Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Денежное дело страны является одним из жизненно важных звеньев экономики. Эта область государственного хозяйства находится в теснейшей зависимости от общего уровня развития страны, оказывая в то же время обратное влияние на самые существенные стороны исторического процесса. Денежное обращение представляет собой важнейший компонент социально-экономической жизни общества. Ведомства, занятые производством денежных знаков, находятся на особом положении в системе институтов государственного аппарата.

Определение места и значения денежного дела в социально-экономическом развитии страны необходимо начинать с изучения самих монет. Однако русские средневековые монеты до последнего времени оставались вне сферы внимания историков, так как чисто технические трудности их исследования и отсутствие научной систематизации затрудняли использование данных нумизматики. С другой стороны, нумизматы были слишком замкнуты на узкопрофессиональных проблемах, поскольку колоссальная источниковая база требовала немало времени для ее освоения, а технические трудности, связанные с изучением сотен тысяч слепых, неудобочитаемых монет, делали необходимой разработку продуктивной методики исследования монет. Ныне наступил период, когда количественное и качественное накопление знаний позволило приступить к обобщающим трудам по русской нумизматике и ввести в научный оборот новый вид исторического источника: русские монеты XVI-XVII вв. В сочетании с данными памятников письменности они образуют обширную и богатую информацией источниковую базу, состояние которой на сегодняшний день позволяет решать многие проблемы отечественной истории, ранее изучавшиеся только с помощью традиционного типа источников - письменных.

Задача этой книги - рассказать о том, что представляла собой русская монетная система в XVI-XVII вв., какие этапы развития она прошла, как выполняла русская монета свои основные функции: служить мерой стоимостей, средством обращения, платежа и образования сокровищ, каково было ее положение в системе мировых денег. Поскольку изучение монет базируется на изучении техники их чеканки, организации монетного производства и состояния сырьевой базы, все эти вопросы в той или иной степени нашли освещение на страницах этой книги. Известно, что в средние века монеты служили едва ли не главным средством массовой информации. Русские монеты XVI-XVII вв. ранее не рассматривались с этой точки зрения; нами сделана попытка изучить прокламативное значение русских монет как средства официальной идеологии.

Советская историческая наука определяет нумизматику как научновспомогательную дисциплину, изучающую историю товарно-денежных отношений по их материальным остаткам - монетам. История развития товарно-денежных отношений в Русском государстве в XVI и XVII вв. достаточно полно и всесторонне разработана в отечественной историографии. Однако результаты нумизматических исследований, сопоставленные с известными фактами и схемой экономического развития России, не только дополняют новыми подробностями уже сложившуюся картину. Освещение ряда социально-экономических проблем получает иное толкование благодаря новому источнику; изучение некоторых вопросов экономической истории приобретает совершенно отличный от прежнего аспект. Впрочем, автор этой книги не ставил перед собой задачу рассмотреть (или пересмотреть) социально-экономическую историю Русского централизованного государства с позиций нумизмата. Социально-экономические вопросы попадали в поле зрения автора постольку, поскольку они оказывались необходимыми для изучения хода развития русской денежной системы. Свою главную задачу он видел в обработке нумизматического материала, в создании научной систематизации русских монет 1533-1682 гг., которая делает монеты полноценным историческим источником, предоставленным в распоряжение любого исследователя.

Практическое применение настоящей работы состоит также и в том, что она может быть использована как пособие при определении монет в музейных собраниях и при находке монетных кладов. Имеющиеся в приложении графические таблицы с изображением монет и их фоторепродукции могут быть использованы в качестве каталога-определителя русских монет 1533-1682 гг. Нелишним будет сказать, что подобного определителя, где каждый монетный тип атрибутирован по времени и месту чеканки, до сих пор не было, что в немалой степени способствовало гибели монетных кладов, остававшихся без должной оценки их исторического значения (монеты клада не только расхищались в момент находки, но даже в случае передачи клада в музей зачастую не сохранялись как единый комплекс). Отсутствие определителя русских монет XVI-XVII вв. исключало возможность грамотной обработки нумизматических собраний в музеях. Вместе с тем предложенный каталог должен способствовать дальнейшим исследованиям монет этого периода и выявлению новых типов в кладах и коллекциях. Поскольку научное изучение русских монет XVI-XVII вв. делает только первые свои шаги, открывается широкая возможность для дальнейшего уточнения и расширения знаний об этих монетах. Новые находки и исследования будут служить критерием правильности предложенной нами методики и в свою очередь способствовать дальнейшему ее совершенствованию.

Настоящая работа была выполнена в Отделе нумизматики Государственного Исторического музея. Сотрудники центральных и краеведческих музеев неизменно шли навстречу автору при изучении собраний монет. Автор глубоко благодарен коллегам из Псковского, Новгородского, Вологодского, Ярославского, Костромского, Солигаличского, Калининского, Ивановского, Владимиро-Суздальского, Рязанского, Тульского, Смоленского, Брянского, Дмитровского, Звенигородского музеев, Музея истории Латвийской ССР,

Краеведческого музея г. Пярну, Института истории АН Эстонской ССР, московских музеев - Оружейной палаты, Музея истории и реконструкции Москвы, Коломенского музея-заповедника. Работа велась более двух десятилетий, и состав хранительских отделов за это время изменился, поэтому автор не имеет возможности поименно перечислить и поблагодарить всех тех, кто так или иначе ему помогал. Большую помощь в работе над материалом оказали его коллеги в Отделе нумизматики Государственного Эрмитажа: В. М. Потин, В. А. Калинин, М. П. Сотникова. Особая благодарность автора обращена к И. Г. Спасскому. Автор также многим обязан советам и участию А. Л. Хорошкевич, Г. А. Федорова-Давыдова, В. Б. Кобрина, В. В. Бартошевича, М. Б. Горнунга, А. И. Юхта, Д. Б. Шелова, Е. И. Каменцевой.

* * *

По удачному выражению русского экономиста И. И. Кауфмана, повторенному первым современным исследователем русских монет XVI-XVII вв. И. Г. Спасским, "царский период" (так называют монеты, заключенные в хронологические рамки между 1547 г. и денежной реформой Петра I) стал "диким полем" русской нумизматики, настолько отстало его изучение по сравнению с другими ее разделами*.

* (Спасский И. Г. Денежное хозяйство Русского государства в XVI-XVII вв. Обобщающий доклад по работам, представленным в качестве диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. - Л.: ИА АН СССР, 1961. - С. 4. )

Сравнение русской нумизматики XVI-XVII вв. с "диким полем" было сделано в 1961 г. За прошедшие после этой даты годы в данной области нумизматической науки было сделано очень много благодаря изысканиям и самого И. Г. Спасского, и его последователей. На сегодняшний день можно с удовлетворением констатировать: "дикое поле" русской нумизматики уже возделано. Пришла пора, образно выражаясь, собирать плоды с этого поля. Предложенная в трудах советских исследователей научная систематизация "царских" монет в целом отражает объективное развитие денежного хозяйства русского государства в XVI-XVII вв. Однако создание научной систематизации монет не должно являться самоцелью: она только вводит в научный оборот нумизматический источник, подобно тому как археографы и текстологи подготавливают к изданию рукопись. Но если последние могут быть уверенными в том, что обработанный и опубликованный ими источник найдет применение в исторических исследованиях, у нумизматов, занимающихся русским средневековьем, такой уверенности быть не может. Специфика нумизматического памятника, даже соответствующим образом обработанного, такова, что требуются специальные знания и навыки, чтобы "прочитать" его в соответствующем контексте исторического процесса. Поэтому нумизматы вынуждены становиться и историками, и экономистами, чтобы не только утвердить место и значение своего источника, но и самим производить исторические исследования на нумизматической основе.

Перед советской нумизматикой стоит теперь задача, подготовленная всем объемом и характером нумизматических изысканий в области изучения русских монет XVI-XVII вв., - на основе научно систематизированного фонда монет разработать историю денежного обращения Русского централизованного государства. Методологической основой такого исследования должны стать известные высказывания В. И. Ленина о содержании исторических процессов в России XVI и XVII вв.: "...в средние века, в эпоху московского царства... о национальных связях в собственном смысле слова едва ли можно было говорить... государство распадалось на отдельные "земли", частью даже княжества, сохранявшие живые следы прежней автономии, особенности в управлении, иногда свои особые войска (местные бояре ходили на войну со своими полками), особые таможенные границы и т. д. Только новый период русской истории (примерно с 17 века) характеризуется действительно фактическим слиянием всех таких областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это... вызывалось усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок. Так как руководителями и хозяевами этого процесса были капиталисты-купцы, то создание этих национальных связей было ничем иным, как созданием связей буржуазных"*.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т. 1. - С. 153-154.)

Источниковой базой настоящего исследования являются нумизматические коллекции Государственного Исторического музея, Государственного Эрмитажа и собрания кладов ряда краеведческих музеев РСФСР и союзных республик.

Основная коллекция и клады монет XVI-XVII вв. в собрании ОН ГИМ насчитывают в общей сложности около 100 000 экз. Клады ОН ГИМ, по преимуществу происходящие из центральных областей европейской части РСФСР, наиболее полно представляют денежное обращение московского ареала. Также важны для изучения денежного обращения этого ареала были клады Музея истории и реконструкции Москвы, Музеев Московского кремля и музея-заповедника "Коломенское". Клады собрания ОН ГЭ представили денежное обращение северо-западных районов европейской части РСФСР. К этому комплексу примыкают клады Псковского музея, клады Эстонии (собрания кладов, хранящиеся в Институте истории АН Эстонский ССР и в Пярнуском музее), клады Латвии из Музея истории Латвийской ССР. Особое место среди монетных комплексов северо-запада России занимает собрание кладов Новгородского музея, характеризующих денежное обращение Новгородской земли. Денежное обращение Тверской земли отразилось в кладах Калининского музея; к ним присоединились другие находки из Калининской области собраний ОН ГИМ и ОН ГЭ. Клады Вологодского, Ярославского, Костромского, Галичского, Солигаличского и Ивановского музеев охарактеризовали денежное обращение поморских городов. В собраниях кладов Смоленского и Брянского музеев нашло отражение денежное обращение северских городов. Помимо этих более или менее компактных групп кладов в собраниях центральных и краеведческих музеев обнаружились отдельные клады, позволяющие судить об особенностях денежного обращения к востоку и юго-востоку от Москвы (клады Рязанского и Тульского музеев, находки из Пензенской, Тамбовской, Курской и Воронежской областей).

Общее количество использованных в работе монет, включая основную коллекцию ОН ГИМ, составляет цифру, близкую к 200 000 экз., общее число выявленных кладов - около 1000, из которых 234 клада удалось изучить визуально. Источниковая база предшествующих исследований была значительно меньше; особенно это относится к монетам XVI - начала XVII в., для первоначального варианта систематизации которых в 50-х годах было привлечено всего 18 кладов и около 10 000 монет.

Нумизматические источники, на основании которых написана работа, по существу можно приравнять к неопубликованным материалам, извлеченным из архивов и впервые введенным в научный оборот.

К числу собственно архивных материалов, использованных в настоящей работе, следует отнести Дела Археологической комиссии, хранящиеся в Ленинградском отделении Института археологии АН СССР. Там содержатся сведения о составе кладов, поступивших в Археологическую комиссию. Сведения эти очень неконкретны, но некоторые данные - указания на место находки, величину, примерный состав и время захоронения клада - извлечь из них можно. В архиве Псковского историко-художественного музея-заповедника нашлись интересные материалы о работе Псковского денежного двора в середине XVII в. Такие же данные удалось получить из остатков делопроизводства Московского Нового ("Английского") денежного двора середины XVII в., хранящихся в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА). Там же в фонде Разрядного приказа встречаются отдельные документы о чеканке фальшивых монет и борьбе с фальшивомонетчиками, о ходе проведения денежной реформы 1654-1663 гг., о характере денежного обращения и соотношении русской серебряной копейки с иноземной монетой в "порубежных" областях.

Наибольшую ценность среди опубликованных источников представляет Торговая книга - практическое руководство для торговых людей, своеобразная торговая инструкция сложившаяся около 1575 г.* Использование Торговой книги продолжалось до начала второго десятилетия XVII в. Она называет русские денежные единицы сообщает данные о системе денежного счета, приводит размеры государственных закупочных цен на сырье для чеканки монет, размеры и порядок взимания пошлин на денежном дворе**.

* (Громыко М. М. Русско-нидерландская торговля на Мурманском берегу в XVI в.//СВ. - 1960. - Т. XVII. - С. 234.)

** (Торговая книга//ЗОРСА. - 1851. - Т. I. - Отд. 3. - С. 116-117; Сборник Муханова. - 2-е изд. - М., 1866. - Гл. 3.)

Следующим по значению среди опубликованных памятников денежного дела являются Записные книги Новгородского денежного двора 1610-1617 гг. Книги хранятся в Стокгольмском государственном архиве, часть сведений из них была издана в 1864 и 1890 гг.* В наше время группа советских исследователей, обследовав весь комплекс документов по истории русско-шведских отношений в Стокгольмском архиве микрофильмировала их, в том числе и Книги Новгородского двора, микрофильмы хранятся в ЦГАДА**. Частичное издание и обработка сведений и; - этих книг были предприняты в 1983 г. в США***. Книги Новгородского денежного двора дают представление об организации денежного производства в XVI - начале XVII в., позволяют вычислить нормы угара сырья, размеры плавильной и золотничной пошлин, взимаемых "на государя", установить размер платы мастерам с гривенки переработанного сырья. По Книгам вырисовывается круг заказчиков и устанавливается объем заказов, исходящих от основного контингента заказчиков Новгородского двора - торговых людей. Хотя Книги отражают деятельность Новгородского денежного двора, однако, надо полагать, организация труда была сходной на других дворах Русского государства в XVI - начале XVII в. Предоставляя общие данные о денежном производстве. Книги являются также важным источником для изучения состояния денежного дела в Новгороде в период шведской оккупации 1611-1617 гг. О Новгородском и Псковском денежных дворах 80-х годов XVI в. имеются краткие сведения в Новгородской и Псковской писцовых книгах****. Совсем недавно был опубликован очень интересный документ - опись состояния, помещения и оборудования Новгородского денежного двора после освобождения его от шведов в 1617 г. Вместе с известным указом 1617 г. о возобновлении деятельности Новгородского двора новые данные дают важную информацию и о состоянии этого денежного производства, и о тех переменах, которые произошли в русском денежном деле в начале и середине второго десятилетия XVII в.*****

* (АЮБ. - 1864. - Т. 2; ЧОИДР. - 1890. - Т. I.; 1891. - Т. IV.)

** (Черепнин Л. В., Шумилов В. Н., Александрова М. И. Документы по истории СССР и русско-шведских отношений в архивах Швеции//ИА. - 1959. - №6. - С. 126.)

*** (Berglund A., Zakharov V. V. The Novgorod Mint during the Swedish Occupation 1611-1617/Published by the Russian Numismatic Society. - Alexandria: USA, 1983.)

**** (Сб. Московского архива Министерства юстиции. - М., 1913. - Т. 5. - С. 12-13; Майков В. В. Книга писцовая по Новгороду Великому конца XVI в. - Спб., 1911. - С. 219, 235, 339; Греков Б. Д. Опись Торговой стороны в писцовой книге по Новгороду Великому конца XVI в. - Спб., 1912. - С. 303.)

***** (Опись Новгорода 1617 года//Памятники отечественной истории. - М., 1984. - Вып. 3(1)/Под ред. В. Л. Янина. - С. 135-137. См. также: Янин В. Л. Новые материалы о Новгородском денежном дворе при Михаиле Федоровиче//ВИД. - 1983. - Т. XIV.- С. 81-100.)

Иностранцы, посетившие Россию в XVI-XVII вв., составили весьма точные наблюдения о русских монетах и организации денежного производства, о соотношении ценности русских и иностранных денег, о ценах на монетное сырье - ефимки и сырое серебро, на медь в годы денежной реформы 1654-1663 гг., об использовании в русской торговле в качестве средства платежа иноземной монеты. Для XVI - начала XVII в. - это англичанин Д. Гесс, побывавший в России в 1554 г.*, итальянец Рафаэль Барберини (1565 г.)**, Даниил Принц из Бухова (1576 и 1578 гг.)***, французский капитан на русской службе Маржерет (1580-1606 гг.)****. Для XVII в. - это Мейерберг*****, Кильбургер******, Иоган де Родес*******, Павел Алеппский********, Юрий Крижанич*********, Адам Олеарий**********.

* (Записки Нумизматического отделения РАО. - 1910. - Т. II. - Вып. I-II. - С. 72.)

** (Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 г.//Сын отечества. - 1842. - № 7.)

*** (Начало и возвышение Московии. Сочинение Даниила Принца из Бухова, советника императоров Максимилиана II и Рудольфа II, дважды бывшего чрезвычайным послом у Ивана Васильевича, великого князя Московского//ЧОИДР. - 1876. - Т. 4. - Отд. IV. - С. 70-71.)

**** (Состояние Российской державы и великого княжества Московского с присовокуплением известий о достопамятных событиях четырех царствований, с 1590 г. по сентябрь 1606 г. Сочинение капитана Маржерета//Сказания современников о Дмитрии Самозванце. - Спб., 1859. - Ч. I. - С. 275-276.)

***** (Путешествие в Московию барона Мейерберга//ЧОИДР. - 1874. - Т. 1. - С. 179-180.)

****** (Курц Б. Г. Сочинения Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. - Киев, 1915.)

******* (Де Родес, Иоганн. Подробное донесение о происходящей в России коммерции//ЧОИДР. - 1915. - Т. II. )

******** (Алеппский, Павел. Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в. Вып. 2. - М., 1897.)

********* (Русское государство в половине XVII века. Рукопись времени царя Алексея Михайловича. Открыл и издал П. А. Безсонов. - М., 1861.)

********** (Олеарий, Адам. Описание путешествия в Московию//Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. - Л.: Лениздат, 1986. - С. 358.)

Наш соотечественник Г. К. Котошихин также оставил чрезвычайно интересные сведения о ходе денежной реформы 1654-1663 гг. и о денежном деле в России во второй половине XVII в.*

* (Котошихин Г. К. Россия в царствование Алексея Михайловича. - М., 1906. )

Очень интересным и достоверным источником для изучения русского денежного обращения являются иностранные словари XVI-XVII вв. Это немецкий словарь Томаса Шрове, составленный до 30-х годов XVI в., словарь Берлинской библиотеки, относящийся к середине XVI в., французско-русский словарь Жана Соважа (или купцов Коласа и дю Реналь) 1586 г., русско- немецкий словарь Тённиса Фенне 1607 г., торговавшего в Пскове, словарь англичанина Ричарда Джемса, составленный в 1618-1619 гг. на русском севере*. Авторы словарей в большинстве своем - люди, знавшие русский язык и знакомые с условиями русской жизни, предназначались эти словари для обслуживания торговли, поэтому в них помещались сведения, относящиеся к русскому денежному счету и системе денежных номиналов. В целом эти сведения совпадают с данными Торговой книги, но есть в словарях и ряд новых терминов, названий денежных единиц, видимо, употребительных в разговорной речи.

* (Нумизматическая часть словарей проанализирована в работе: Потин В. М. Талеры на территории Русского государства в XVI-XVII вв.//Прошлое нашей Родины в памятниках нумизматики. - Л.: Аврора, 1977. - С. 81-88.)

Большое значение для изучения условий торговли драгоценными металлами в России имеют данные о русско-шведской торговле, которые объединены в специальных сборниках документов*. В Сборник документов по монетному делу, изданный еще в конце прошлого века, входят наиболее значительные указы, относящиеся к организации денежного производства начиная с 1649 г.** Для более раннего времени подобные сведения приходится искать в различных других сборниках документов, в летописных известиях. В частности, летописи содержат интересные, хотя и запутанные сведения о денежной реформе 1535-1538 гг.; сведения о состоянии денежного дела в Москве во время оккупации ее поляками мы находим в "Отчетах расходов царской казны после разгрома Москвы поляками в 1611-1612 гг."*** - и т. п. Разумеется, такие законодательные документы, как Судебники, Уложение 1649 г., Новый Торговый Устав 1667 г., Таможенный Устав 1653 г., также нашли применение в работе.

* (Русско-шведские экономические отношения XVII в.: Сборник документов. - М.: Изд-во АН СССР, 1960; Экономические связи между Россией и Швецией в XVII в. - Москва - Стокгольм: Наука, 1978.)

** (Сборник указов по монетному и медальному делу в России, помещенных в полном собрании законов с 1649 по 1881 г. Составлено М. Деммени. - Спб., 1887. - Вып. I.)

*** (РИБ. - 1875. - Т. II. - № 95. - С. 222-248.)

То обстоятельство, что в основу настоящего исследования положены вещественные источники, определяет важность выбора правильной методики обработки материала. Методы работы со средневековыми русскими монетами развивались и совершенствовались параллельно с изучением денежного обращения. За последние десятилетия сложилась целая система методов исследования русских монет XVI-XVII вв., которая вкратце сводится к следующему. Источниковедческий анализ монет предполагает прежде всего изучение внешних признаков: техники чеканки, веса, пробы, формы и содержания рисунков и надписей, названия денежных единиц, времени выпуска монеты. Данные источниковедческого анализа желательно связать с показаниями письменных источников и извлечь из этого необходимую информацию. Однако эта логически оправданная методика упирается в крайнюю трудность, с которой сталкивается исследователь, приступая к анализу монет XVI-XVII вв., и которая обусловлена их эпиграфической и изобразительной бедностью, плохой сохранностью и подавляюще огромными количествами монет этого периода, требующих визуального изучения. Но именно это последнее обстоятельство - массовость источника - является непременным условием разработки методики исследования этого материала и в то же время причиной успеха этой методики.

Необходимость получения массовой стандартной продукции породила еще в XV в. важное усовершенствование в технике чеканки. Рисунки и надписи стали наносить не на штемпеля (чеканы), а на особо прочную матрицу (маточник), и уже с нее оттискивать на чеканы. Для лицевых и оборотных сторон резались отдельные маточники. Русские источники называют их "исподниками" и "вершниками". Каждый маточник мог служить для производства определенного количества совершенно идентичных штемпелей (чеканов), которые в свою очередь давали жизнь серийному выпуску монет одного типа. При изнашивании чеканов их вновь продуцировали с маточника, пока последний не изнашивался сам.

Когда в распоряжении исследователя имеется большое количество монет одного типа, можно проследить по изменениям на монетах все стадии жизни маточника - от его изготовления, разрушения в процессе работы до полного уничтожения. Уничтожались лишь изображения и рисунки, а сам маточник сохранялся как основа для нового. Поскольку износ верхнего и нижнего маточников происходил неравномерно и скорее изнашивался тот, где было много мелких и хрупких деталей, вместо сносившегося маточника вводился в действие новый, который вместе с сохранившимися маточниками давал жизнь новой серии монет одного типа. Оборотные маточники с именем и титулом царя заменялись при смене правления; лицевые могли использоваться на протяжении нескольких правлений, так как в большинстве своем не имели датирующих признаков.

Тщательно изучая мельчайшие детали рисунка и надписей на монетах, или, как говорят нумизматы, оформление монетного поля, необходимым условием для чего является наличие большого количества монет одного типа, можно установить последовательность замены маточников в пределах одного центра чеканки на протяжении ряда лет. Эти наблюдения создают основу для создания относительной хронологии недатированных русских монет. Для получения абсолютных дат привлекаются данные кладов, монеты которых разобраны по штемпелям, хронологически и топографически определены. Количество привлекаемых кладов не ограничивается, так как в данном случае необходимо иметь гарантию того, что состав кладов полностью отражает состав денежного обращения в момент сокрытия клада. Сравнительный анализ кладов, зарытых в разное время, в разных местах, корректирует относительную хронологию и позволяет выявить последовательность смены маточников, нашедшую отражение в смене типов монет. Уточняет хронологию также изучение их индивидуальных весов.

Несмотря на огромные количества привлекаемых к исследованию монет, для определения объективно правильной весовой нормы каждого типа следует произвести взвешивание каждого экземпляра. Результаты взвешиваний наносятся на диаграммы, где на нижней оси указываются весовые показатели, а на боковой - количество монет. Кривая веса в высших своих точках фиксирует весовую норму, практически существующую; теоретическая весовая норма обычно на 1-2 сотые грамма бывает выше. Разница получается за счет износа монеты и утери веса в процессе обращения. Диаграммирование весовых показателей каждого типа делает возможным уловить изменение весовой нормы внутри одного типа монет на протяжении того времени, когда он выпускался на том или ином денежном дворе. Данные среднего веса монет одного типа в этом случае могут только указать на тенденцию изменения весовой нормы, и их оказывается недостаточно для выявления объективной картины. В подавляющем большинстве случаев изменение весовой нормы сопровождается изменением типа монет, заменой старых маточников новыми. Эти наблюдения также составили один из отправных критериев систематизации.

Однако выявление хронологической последовательности смены типов монет без точной датировки оказывается вне конкретной истории, обусловливающей все изменения в денежном деле. Выявленные схемой соотношения штемпелей группы сопряженных по штемпелям монет, свидетельствующие о чеканке их в одном центре, остаются абстрактным понятием, пока не связываются с определенным географическим центром. Нумизматические данные грозят оказаться мертвой условной схемой с весьма ограниченными возможностями для использования их как исторического источника. Схема оживает, когда на нумизматические данные наслаиваются данные письменных источников. Эти источники называют абсолютные даты, они дают материал для определения места чеканки, позволяют связать замеченные изменения в денежном хозяйстве с конкретными историческими обстоятельствами.

Таким образом создается объективный критерий для научной систематизации монет, уточняется их датировка в пределах одного - двух лет, что весьма существенно для недатированных русских монет, определяются центры чеканки, прослеживаются эволюция весовой нормы и развитие стилистики изображений.

Изучение техники чеканки находит графическое выражение в таблицах соотношения штемпелей. Каждая монета изображается в виде двух кружков, соединенных между собой чертой. Нижний кружок соответствует лицевому штемпелю, верхний - оборотному. Соединенные одной линией изображения лицевого и оборотного штемпелей представляют монету, чеканенную одной парой чеканов (штемпелей), снятых с идентичных маточников. Соединительные линии между кружками показывают разнообразные типы монет, образованные комбинациями различных лицевых и оборотных штемпелей. Схема соотношения штемпелей отражает хронологическую последовательность смены маточников. Размещение изображений на схеме и их нумерация соответствуют этой последовательности. Лицевые и оборотные маточники имеют каждый свою нумерацию, и отдельный тип монеты обозначается двумя цифрами: например, 1-2, где "1" обозначает первый в ряду изображений снизу лицевой маточник (штемпель), а "2" - порядковый номер изображенного в верхнем ряду оборотного маточника (штемпеля). Названия денежных дворов даются сокращенно, например Московский - "М." и т. д.

Графическая схема соотношения штемпелей несет сама по себе важную информацию. Тесная взаимосвязь монет по соотношению штемпелей, как правило, является объективным свидетельством о чеканке монет в одном центре. Благодаря этому удается разделить монеты со знаком одного и того же денежного двора на группы, действительно чеканенные на государственном денежном дворе, и группы, только подражающие подлинным монетам, поскольку они не связываются общими штемпелями с последними; чаще всего они оказываются фальшивыми, "воровскими" монетами. Монеты, чеканенные в непродолжительные отрезки времени, на схеме обычно тесно группируются, что дает дополнительный критерий для установления последовательности монетных типов. Лишь в исключительных случаях, вызванных особыми обстоятельствами, можно обнаружить использование какого-либо штемпеля, появившегося в начале правления, в сочетании со штемпелем, завершающим это правление. Но случаи использования разновременных штемпелей, зафиксированные схемой, являются тем "сигналом", который только подтверждает общее правило использования орудий чеканки и дает исследователю материал для поисков причин этого отклонения от правил. Нумизматический источник, организованный в схему соотношения штемпелей, становится важнейшим инструментом исследования.

Материал кладов является основным средством для корректировки показаний таблиц соотношений штемпелей. Главным условием для получения корректных выводов при работе с кладами должно выступать то обстоятельство, что выводы эти должны базироваться только на сравнительном изучении данных. Репрезентативность этого источника находится в прямой зависимости от количества привлеченных кладов и от того, насколько полно представлены кладами все ареалы денежного обращения.

Дополнительным компонентом исследования становится количество кладов, относящихся к определенному отрезку времени и найденных в определенной местности; сравниваются не только состав и топография кладов, но и их количества с учетом причин, побудивших изъять клады из обращения.

Результаты систематизации монет изучаемого периода (1533-1682 гг.) представлены в 13 таблицах соотношения штемпелей, которые одновременно могут служить и определителями типов монет. Схемы дополняют фототаблицы, где представлены фотоизображения типов монет, графически воспроизведенных на таблицах соотношения штемпелей. Графические воспроизведения изображений и надписей на монетах выполнены автором, который реконструировал полные штемпеля по массовым подборкам однотипных монет. Фотоизображения и графические прорисовки помимо прямого назначения - быть своего рода "наглядным пособием" исследования - могут быть использованы, как уже говорилось, как каталог-определитель монет. Он содержит самый полный на настоящее время перечень типов монет, выпускавшихся с 1533 по 1682 г. В работе также приводятся диаграммы веса этих монет. Они строились на основе весовых данных каждого типа монет, а в сводных диаграммах монет отдельных царствований запечатлелась общая тенденция изменений весовой нормы определенного отрезка времени.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"