Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Царь или не царь?

Первый этап чеканки монет Бориса Годунова наступил после смерти Федора Ивановича 7 января 1598 г. и закончился датой венчания на царство Бориса Годунова в Успенском соборе в Москве в начале сентября (1598 г.). Как известно, все эти восемь месяцев Борис, оставаясь фактически правителем страны, формально не мог считаться царем до утверждения его кандидатуры Боярской Думой и официальной коронации. Это создавало весьма щекотливую ситуацию при решении вопроса о чеканке государственной монеты, обязательным атрибутом которой было помещение царского имени и титула. Монеты с именем Бориса, или, как требовала формула надписей на русских копейках, "Царя и великого князя Бориса Федоровича всея Руси", датированные 7106 г., неизвестны.

Самые ранние датированные монеты Бориса относятся к 7107 г.: это новгородские копейки с буквами В/НО. РЗ (Новгород, 107 год) и псковские с буквами ПСРЗ (Псков, 107 год). Такие монеты датируют самые ранние известные нам клады Бориса из г. Великие Луки (1599 г.), из д. Кузяево Дмитровского р-на Московской обл. (1599 г.) и из г. Пскова или окрестностей (1599 г.). Все эти три клада содержат очень малое количество монет Бориса (в кладе из Великих Лук из общего количества 2263 экз. на долю монет Бориса приходится всего 2 экз., в кладе из Кузяево на 394 экз. - 4 монеты Бориса, в псковском кладе на 38 монет - 14 монет Бориса). Клады были зарыты уже во второй год царствования Бориса, и такое малое количество монет с его именем вызывает удивление.

Возникает вполне закономерный вопрос: чеканились ли вообще монеты с января по сентябрь 1598 г.? Трудно представить, однако, чтобы государство могло обходиться без чеканки монет в течение восьми месяцев. Видимо, монеты чеканились, и столь же очевидно, что чеканка монет, эта важнейшая государственная акция, должна была ориентироваться на внутриполитическую ситуацию в стране. Борис Годунов шел к царскому трону с соблюдением черезвычайных мер предосторожности. Чеканка монет с легендой "Царь и великий князь Борис Федорович всея Руси" весной или летом 1598 г. прозвучала бы как вызов Боярской Думе, которая не поддержала решения Земского собора 17 февраля 1598 г., выдвинувшего кандидатуру Бориса на царский трон, и предложила избрать царем Симеона Бекбулатовича. Дипломатическая борьба сторонников Бориса и Боярской Думы длилась всю весну и лето 1598 г. В конечном итоге победила партия Бориса, прежде всего потому, что он сумел обеспечить поддержку себе со стороны среднего дворянства и городского населения, а также значительной части боярской аристократии. Не меньшую роль сыграла поддержка Бориса высшей церковной иерархией.

Если Борис Годунов не мог рискнуть на чеканку монет от своего имени до официальной коронации, а не чеканить монету не позволяли государственные соображения, логично допустить, что денежные дворы осуществляли чеканку штемпелями, сохранившимися от предыдущего царствования. Имеются все основания полагать, что копейки с именем Федора Ивановича продолжали чеканиться уже после его смерти на всех трех денежных дворах Московского государства: на Московском, Новгородском и Псковском. Об этом свидетельствует прежде всего анализ кладов, зарытых в годы царствований Федора Ивановича и Бориса Годунова. В кладах времени Федора даже конца его царствования монет самого Федора встречается сравнительно немного. Количество их заметно возрастает в ранних кладах времени Бориса.

Предположение о чеканке монет с именем Федора после его смерти подтверждает изучение датированных копеек Федора. Он скончался в начале января 7106 г., следовательно, монеты с его именем и датой "106" могли чеканиться всего четыре месяца - с сентября по январь. Однако монеты с датой "106" (PS) встречаются почти в таком же количестве, что и монеты предыдущего года (с датой РЕ), хотя последние чеканились на протяжении целого года. Лицевой маточник с датой "105" (РЕ) известен только в двух вариантах (табл. 2, Н., 3, 4), причем один из них (4) употреблялся очень редко. В то же время известно четыре типа маточника 106 г. с буквами PS (табл. 2, Н., 5, 6, 7, 8). Из этого следует, что маточники Федора, как оборотный, с его именем, так и лицевые, с датой "106", использовались на Новгородском дворе дольше, чем четыре месяца при жизни Федора. Нет оснований сомневаться, что ими чеканились монеты при Борисе до 1 сентября следующего, 107 (1598) г.

Любопытны данные, полученные при изучении московских копеек, дат не имеющих. В кладах времени Федора эти копейки представлены почти исключительно только одним типом (табл. 2, М., 9-4). Между тем известно в общей сложности тринадцать типов московской копейки Федора, образованных сочетанием семи лицевых и трех оборотных маточников. Встретить все эти типы удалось только в кладах времени Бориса. Отметим также, что все лицевые маточники времени Федора широко использовались при Борисе на Московском денежном дворе (пять из восьми московских лицевых маточников). Видимо, все известные типы московских копеек Федора были выпущены в обращение не столько в годы его правления, сколько уже после его смерти.

Сходная картина прослеживается при рассмотрении псковского чекана Федора. Среди псковских копеек Федора наиболее многочисленным представляется тип, обозначенный на табл. 2 как П., 4-2. Эти характерные копейки очень распространены во всех кладах рубежа XVI-XVII вв. Обилие их скорее всего следует объяснять не необыкновенным размахом деятельности этого самого маломощного денежного двора при Федоре, а просто более продолжительным использованием маточника с его именем после завершения царствования, уже при Борисе Годунове.

Все эти наблюдения говорят о том, что значительная масса монет с именем Федора появилась уже после его кончины, и первый этап чеканки монет при Борисе Годунове, следовательно, характеризуется чеканкой монет с именем последнего представителя династии Рюриковичей - Федора Ивановича.

Второй этап чеканки монет Бориса Годунова охватывает всего четыре-пять месяцев, с сентября 7107 (1598) г. по январь 7107 (1599) г.

После коронации в сентябре 7107 (1598) г. было бы естественным ожидать массового выпуска монет с именем и царским титулом Бориса и с датой "107" (РЗ). Однако ранние клады времени Бориса Годунова содержат его монеты в единичных экземплярах. Весьма характерно, что в этих кладах нет так называемой "портретной" копейки Бориса, которая по логике должна была бы открыть чекан нового царя и которая в последующие годы чеканилась в очень больших количествах.

Перелом в составе денежного обращения отражают клады 1601 -1602 гг. Количество монет Бориса в них резко возрастает, и первое место среди них занимают датированные новгородские и псковские копейки 107 г. и "портретная" копейка (табл. 3, Н., 1-1; П., 1-1; М., 4-2). Из этих наблюдений можно сделать только один вывод: после коронации Бориса чеканка монет с его именем началась не с сентября 1598 г. или же велась тогда в очень ограниченных размерах. В этом факте можно увидеть проявление осторожности "неурожденного" царя, присущей ему и после коронации. Исследователи, изучавшие события 1598- 1599 гг., спорят о том, был ли в начале 1599 г. созван новый Земский собор, где произошло окончательное утверждение "выборного" царя всея Руси Бориса Федоровича Годунова*, или же в январе - феврале 1599 г. имело место только вторичное подписание утвержденной грамоты об избрании Бориса на царство**, окончательная редакция которой была составлена 1 августа 1598 г.*** В любом случае бесспорным является то, что внутриполитическая ситуация после смерти последнего Рюриковича была крайне сложной и понадобилось соблюдение самых строжайших формальностей при утверждении на престоле новой династии****.

* (Скрынников Р. Г. Земский собор 1598 г. и избрание Бориса Годунова на трон// История СССР. - 1977. - № 3. - С. 141 - 157.)

** (Павлов А. П. Соборная утвержденная грамота об избрании Бориса Годунова на престол//ВИД. - 1973. - Т. X. - С. 206-225.)

*** (Зимин А. А. В канун грозных потрясений. - М.: Мысль, 1986. - С. 212-233; Мордовина С. П. К истории утвержденной грамоты 1598 Г.//АЕ за 1968 г. - М., 1970. - С. 138.)

**** (Р. Г. Скрынников полагает, что положение Бориса после коронации оставалось неустойчивым. В начале января 1599 г. в Польше и Литве стали ходить слухи о том, что Борис убит своими подданными, и в этом могли отразиться отзвуки неутихавших раздоров Бориса со знатью. Стремясь заручиться поддержкой бояр, Борис щедро жаловал высшие думные чины, демонстративно не преследовал своих недавних политических противников, давая тем самым гарантии против возобновления казней.)

***** (Скрынников Р. Г. Борис Годунов. - М.: Наука, 1978. - С. 128-137; Он же. Социально-политическая борьба в Русском государстве в начале XVII в. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. - С. 11-37.)

Выпуск монет с именем нового царя был важнейшей правительственной акцией, имевшей международное значение, и акция эта, судя по данным монет, осуществлялась в начале царствования Бориса Годунова далеко не просто. Об этом свидетельствует весьма оригинальная группа монет, особенность которых заключается в том, что лицевые стороны копеек относятся ко времени царствования Бориса, а оборотные - ко времени Федора Ивановича. Более того, для чеканки этих монет были выбраны такие штемпеля лицевых сторон, где наиболее ярко выражены датирующие признаки. Это были уже упоминавшийся штемпель с портретным изображением Бориса (табл. 3, М., 4-2) и датированные 107 г. новгородский (Н., 1) и псковский (П., 1) штемпеля. Использовался также лицевой штемпель со знаком Московского двора - о/М, изготовленный в самом начале царствования Бориса (М., 1).

Эти копейки впервые были замечены и выделены из чекана Федора Ивановича И. Г. Спасским. Поскольку были обнаружены лишь те типы копеек, оборотные стороны которых несли имя Федора без отчества, исследователь счел возможным отнести этот чекан к кратковременному царствованию Федора Борисовича Годунова, наступившему после смерти Бориса 13 апреля 1605 г. и трагически оборвавшемуся в начале июня того же года. По мнению И. Г. Спасского, в той тревожной обстановке, когда к столице подходили войска Лжедмитрия и решалась судьба новой династии, у правительства не было ни времени, ни средств, ни смысла делать новые маточники с именем Федора Борисовича. На денежных дворах были отобраны штемпеля, где имя Федора употреблялось без отчества, а лицевые штемпеля взяли из запаса, приготовленного при Борисе. Первоначально было выделено пять таких типов монет Федора Годунова*. В последующих работах И. Г. Спасский высказывался уже более осторожно: он выделил только два сочетания - "портретную" лицевую сторону времени Бориса с оборотной стороной Федора (без отчества) и псковскую копейку 107 г., сочетавшуюся с оборотной стороной, несущей имя Федора (тоже без отчества). "Эти сочетания заставляют предположить, - констатирует исследователь, - возникшую если не после Бориса, то при нем, потребность в копейках с именем Федора"**.

* (Спасский И. Г. Денежное обращение в Московском государстве ... - С. 318-319.)

** (Спасский И. Г. Деньги. - С. 241.)

Гипотеза И. Г. Спасского о кратковременном чекане Федора Годунова показалась вполне убедительной и быстро вошла в научный оборот. Однако новые находки в кладах и музейных коллекциях вызывают сомнение в предложенной атрибуции группы копеек, чеканенных разновременными штемпелями. Прежде всего не находит объяснения то обстоятельство, что предполагаемые копейки Федора Годунова, срок чеканки которых мог продолжаться около двух месяцев, оставили столь заметный след в денежном обращении. Во многих кладах первого - начала второго десятилетия XVII в. эти копейки встречаются неоднократно. Но это не единственное сомнение. Копейки "Федора Годунова" обнаружены в двух кладах, зарытых до 1604 г. Имеются и другие аргументы, более весомые. Среди копеек "Федора Борисовича" встречены монеты, на которых имя Федора употребляется с отчеством "Иванович" (табл. 3, М., 4-б; Н., 1-г). Такие копейки уже никак не могут быть отнесены к чекану Федора Борисовича Годунова.

Чисто логические рассуждения также показывают малую вероятность возможности чеканки при Федоре Годунове. Выше уже высказывались сомнения в возможности организации чеканки Федора Годунова за месячный срок его пребывания на царстве, изобиловавший драматическими обстоятельствами. Кроме того, кажется непонятным, почему из всех чеканов Псковского денежного двора был выбран именно тот, который имел дату. Ведь остальные типы псковских копеек помечались только буквами ПС, и использование этих лицевых штемпелей без даты было бы более рациональным в данном случае. Далее, непонятно, почему из всех датированных штемпелей Новгородского двора был избран штемпель 107 г., хотя в данном случае более уместным был бы, например, штемпель с датой 113 (1605) г., который был и лучшей сохранности, и соответствовал дате правления Федора Годунова.

Имеются основания дать иную атрибуцию этой группе копеек. Часть копеек "Федора Годунова" (по И. Г. Спасскому типы Б и В) следует отнести или к чекану самого Федора Ивановича, или к первому этапу чеканки Бориса, когда использовались маточники времени Федора (табл. 2, М., 5-4, 7-4, 10-4). Тип Д, представляющий собой сочетание оборотного штемпеля Федора (табл. 2, П., 2) с псковскими лицевыми маточниками Бориса (табл. 3, П., 5), датируемыми не ранее 1604 г , отнесен нами к 1612 г., когда Псков примкнул к освободительному движению против польских и шведских захватчиков (подробнее об этом ниже)*. Остальные типы (по И. Г. Спасскому А и Г, по табл. 3, М., 4-а, П., 1-б и неизвестные И. Г. Спасскому М., 1-а, 4-б, Н., 1-г) отнесены ко второму этапу чеканки Бориса, заключенному между 1 сентября 1598 г. - началом января 1599 г.

* (В нашей работе "События 1598 года и монеты Бориса Годунова" мы неверно отнесли этот тип к чекану, имевшему место после 1 сентября 1598 г. до начала 1599 г.)

** (Мельникова А. С. События 1598 г. и монеты Бориса Годунова//ИЗ. - 1983. - Т. 109. - С. 208.)

Начальные месяцы 1599 г. все исследователи называют как время, когда царская власть Бориса Годунова получила окончательное формальное утверждение. По всей видимости, администрация денежных дворов до начала 1599 г. не получала указаний на выпуск монет с именем и титулом Бориса Федоровича, царя всея Руси. Денежный приказ вынужден был действовать в соответствии с ситуацией.

Согласно существовавшим тогда порядкам денежные дворы должны были сразу после смерти правителя приступать к изготовлению новых оборотных маточников с именем нового царя. Процесс изготовления их был довольно длительным, не менее месяца. За те восемь месяцев, которые отделяли дату смерти Федора Ивановича от коронации Бориса Годунова, денежные дворы, разумеется, могли успеть приготовить полный набор маточников как лицевых, так и оборотных, необходимых для организации чеканки монет нового царя. Если согласиться с мнением, что после сентября 1598 г. новое правительство еще продолжало соблюдать осторожность и не рисковало выпускать монеты с именем Бориса, то можно предположить, что Денежный приказ дал распоряжение начать чеканку новыми лицевыми маточниками, но в сочетании со старыми оборотными, несущими имя Федора Ивановича.

В таком оформлении монет можно усмотреть свой особый смысл, которым руководствовалось правительство Бориса в начале своей деятельности. Помещение имени Федора на монетах с отличительными знаками царствования Бориса могло расцениваться современниками как стремление подчеркнуть преемственность и законность новой династии. Именно эта мысль прослеживается в ранней редакции утвержденной грамоты об избрании на царство Бориса Годунова, где говорится, что царь Иван Васильевич, "отходя от сего света", приказал душу свою, сына Федора, его супругу Ирину и "все великие государства" Борису Федоровичу*.

* (Павлов А. П. Указ. соч. - С. 208.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"