Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Порча монет"

Вскоре не осталось и следа от централизации монетной чеканки. Центробежные силы феодализма, феодальная раздробленность привели к полной децентрализации денежного дела.

Средневековая Европа имела огромное множество монетных дворов. Каждый герцог стремился завести монетную мастерскую. Это было очень выгодно: из одного и того же количества серебра выпускали все больше и больше монет. Думали, что если из одного фунта серебра вычеканить на несколько десятков монет больше, то и купить на них можно будет больше товаров. В какой-то краткий период это было действительно так. Но очень скоро такая более легкая монета теряла в своей цене и падала ее покупательная способность. Короли, князья, графы снова увеличивали число чеканенных из того же фунта монет и снова извлекали кратковременную денежную выгоду, не заботясь о будущем. Это приводило к явлению, которое называют порчей монет.

Это была частная, своекорыстная деятельность феодалов, не заботящихся о государстве, народе, о пользе торговли. Узкоклассовые интересы верхов общества привели к развалу денежного обращения, порой исчезновению серебра с рынков вообще, к расстройству экономики.

Случалось, что в каком-нибудь городе чеканили монету на протяжении 2-5 лет, а потом выпуск монеты прекращался. Иногда этот кратковременный выпуск монеты преследовал не только экономическую, но и политическую цель: таким путем правитель желал объявить о себе и своем суверенитете или же о завоевании этого города. Преследовались и благие экономические цели - наладить денежное обращение по тем именно весовым нормам, которые, как казалось монетчикам и правительству, были бы наиболее удобны для данного района. Выпускали монеты по новому весовому стандарту, но, чтобы преобразовать все денежное обращение, требовалось очень много металла и больших средств. Их обычно у такого монетного двора не имелось. И вот, выпустив две-три серии монет, двор прекращал свое существование.

Отдача на откуп денежного дела стала очень распространенным явлением. Денежная чеканка приносила большой доход. Правительство считало выгодным для себя получить от какого-нибудь купца вперед на несколько лет сумму денег, которая составила бы доход от монетной чеканки. Взамен купцу-откупщику предоставлялось право чеканить монеты в таком-то городе, на таких-то и таких-то условиях, конечно, с соблюдением определенных монетных типов, с обязательной чеканкой монеты от имени правителя. Откупщики были уже в Древнем Риме: на одном из монетных дворов Древнего Рима имелась должность откупщика императорского королевского литья. Особенно стало их много в средневековой Европе.

Понятно, что откупщики, стремясь выжать все из доходов, которые приносила чеканка монеты, портили их, уменьшали их в весе особенно рьяно.

В 1621-1623 гг. в Германии порча денег приняла характер национального бедствия. Группы монетчиков устраивали свои мастерские в каждой заброшенной башне на большой дороге. Каждый обедневший барон мог основать в своем замке монетный двор, скупать хорошую, полновесную монету, переплавлять ее и выпускать плохую, низкого веса или пробы. "Князья запрещают солдатам, но позволяют монетчикам грабить людей и страну", - говорили в народе в эти годы. Чем больше распускались сеньоры и наглели их монетчики, тем больше шумели они, когда удавалось поймать какого-нибудь жулика, фальшивомонетчика-подпольщика. В отчетных документах некоторых монетных мастерских того времени указывалась особая статья расходов на устройство... печей для сжигания фальшивомонетчиков.

Фальшивомонетчиков наказывали жестоко, но сеньоры и рыцари, графы и герцоги, выпускавшие монеты, были ничуть не лучше этих преступников. Французского короля Филиппа IV Красивого звали еще Филиппом-фальшивомонетчиком за поощрение порчи денег на королевских монетных дворах.

Порча денег привела к тому, что многие монеты стали содержать совсем мало серебра. До 1280 г. кельнский пфеннинг, например, весил 1,315 г серебра. А в конце XIV в. серебра в нем содержалось не больше 0,075 г.

Грош был в средние века большой серебряной монетой. Denier qross- "толстый денарий". Вырождение его стоимости, порча этой монеты привели к тому, что слово "грош" стало употребляться как синоним самой маленькой, ничтожной монетки.

Никому не хотелось стать жертвой фальшивомонетчика, принять порченую монету, попасть впросак. Вот диалог из немецкой, духовной поэмы XIV в. Иудейский первосвященник Каиафа выплачивает Иуде знаменитые тридцать сребреников:

Иуда. Этот пфеннинг - красного цвета.
Каиафа. За него ты получишь и хлеб и мясо.
Иуда. Этот пфеннинг не годится.
Каиафа. А ты посмотри, какой у него звон.
Иуда. Этот обрезан.
Каиафа. Вот тебе другой.
Иуда. Этот с дырой.
Каиафа. Возьми другой.
Иуда. На этом фальшивое клеймо.
Каиафа. Если этот тебе не нравится, дам тебе другой.
Иуда. Этот - черного цвета.
Каиафа. Возьми другой и успокойся.
Иуда. Этот оловянный.
Каиафа. Ты решил нас измучить.

Каиафе, видимо, все же удалось дать Иуде тридцать достаточно полновесных пфеннингов, и он выдал Христа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"