11-20).)

** (Например, статер с легендой EΛEYΘEPIA (Fritze H. Die Elektronprägung, Taf. VI, 27) приурочивали к победе Конона при Книде в 394 г. до н. э. (Greenwell W. Op. cit., p. 76-77), к изгнанию персидского гарнизона в 365 г. до н. э. (Gardner P. A history, p. 237) и даже к победе Александра при Гранике (Lenormant Ch. Essai sur le stateres de Cyzique. - RN, 1856, 1, p. 26). Статер с изображением Ники (Fritze H. Op. cit., Taf. V, 2) относили к битве у Кизика в 410 г. до н. э. (Greenwell W. Op. cit., p. 75; Lederer Ph. Ein Goldstater Alexanders des Groβen. - ZfN, 1922, 33, S. 190) или к упомянутой победе Конона (Brett A. Op. cit., p. 202).)

*** (Об эмиссионной политике Ахеменидов см.: Gardner P. A history, p. 86-90; Seltman Ch. Op. cit., p. 62-63; Schlumberger D. L'argent grec dans l'empire Achemenide. Paris, 1953, p. 12-16).)

Главным аргументом сторонников непрерывности электровой чеканки Кизика являются ссылки на архаический стиль монет, относимых поэтому ко второй половине VI в. до н. в. Однако наличие на кизикинах отдельных проявлений изобразительных средств архаического искусства и даже целых композиций, выдержанных в традициях архаики, не может само по себе служить исчерпывающим доказательством изготовления соответствующих монет в VI в. до н. э. Прежде всего, чисто стилистические методы искусствоведческого анализа не свободны от субъективизма*. Кроме того, монетная глиптика несколько отставала от развития других видов изобразительного искусства. Так, вполне принадлежащая архаике схема так называемого бега на коленях (Knielauf) бытует в монетном искусстве по крайней мере до середины V в. до н. э. Это же можно сказать и об изображении птицы, летящей таким образом, что одно ее крыло помещается над корпусом, а другое под ним. Надо также принять во внимание, что резчики штемпелей воспроизводили порой статуи, в том числе и такие, которые были выполнены в эпоху расцвета архаического искусства. Сам Фритце вынужден в некоторых случаях на основании особенностей квадрата на реверсе относить к IV в. до н. э. кизикские статеры с явно архаическими изображениями на аверсе**.

* (Cahn H. A. Analyse et l'interpretation du style. - In: Congres International de numismatique (Paris, 1953). Paris, 1957, 2, p. 37-39.)

** (Например, всадник на статере (Fritze H. Die Elektronprägung, Taf. VI, 30) очень близок такому же изображению на аттической стеле VI в. до н. э. (Seltman Ch. Athens, its history and coinage before the persian invasion. Cambridge, 1924, p. 141, fig. 74). Аналогии другим типам IV в. (Fritze H. Op. cit., Taf. VI, 26, 35) можно указать среди ионийских монет времени восстания (CBM, Ionia, pl. I, 23, 26; Gardner P. Note on the coinage of the Ionian revolte. - JHS, 1913, 33, p. 105).)

Следует добавить, что не всегда бесспорна и аргументация, основанная на формальном изучении вдавленного квадрата. Это относится прежде всего к наиболее ранним сериям кизикского электра. Г. Фритце сам признает нечеткость границ между группами и особенно подгруппами его классификации. Действительно, многие монеты имеют квадраты переходных или недостаточно определенных форм и могут быть отнесены к концу более ранней, или к началу следующей группы*. Даже линейное перекрестие, делящее квадрат на четыре части и являющееся главным отличительным признаком подгруппы На, по классификации этого ученого, встречается на греческих монетах Малой Азии значительно позже того времени, к которому он относит данную подгруппу**. Между тем на кизикинах перекрестие появляется даже раньше, чем это установил Фритце***. Наконец, первые эмиссии кизикинов представлены по преимуществу гектами и еще более мелкими фракциями, так что при изготовлении штемпелей резчику не всегда удавалось точно воспроизвести на ограниченной площади все признаки квадратов, которые изображались на одновременных статерах****.

* (Таковы № 42, 51, 175 по каталогу Фритце.)

** (Seltman Ch. Greek coins, pl. XII, 1, 2, 5, 6, 9; XVI, 11, 16. Последнюю монету относят, впрочем, и к 428 г. до н. э. (Healy J. F. A new light on the unique stater of Mytilene. - American numismatic society. Museum notes. 1958, 8, p. 7-9).)

*** (Линейный крест заметен уже на гекте типа Fritze, Taf. I, 24, в то время как на стилистически и типологически близкой гекте типа Fritze, Taf. I, 27 квадрат напоминает скорее крылья ветряной мельницы. Равным образом монеты типа Fritze, Taf. I, 29, 31, 32 с линейным перекрестием внутри квадрата должны быть поставлены перед монетами типа Fritze, Taf. I, 24, 26, 28, на которых тунец превратился из основного типа в простой опознавательный символ.)

**** (Карышковский П. О. Об обращении кизикинов в Ольвии. - НЭ, 1960, 2, с. 7, прим. 2.)

На основании изложенного можно прийти к заключению, что выделение самой ранней группы электровых монет Кизика не может полностью основываться на особенностях оформления квадрата на их реверсах. Не меньшее значение имеет содержание типологии их аверсов. Именно на этом основании Рос и принимающий его классификационную схему Хэд выделяют типологически обособленную группу кизикинов, на которых в качестве основного монетного типа используются изображения тунца и его частей - головы, хвоста. Английские нумизматы называют эти типы морскими (marine types)*. Совершенно аналогичную по типам серию кизикского серебра четко выделяет сам Фритце, подчеркивающий к тому же, что это наиболее раннее серебро отделено продолжительным перерывом от последующих эмиссий серебряных монет Кизика. Фритце видит отличительную черту серебра указанной ранней группы в том, что здесь тунец входит в состав основного типа, тогда как в дальнейшем он превращается в дополнительный опознавательный символ**. Но не подлежит сомнению, что такое же различие существует между эдектровыми кизикинами "с морскими типами" и всеми последующими выпусками кизикского электра. Поэтому и формально-нумизматический анализ заставляет принимать наличие хронологического разрыва между первой группой электровых монет Кизика и всеми последующими.

* (CBM, Mysia, p. XVI; HN, p. 523. )

** (Fritze H. Die Silberprägung, S. 36.)

Слабая сторона классификации Г. Фритце состоит в том, что формальный анализ полностью заслоняет историческую действительность. Нужно признать, что в более поздней работе о серебряных монетах Кизика этот недостаток был устранен. Между тем очевидно, что исторические события влияли не только на серебряную, но и на электровую чеканку. Вторая группа электра охватывает по схеме Фритце очень насыщенный крупными политическими событиями исторический период в жизни Малой Азии. Гарднер совершенно правильно указывает на значение крушения Лидийской державы и установления владычества персов, с одной стороны, и на роль Ионийского восстания, с другой. Поэтому очень трудно представить, что между 550 и 460 гг. до н. э. чеканка Кизика развивалась мирно и непрерывно. Напротив, подчинение Персии в 546 г. до н. э. и участие города в восстании против персов в 500-494 гг. до н. э. должны были оказать решающее воздействие на эмиссионную политику Кизика: как и все остальные города западного побережья Малой Азии, он должен был прекратить выпуск монет из "белого золота" на все время пребывания под властью ахеменидского "царя царей" и получил реальную возможность возобновить его лишь в годы восстания*.

* (Gardner P. A history, p. 91-103; Seltman Ch. Greek coins, p. 87-89. )

После разрушения Милета и разгрома ионян чеканка мятежных городов была по необходимости прекращена. Однако Кизик, избежавший, по сообщению Геродота (VI, 33), разрушения и наиболее тяжелых репрессий, оказался в последующие десятилетия в более благоприятном положении, чем его соседи. Можно предполагать, что добровольное подчинение персам позволило городу продолжить выпуск электра во втором и в третьем десятилетиях V в. до н. э. Но окончательно условия для регулярной и обильной чеканки электра складываются лишь после включения Кизика в состав победоносной Афинской державы. Поэтому хронологическая грань между кизикинами второй и третьей группы должна устанавливаться не по формальным признакам, а определяться временем его вхождения в число членов Афинского морского союза*. Благодаря расширению связей Афин с причерноморскими городами и народами экономика Кизика переживает подъем, возрастает потребность в монете, и город превращается во "второй монетный двор Афинской державы"**. Так как рассчитанные на причерноморские рынки кизикины чеканились из электра, их не коснулось ограничение серебряных эмиссий афинских союзников. Напротив, выпуск кизикинов растет, и это косвенно отражается и в необычайном разнообразии типов второй половины V в. до н. э., и в прямом обращении к воспроизведению на статерах третьей группы памятников аттического монументального искусства***.

* (Так считает, впрочем, и Г. Фритце (Fritze H. Die Silberprägung, S. 40, Anm. 2). )

** (Weil R. Das Münzmonopol Athens im ersten attischen Seebund. - ZfN, 1906, 25, S. 52-62; Babelon E. La politique monetaire d'Athenes au V s. av. J. C. - RN, 1913, 17, p. 457-485; Gardner P. Coinage of the Athenian empire. - JHS, 1913, 33, p. 147-188; Johnston J. An international managed currency in the V cent. B. C. - Hermathena, 1932, 47, p. 132-157.)

*** (Таковы монеты с воспроизведением знаменитой статуи тираноубийц (Fritze H. Die Elektronprägung, Taf. IV, 6), с изображением Геи с младенцем Эрнхтонием (ibid., Taf. V, 5) или Геи с виноградным кустом (ibid., Taf. IV, 5, 39; Taf. VI, 19, 24).)

Военные неудачи Афин в последние годы Пелопоннесской войны и распад Афинской державы приводят к тому, что в 405 г. до н. э. Кизик полностью освобождается от господства афинян. Это означает, что перестал действовать запрет на чеканку серебра, который существовал в Афинской державе для всех союзных государств*. Кизик пользуется этим, начиная чеканку крупных серебряных монет с изображением Коры Сотейры**. Это же изображение появляется и на электровых статерах, которые по сходству типов должны быть отнесены к тому же времени***. Именно этой эмиссией начинает Г. Фритце последнюю группу кизикского электра, которая охватывает, по его предположению, около 70 лет. Если даже считать, что выпуск статеров прекращается около середины IV в. до н. э., количество входящих в нее типов не позволяет говорить о резком сокращении или расширении чеканки после освобождения от афинской гегемонии****. Но очень вероятно, что в IV в. до н. э. судьба кизикских электровых эмиссий определялась не столько политическими событиями, сколько экономическими предпосылками. Хотя сообщения Демосфена подтверждают, что эти монеты обращались еще в предпоследней четверти IV в. до н. э., есть все основания считать, что чеканка электра переживает кризис и выпуск кизикинов прекратился около середины этого столетия. Полагают, что вытеснение кизикинов с денежного рынка произошло в результате вытеснения их золотыми статерами Филиппа и Александра*****. Однако можно предположить, что массовые эмиссии македонских царей были завершением процесса, начавшегося намного раньше. Если в эпоху афинской гегемонии кизикины не встречали себе соперников на рынках Восточного Средиземноморья и Причерноморья (электр Лампсака чеканился недолго и в небольших количествах, а Фокея и Митилена выпускали лишь гекты, низкое качество сплава которых ни для кого не было секретом******, то в годы Пелепоннесской войны и в последующие десятилетия резко возрастает приток в Грецию золотых дариков*******. В первой половине IV в. до н. э. золотую монету чеканят Афины, города северного побережья Эгейского моря, Абидос, а на крайних границах греческой ойкумены к ним присоединяются Родос и Боспор. Особенно показателен пример Лампсака, чеканившего в V в. до н. э. электр, находившийся под несомненным типологическим влиянием кизикинов********. В IV в. до н. э. Лампсак переходит к выпуску золотых статеров, которые также заимствовали порой изображения кизикинов, но постепенно теснили последние на рынках*********. К моменту начала обильной чеканки золота македонским царем Филиппом********** Кизик по всей вероятности успел убедиться в невыгодности чеканки тяжелых электровых статеров.

* (Mattingly H. B. The Athenian coinage decree. - Historia, 1961, 10, p. 148-188; Robinson E. S. G. The Athenian currency decree and the coinage of the allies. - Hesperia, 1949, Sup. 8, p. 324-340; Паршиков А. Е. О времени монополизации чеканки серебра в Афинской державе. - НЭ, 1972, 10, с. 64-73.)

** (Fritze H. Die Silberprägung, Taf. I; TMGR, 2, pl. 178, 16-23.)

*** (Fritze H. Die Elektronprägung, Taf. V, 36; Regling K. Der griechische Goldschatz von Prinkipo, Taf. II, 46.)

**** (Lenormant F. De quelques especes de la monnaies grecques. - RN, 1867, 12, p. 347; Lenormant Ch. Op. cit., p. 20.)

***** (Gardner P. A history, p. 237; Regling K. Der griechische Goldschatz von Prinkipo, S. 42-46.)

****** (Regling K. Lampsakener. - RE, 1924, 12, Sp. 589-590; Healy J. F. The Composition of Mytilenean electrum. - In: Congres International de numismatique (Paris, 1953). Paris, 1957, 2, p. 529-536.)

******* (Это подтверждается кладами дариков в Греции. - (IGCH, № 63, 362, 1222, 1278, 1656, 2122).)

******** (Baldwin (Brett) A. The electrum coinage of Lampsakos. - American numismatic society. Monographs. 1914, 1.)

********* (Baldwin (Brett) A. The gold staters of Lampsakos. - American Journal of numismatics, 1924, vol. 8, third pars, № 4.)

********** (West A. B. The early diplomacy of Philip II of Macedon illustrated by his coins. - NC, 1923, 3, p. 169-210; Seltman Ch. Greek Coins, p. 199-203.)

Подводя итоги сказанному, можно заключить, что чеканка ранних электровых монет так называемой морской группы началась в конце VII или в начале VI в. до н. э. и продолжалась до падения державы Мермнадов и перехода греческих городов восточного побережья Эгейского моря и Пропонтиды под власть Персии (546 г. до н. э.). Чеканка электра возобновилась в Кизике в период Ионийского восстания (500-494 г. до н. э.) и продолжалась, возможно с перерывами, до включения города в Афинский союз (около 460 г. до н. э.). Третья группа, представленная наибольшим количеством монет и отличающаяся особенным разнообразием типов, охватывает эмиссии того времени, когда Кизик находился под верховным контролем Афин, то есть до 405 г. до н. э. С конца V в. до н. э. начинается выпуск монет последней хронологической группы, прекратившийся скорее всего около середины IV в. до н. э. Формальные признаки монет каждой из этих групп выявлены Г. Фритце, но периодизация истории монетной чеканки не может строиться на основании только этих признаков без учета реальной истории города.

Кизикские электровые монеты долгое время были одним из наиболее распространенных видов греческих монет. Прекращение их выпуска не могло автоматически исключить их из обращения. Действительно, они встречаются в кладах вместе с золотыми статерами Филиппа и упоминаются в документах в третьей четверти IV в. до н. э. К концу этого столетия они по всей вероятности исчезают из обращения, уступая свое место и функции золотым монетам Филиппа, Александра и Лисимаха.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"