Пользовательского поиска

http://teplosity.ru/sharovyie-kranyi/klinger-avstriya/ купить шаровые краны klinger.


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Монеты на средневековом Востоке

Происхождение денежного дела мусульманских стран тесно связано с монетами древнего мира. Это чувствуется в названиях восточных монет.

До введения монеты у греков в обращении были железные прутья, которые называли оболами (обол по-гречески - "прут"). Шесть таких прутьев составляли драхму - пучок. Этот пучок являлся одновременно и весовой и денежной единицей. От драхмы произошло название восточных серебряных монет - дирхемов.

У римлян имелась серебряная монета, которая называлась "денарий". Это название дали ей потому, что она вначале равнялась 10 фунтам меди (денарий от латинского - "по десять"). Название "денарий" сохранилось и в средние века, и в новое время: это, например, французская монета денье. На средневековом арабском Востоке денарий превратился в динар и стал обозначать золотую монету.

Медные монеты получили имя "фельс" от греческого названия медных монет - "фоллис".

После арабского завоевания, до появления в конце VII в. собственно арабских, так называемых куфических монет, на Переднем и Среднем Востоке обращались двуязычные арабо-византийские и арабо-персидские монеты. На арабо-византийских монетах изображалась, как когда-то на византийских, фигура византийского императора с крестом и державой. На обеих сторонах помещались греческие и арабские легенды. Затем фигура императора заменяется изображением халифа с мечом, а греческие легенды - арабскими изречениями из Корана. Халиф прокрался на монеты и стал в ту же позу, что и византийский кесарь.

То же самое - и с арабо-персидскими монетами. На них изображали иранского царя из династии Сасанидов и одновременно помещали арабские легенды.

В арабском халифате в ранний период его истории - в VIII-IX вв. денежное дело было строго централизованно, особенно в области чеканки золотых и медных монет. На легендах стояло имя бога Аллаха - верховного суверена в теократическом мусульманском государстве, затем халифа - наместника бога, соединявшего светскую и духовную власть на земле, затем эмира или султана. На медных монетах стояло имя местного правителя. С течением времени эта система расшатывалась и серебро стали чеканить и мелкие местные правители. Но все же помещение имени халифа на монетах считалось необходимым проявлением лояльности по отношению к центральной власти. И если местным эмиром чеканилась монета без имени халифа, то это означало какой-то серьезный конфликт.

Так, например, в начале XIII в. в Средней Азии существовало могущественное государство Хорезмшаха Мухаммеда. Будучи мусульманином, государь не мог не считаться с халифом - главой всех мусульман, повелителем правоверных. Обычно хорезмшах вместе со своим именем помещал на своих монетах и имя халифа Насир лид Дина. Но на некоторых типах монет имя халифа Насира отсутствует. Оказалось, что это связывалось с обострением разногласий между Мухаммедом и халифатом, с разрывом Насира и Мухаммеда. Этот разрыв отношений привел в некоторых случаях к военным столкновениям. Выпускать монету без имени халифа! На такую дерзость мог решиться только очень сильный правитель.

Монетное дело в прошлом всегда находилось в руках власть имущих. На мусульманском Востоке, впрочем так же, как и в средневековой Европе, монетные надписи использовали для возвеличивания правителей, но на Востоке порой это стремление достигало особенных высот. Вот как величал себя на монетах один из правителей среднеазиатской династии Караханидов, живший в XI в. Он и "падишах", и "блистательнейший хан", и "победоносный властелин", и "боговспомоществующий владыка", и "поборник правосудия", и "защитник веры", и "блеск государства", и "народная опора", и "упование государства". Но эти пышные титулы говорят о тщетных попытках удержать централизацию государства: именно среднеазиатская династия Караханидов правила в то время, когда усиливаются тенденции к местной обособленности, так характерные для феодальной эпохи, которые прослеживаются в средневековой Европе и на Руси. Эта растущая раздробленность прослеживается и на монетах Караханидов: несмотря на пышные титулы главы династии, монеты чеканят и мелкие удельные владетели. Общие законы всемирной истории действуют принципиально одинаково во всех частях мира.

Для Востока особенно характерно использование монет в качестве прокламационного политического средства. Это на руку нумизматам, так как позволяет часто узнавать о событиях, о которых молчали хроники.

Бывало, что какой-либо правитель, еще не успев овладеть городом или еще не захватив власти, которой он добивался, уже выпускал монету, заранее торжествуя победу и извещая о будущих. Золотоордынский хан XIV в. Джанибек, ведший напряженную борьбу с Ираном за Кавказ, сумел на недолгий срок овладеть Тебризом. В знак своей победы Джанибек выпустил монету от своего имени с указанием года чеканки и этого города как своего владения. Благодаря этим монетам нумизматы и историки смогли узнать, что Тебриз в 1353 г. был действительно захвачен ханом Джанибеком.

Годами смуты и междоусобной борьбы были для Золотой Орды 60-е и 70-е гг. XIV в. Ханы быстро сменяли друг друга, и мало кому из них удавалось удержаться на ханском престоле длительное время. Их правления были настолько быстротечны и незначительны, они так мало успевали сделать, находясь у власти, что летописцы, древние историки и путешественники не сохранили даже их имен. Но обычно такой хан успевал, однако, выпустить монеты со своим именем. Только по этим монетам историки узнали их имена и время правления.

Теократический религиозный характер мусульманского государства приводил к тому, что на монете - а чеканка ее всегда была важной прерогативой государства - помещали религиозные формулы.

Так же как на средневековом Западе, на мусульманском Востоке монеты носили печать того класса, который имел власть в государстве, они этим классом использовались для возвеличения, для упрочения религии, которая служила их интересам. И монета отражала историю этого класса, его войны, его междоусобицы, суетность и тщеславие его представителей. Она отражала и хищническую эксплуатацию народа этим классом, все своекорыстие и жадность верхов, выкачивающих из монетного дела доходы сверх всякой меры.

В связи с этим для мусульманского Востока, в частности для Средней Азии эпохи средневековья, было очень характерно, что в монеты добавляли много недрагоценного металла - лигатуры, а серебра в ней оставляли очень мало. Это тоже была своего рода порча монет. Появлялись в обращении черные дирхемы. Население знало, что в них реальной стоимости очень мало, но вынужденно торговало ими. Их номинальную стоимость эмир поддерживал насильно, часто угрожая казнью за отказ принять черный дирхем. Эти угрожающие надписи писались на самих монетах, например, так: "Кто монету не возьмет, тому смерть". Понятно, что такая монета обращалась только в одном городе и его ближайшем округе, где действовала власть правителя. В торговле между странами и городами такие монеты не употреблялись.

Выпуск таких знаков стоимости, монет с принудительным курсом, был выгоден властям. Монеты реально стоили мало, а выступали как знак высокой стоимости. Власти извлекали из права монетной чеканки доход. Отчеканят дешевые черные дирхемы и выпустят их на рынок по принудительному высокому курсу, а налоги и подати потребуют настоящими серебряными деньгами. Конечно, и в этом деле важно было соблюдать меру. Восточные правители и их финансовые советники хотя иногда довольно хорошо разбирались в денежном обращении и знали эти границы, но часто доводили денежное дело до полного развала, когда черные дирхемы переставали брать на рынке, несмотря на все строгости властей.

Порой государство перечеканивало старые монеты и вновь пускало их в обращение. Вот как описывает эти перечеканки в Иране XVII в. европейский путешественник А лам Олеарий: "Вообще относительно медной монеты у персиян делается так, что каждый большой город имеет у них свою собственную монету, которая нигде и не ходит, как только там, где она отчеканена, и при этом не далее, как на один год, так что знаки на этих монетах ежегодно переменяются. Знаки эти или изображения бывают иногда олень, коза, сатир, рыба, змея и тому подобное, в наше время на касбеках в Шамахе было изображение фавна или молодого дьявола, в Кашане - изображение петуха, а в Испагани - чекана льва и в Киляне - рыбы. С наступлением нового года... старые касбеки воспрещаются, стоят уже два старых за один новый, и поэтому должны снова поступать на монетный двор, где они только раскаляются и клеймятся новым знаком".

Старые деньги изымались. Население сдавало их в казну или на монетный двор в обмен на новые. Стоимость старых денег занижалась, новых - завышалась. Казна получала прямой доход.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"