Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Англинские гости" и русская чеканка

Среди русских монет второй половины XVI в. время от времени в кладах и коллекциях встречаются очень своеобразные монеты. На первый взгляд, они ничем не отличаются от обычных копеек Ивана Грозного и Федора Ивановича. Часть копеек имеет буквы ПС на лицевой стороне, на некоторых не встречается никаких букв, а на ряде копеек под ногами коня стоит сочетание букв к/ХХ. Между собой эти монеты связываются общими лицевыми и оборотными штемпелями и образуют довольно компактную группу. 11о весу они не отличаются от обычных копеек трехрублевой стопы. Заключая их характеристику, отметим, что ни с монетами Грозного, ни с монетами Федора общих связей они не имеют и стоят среди монет второй половины XVI в. изолированно. Копейки эти представлены на табл. 7 соотношения штемпелей и на фототабл. 9.

Фототаблица 9. Английская Московская компания. Подражания русским монетам
Фототаблица 9. Английская Московская компания. Подражания русским монетам

Впервые эти монеты были выделены из чекана Грозного и Федора И. Г. Спасским. Он выделил пять типов таких монет; в настоящее время число их увеличилось: выявлено в общей сложности 15 типов, а число известных в настоящее время монет этой группы приближается к 40 экз.

Весовая норма этих монет выдержана в пределах трехрублевой стопы, хотя следует отметить большой диапазон колебаний веса отдельных монет (от 0,57 до 0,85 г).

При всем типологическом сходстве этих монет с обычными копейками отличия от последних бросаются в глаза. Различается стилистика изображений и надписей: реалистическое изображение всадника мало похоже на условные рисунки на обычных русских монетах, в легенде используется латинский шрифт, буквы расположены в строчках надписи не по прямой линии. Но более всего отличает группу этих монет использование при их чеканке техники пунсонов, в русском денежном деле не применявшейся. Изучение изображения показывает, что оно не резалось целиком на рабочем конце маточника, а наносилось в несколько приемов при помощи пунсонов, несущих отдельные детали рисунков: отдельно заднюю и переднюю части коня, отдельно - всадника, далее - плащ и, наконец, буквы под конем. Надпись тоже не резалась целиком, а выбивалась отдельными буквами - пунсонами. Роль маточника в данной технике чеканки играли пунсоны, которые наносили изображение и надпись на штемпеля. По мере изнашивания этих штемпелей они или подправлялись пунсонами, или при их помощи готовились новые рабочие штемпеля. Поэтому при небольшом количестве монет, известных на сегодняшний день, выявлено шесть штемпелей лицевой и десять штемпелей оборотной сторон.

И. Г. Спасский отнес эти монеты к продукции мастера-иноземца, прибывшего в Россию по приглашению Ивана Грозного в 50-х годах. Монеты чеканились в Пскове (со знаком ПС), затем - в Москве (со знаком к/ХХ). Чеканка была вскоре прекращена из-за нарушения законного веса монеты, и штемпеля этих монет более не использовались в русской чеканке*. Но в более поздней работе И. Г. Спасский отказался от этой точки зрения, отнеся, впрочем, выделенные им монеты к "явно нерусской, западной работе". Окончательное решение вопроса он связал с находками "западных" монет в кладах, "подходящих по дате, составу и месту находки"**.

* (Спасский И. Г. Денежное обращение в Московском государстве ... - С. 305-306.)

** (Спасский И. Г. Деньги. - С. 240.)

В настоящее время зафиксировано 196 кладов времени Ивана IV и Федора Ивановича, из которых 55 удалось изучить по составу, поскольку они дошли до исследователей как сохранившиеся комплексы. Однако ни в одном из этих кладов "западные" копейки не были обнаружены. Они были найдены в кладах более позднего времени, относящегося к первому и второму десятилетию XVII в. Самый ранний клад с "западными" копейками датируется 1600 г.

Эти клады и оказались теми "подходящими по дате, составу и месту" находками, которые помогли разобраться в происхождении таинственных монет. По времени захоронения эти клады никак не могут быть отнесены к периоду царствования ни Ивана IV, ни Федора Ивановича. Места находок приходятся главным образом на западные и северо-западные окраины Русского государства: три клада были обнаружены в Эстонии, два клада - в Новгородской и Смоленской областях. Два клада найдены на торговых путях, связывающих Москву с Белым морем через Архангельск: это клады из Вологодской обл. и из г. Солигалича Костромской обл. И наконец, два клада происходят из Москвы и Московской обл. "Западные" монеты из Эстонии были обнаружены в составе смешанных кладов, где основную массу составляли западноевропейские монеты; остальные клады помимо интересующих нас монет имели в своем составе только русские копейки.

Находка этих редких монет в кладах, зарытых спустя более полувека после их предполагаемого выпуска в 50-х годах XVI в., делает эту датировку очень сомнительной. Не меньше сомнений вызывает возможность их чеканки мастером-одиночкой вне денежных дворов в эпоху, когда русское денежное дело было уже централизовано и вся чеканка монет сосредоточилась на государевых денежных дворах.

С наибольшей долей вероятности "западные" копейки следует отнести к категории так называемых "воровских", т. е. фальшивых, монет, подражающих распространенным типам копеек Ивана IV и Федора Ивановича. "Воровскими" они были прежде всего потому, что чеканились вне государевых денежных дворов. Это противоречило всей сути политики правительства в денежном деле. Однако ни весом, ни пробой* "западные" копейки не отличались от русских копеек трехрублевой стопы, и это обстоятельство вынуждает искать более сложное объяснение причин появления "западных" монет в русском денежном обращении.

* (Протокол № 718 Московской инспекции пробирного надзора Минфина СССР от 3 ноября 1976 г.: проба "западных" копеек равна 960, что полностью соответствует пробе русских монет второй половины XVI - первой четверти XVII в.)

И анализ самих монет, и места находок содержащих их кладов на путях торговли Русского государства с Западом не оставляют сомнения в западном происхождении этих выпусков. Логично искать эмитентов среди западноевропейских купцов, торговавших на внутренних рынках России и заинтересованных в русской монете.

Как известно, наиболее активную роль во внешней торговле России во второй половине XVI в. играли английские и голландские купцы. Англичане, объединенные в могущественную Московскую компанию, пользовавшуюся покровительством Ивана Грозного, находились в более выгодном положении, чем голландцы, которые либо группировались в мелкие товарищества, либо выступали в одиночку, страдая от взаимной конкуренции*. Англичане пользовались монопольными правами на русском рынке до 80-х годов XVI в. В 1569 г.** они были единственными иностранцами, получившими от Ивана IV привилегию на беспошлинную чеканку русских монет из своего серебра: "Государево величество велел своим денежным мастерам во всяких местах на тех гостей ефимки переплавляти и денги делать беспошлинно, только б гости платили за уголье и мастером за дело"***. Плата "за уголье и мастером за дело" была чисто символической, и английские заказчики получали на руки с каждого сданного талера немногим меньше 42 копеек - сумму, которую называют источники, сообщающие о норме выхода копеек из талера при перечеканке его на русских денежных дворах. Вспомним, что при продаже талеров в казну по уставной цене продавец получал за каждый талер 36 или 36,5 коп., а при сдаче их для перечеканки в копейки на денежный двор - 38 или 38,5 коп. за талер. Эта привилегия приносила англичанам, видимо, большие выгоды, так как посольство Е. Флетчера очень хлопотало о ее возобновлении в 1588-1589 гг. Однако привилегия не была восстановлена****: "Государь денги делать поволит англинским гостем, а пошлину имать с них по указу, как с своих, так и с них"******. Это было вызвано как тяжелым положением русского денежного дела в результате поражения в Ливонской войне, так и общим охлаждением в русско-английских отношениях, изменением основных направлении русской внешней политики*******.

* (Любименко И. И. Торговля России с Англией и Голландией в 1533-1649 гг.// ИАН СССР. Отд. общественных наук. - 1933. - VI сер. - № 10.)

** (Гамель И. Англичане в России в XVI и XVII столетиях. - Спб., 1865. - С. 9. О дате дарования привилегии английской компании см. также: Willan T. S. The Early History of the Russia Company, 1533-1603. - Manchester, 1956. P. 128.)

*** (Статейный список приезда и пребывания в России английского посла Елизара Флетчера. - С. 16.)

**** (И. Г. Спасский утверждал, что Московская компания вообще не получала права беспошлинной чеканки, основываясь на отказе, полученном Флетчером, однако его мнение не подтверждается всем комплексом письменных источников по истории Московской компании.)

***** (Спасский И. Г. Денежное обращение в Московском государстве ... - С. 259.)

****** (Статейный список ... - С. 16.)

******* (Лурье Я. С. Английская политика на Руси в конце XVI в.//Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена. 1947. - Т. 61.)

Разумеется, из массы русских монет второй половины XVI в. невозможно выделить экземпляры, чеканившиеся для Московской компании, поскольку при изготовлении они ничем не отличались от монет, заказанных русскими заказчиками. Но надо думать, что англичане все же оставили свой след в русском денежном обращении, так как, по нашему мнению, таинственные "западные" копейки имеют непосредственное отношение к Московской компании, занявшейся среди прочих дел и денежным "воровством". На это их мог толкнуть отказ возобновить привилегию 1569 г., высказанный посольству Флетчера.

Исследователями русско-английской торговли установлено, что с 80-х годов XVI в. доходы Московской компании от торговли в России резко сократились по сравнению с периодом ее процветания в 50-70-х годах. Правление компании начало выдвигать различные планы повышения доходов: предлагалось то сократить объем торговли в России, то перенести ее в Нарву, то сконцентрировать все торговые операции в порту Св. Николая, прекратить торговать в Москве и других русских городах*. Именно в этот тяжелый для Московской компании период вышел из ее состава и начал вести самостоятельную торговлю купец Антон Мерш; дело о его задолжености русским купцам и самому правителю Борису Федоровичу Годунову было предметом разбирательства английского посольства Флетчера.

* (Любименко И. И. Указ. соч. - С. 749-751.)

В поисках выхода из тяжелого положения, в котором оказалась русская внешняя торговля после Ливонской войны, правительство Федора Ивановича посягнуло на монопольные права англичан в торговле на беломорском побережье. Разрешалось торговать в Холмогорах "всяким торговым людем из всех государств", ибо "Ругодивское пристанище от государевой вотчины отошло"*. Это разрешение вызвало резкие протесты англичан, не желавших расставаться с монополией.

* (Статейный список ... - С. 16.)

Непосредственной причиной отказа русского правительства возобновить привилегию на беспошлинную чеканку, видимо, послужило резкое сокращение доходов казны от чеканки, которая с начала 80-х годов до заключения Тявзинского мира в 1595 г. очень страдала от нехватки привозного серебра, и разрешение на беспошлинную чеканку кому бы то ни было ущемляло интересы казны.

В этих общих условиях ухудшения состояния русской внешней торговли, поколебавшегося монопольного, права англичан на торговлю в России и сокращения доходов Московской компании ее правление должно было выискивать дополнительные источники доходов. Отказ вернуть привилегию на беспошлинную чеканку, полученный посольством Флетчера, мог толкнуть предприимчивых английских купцов на попытку возместить утраченные прибыли организацией чеканки "воровских" копеек из собственного сырья. По привилегии 1586 г. английские товары на русских таможнях принимались по списку без осмотра*. Это могло весьма облегчить провоз поддельных монет в Россию. Опорными пунктами торговли англичан в Русском государстве были места "в Ругодиве, в Новегороде и иных Лифлянских городах", а также "морское пристанище у Колмогор"; имелись торговые дворы компании в Москве, Ярославле, Вологде и Холмогорах, что составляло исключительное право компании: "а иных земель гостем... по городам Московского государства дворов никому не давывано"**. Места находок кладов с "западными" копейками идеально накладываются на топографию "торговых мест", которыми располагала английская компания в Русском государстве.

* (Гамель И. Указ. соч. - С. 118.)

** (Статейный список ... - С. 17.)

Все вышеперечисленные обстоятельства торговой деятельности англичан в России в 80-х годах XVI в. и анализ нумизматического материала, а также кладовые находки позволяют выдвинуть гипотезу об организации английской Московской компанией чеканки фальшивых русских копеек, подражавших наиболее распространенным типам монет. В русских письменных источниках об этом факте искать сведений, надо полагать, бесполезно, но в архивах компании, может быть, и сохранились следы этой операции. Впрочем, акции подобного рода обычно строго засекречивались и всякие упоминания об этом тщательно уничтожались, поэтому наиболее надежным и достоверным источником здесь выступают сами монеты. Как покажет дальнейшее изложение, английская чеканка была первым, но не последним опытом выпуска подделок под русские монеты со стороны иностранных государств и во всех случаях "разоблачали" их только монеты.

Чеканка английских "воровских" монет могла начаться, вероятнее всего, вскоре после 1589 г., а закончиться в 1595-1596 гг. Такую датировку подсказывает выбор типов монет, послуживших прототипами для английской чеканки. Поскольку чекан Федора Ивановича с 1584 по 1595 г. был очень незначителен по масштабам и количеству типов монет, естественно предположить, что образцами для подделок более всего могли служить копейки Ивана IV. Видимо, чеканка "западных" копеек началась выпуском копеек с буквами к/ХХ, ПС и без букв, с именем "Иван". Поскольку после 1596 г. на Псковском денежном дворе начался обильный выпуск копеек с буквами ПС и именем "Федор", то очевидно, тогда же появились и подделки, очень похожие на копейки ПС с именем и отчеством "Федор Иванович". После 1595-1596 гг. на Московском, Новгородском денежных дворах появляются новые типы копеек с буквами о/М, с/М, МО, В/НО.РД, B/HOPE, B/HOPS, но эти монеты в чеканке англичан отражения уже не нашли. После заключения Тявзинского мира в 1595 г. русская внешняя торговля значительно оживилась, и общее ее улучшение не могло не распространиться на Московскую компанию. Видимо, вскоре после 1595 г. чеканка "воровских" монет - операция, сама по себе сомнительная, - стала ненужной и была прекращена.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"