Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

4.2. Подделка бумажных денежных знаков

Основной причиной фальшивомонетничества — изготовления поддельных (или видоизменения подлинных) металлических монет, денежных знаков, государственных ценных бумаг в виде промысла с целью выпуска в обращение или сбыта — всегда прежде всего была возможность обогащения. Известны и такие причины фальшивомонетничества, как политические, политико-экономические, а также подделки коллекционного характера, например, вышедших из употребления денежных знаков, не предназначавшихся для выпуска в обращение.

Попытки изготовления фальшивых бумажных денежных знаков начали предприниматься практически сразу после появления в России первых ассигнаций. В книге «Сто лет Экспедиции заготовления государственных бумаг (1818-1918)», изданной в 1918 г. в Петрограде, ее автор С. В. Вознесенский отмечает: «...фалынивомонетным промыслом быстро научились заниматься тогда не только некоторые из фаворитов Екатерины II, по-видимому недовольные щедрым наделением табакерками с бриллиантами и землей с крепостными людьми, но и совершенно неграмотные крестьяне» (Вознесенский С. В. Указ. соч. — С. 7). Речь здесь в первую очередь идет о переделке первых русских ассигнаций 25-рублевого достоинства в 75-рублевые.

В указе от 20 июля 1771 г. об этом сообщалось следующее: «Известно нам стало, что в Санктпетербургском Банке для вымена Государственных ассигнаций вступило несколько подложных ассигнаций, то есть 25-рублевых, переписанных в 75-рублевые таким образом, что цыфирь второй, и в строках написанное слово 20 выскоблены и вместо того вписаны цыфирь седьмой, и в строках словами семьдесят, но иное при том так осторожно учинено, что при первом взгляде, и не будучи о том предуведомлену, трудно таковую подложность распознать» (Цит. по: Чижов С. И. Первые русские государственные ассигнации. — М., 1911. — С. 11). Возможность легкой переделки мелкой ассигнации в более крупную послужила, как известно, поводом для отказа от выпуска 75-рублевых ассигнаций.

О факте изготовления фальшивых ассигнаций и использования их в целях наживы еще при жизни Екатерины II рассказывает в исторической повести «Шкловские ассигнации» Н. А. Энгельгардт (См.: Энгельгардт Н. А. Шкловские ассигнации. Историческая повесть // Исторический вестник. — Т. 106. — Спб., 1906. — С. 393-396). Во вступлении к этому историко-литературному произведению автор сообщает об имеющихся исторических источниках, использованных им при написании повести. В частности, он ссылается на исследование А. Барсукова под заглавием «Шкловские авантюристы» (Барсуков А. Шкловские авантюристы // Рассказы из русской истории XVIII века по архивным документам. — Спб., 1885. — С. 243-284). Барсуков, например, использовал извлечение из дела тайной Экспедиции: «О заключении в Нейшлотскую крепость на пять лет иностранцев Аннибала и Марка Зановичей, первого за ввоз в противность законов потаенно из-за границы фальшивых ассигнаций, а последнего за недонесение о них» (Цит. по: Энгельгардт Н. А. Указ. соч. — Т. 105. — С. 2).

В повести «Шкловские ассигнации» Н. А. Энгельгардт сообщает, что фальшивые русские ассигнации 100-рублевого достоинства в октябре 1782 г. печатались состоятельными злоумышленниками в целях наживы в одной из комнат постоялого двора «Золотое яблоко» в предместьях Брюсселя. Затем они были доставлены в Россию, в г. Шклов (Могилевской губернии), и распространялись генерал-майором Зоричем и братьями Зановичами.

Об этом узнает приехавший в Шклов князь Потемкин. Он приказывает могилевскому губернатору, Николаю Богдановичу Энгельгардту, немедленно явиться к нему в Дубровну (где была ставка Потемкина) «по наиважнейшему и наискорейшему делу». Здесь между ними и состоялся разговор о фальшивых ассигнациях, из которого наибольший интерес для нас представляет описание отличий этих ассигнаций от настоящих. Потемкин рассказывает о том, что, когда он был в гостях у Зорича, вечером к нему на прием напросился местный меняла, пожелавший говорить наедине, тайно. Он предъявил Потемкину фальшивую ассигнацию. Тот долго ее рассматривал, но ничего особенного не находил. И тогда неожиданный посетитель обратил внимание Потемкина, что на банкноте вместо «ассигнация» напечатано «ассигнация». Затем он пообещал, что через полчаса может принести несколько тысяч таких бумажек. «Кто же их делает? — спросил Потемкин. — «А графы Зановичи и карлы Зоричевы и работают, и выпускают, и меняют», — был ответ. Потемкин попросил принести еще несколько штук. Далее Потемкин продолжает обсуждение этого события с губернатором:

« — Что скажешь, а? Хорош Зорич? Какова опечатка-то, а? И что изволит сказать матушка государыня, когда об оной г. Зорича опечатке ей доложено будет? Подлинно, г. Зорич за царствующую особу себя почиталь стал, если выпускает денежные знаки.

— Имею донести вам, князь, что приметы фальшивых сторублевых ассигнаций, вышедших из Шклова, помимо указанной опечатки, мне хорошо известны и списаны мною.

И, достав свою памятную книгу, губернатор, сказав: — Извольте следить по ассигнации и сличать с подлинной, — начал читать:

— «Описание фальшивой ассигнации.

Первое: бумага оной несколько против настоящей рябее и синевата». Извольте поглядеть против света.

— Есть, — отвечал Потемкин.

— «Второе: квадрат, изображающий чернилами ее вид, в пропорции поперек уже».

— И это есть.

— «Третие: номера отпечатаны слепо, а герб, означенный стемпелем, гораздо глубже, нежели у настоящей ассигнации, как то подметить можно из цыровки, на орлином крыле, перьев».

— Ну, ладно, братец. Вижу, что государыня не даром хвалила твою память. А теперь подумаем, как бы нам шкловских мастеров всей шайкой с поличным накрыть...» (Энгельгардт Н. А. Указ. соч. — Т. 106. — С. 396).

Уже тогда, в конце XVIII в., подделка ассигнаций строго каралась. Например, осенью 1794 г. отставной «морских батальонов» капитан Фрейденберг и бывший «на иностранной службе» подпоручик барон Гумперхт за изготовление фальшивых ассигнаций были приговорены к лишению чинов и дворянского достоинства. Затем публично в Петербурге им заклеймили под виселицей каждому обе руки первыми буквами слов: «вор и сочинитель фальшивых ассигнаций». После этого оба были «навечно» сосланы в Нерчинск на каторжные работы (См.: Чижов С. И. Указ. соч. — С. 14). Об экзекуции в Москве иностранцев за подделку ассигнаций говорил современник Екатерины II Андрей Тимофеевич Болотов: «Приезжие рассказывали, что готовились там делать экзекуцию по-русски, или сечь кнутом и рвать ноздри над какими-то иностранцами, делавшими фальшивые ассигнации» (Болотов А. Т. Записки Андрея Тимофеевича Болотова. 1737-1796. — Т. I. — Тула, 1988. — С. 410).

А вот как советский писатель В. Пикуль в романе «Фаворит» представляет идею прусского короля Фридриха II подорвать экономическую мощь России путем выпуска фальшивых ассигнаций. В дальнейшем эта идея была реализована Наполеоном. В частности, В. Пикуль пишет:

«Фридрих II держал в руке первую русскую ассигнацию.

— Итак, милый Финк, екатеринизация России продолжается. Наша ангальтинка, введя бумажные деньги, решила геройски взорваться вместе с престолом. Екатерине кажется, что она сыскала панацею от финансовых распутий. Увы, и до нее находились мудрецы в Париже и Квебеке, помешавшиеся на таких бумажках, но все закончилось экономической катастрофой...

— Что ж! — Король снова взял русскую ассигнацию и внимательно к ней пригляделся. — Такую бумажку очень легко подделать. За время минувшей войны мои банкиры наловчились делать любые деньги, и теперь им ничего не стоит освоить производство русских ассигнаций...» (Пикуль В. Фаворит. В 2-х т. — Т. 1. — Л.: Лениздат, 1984. — С. 366, 367).

Известно, что Наполеон свои захватнические войны финансировал фальшивыми деньгами и добивался ослабления экономики противника, нарушая денежное обращение в его стране. Так, в 1806-1809 гг. по его приказанию производилась подделка прусской разменной монеты и австрийских бумажных денег, в 1810 г. — английских банковских билетов, а затем и русских ассигнаций.

О том, как изготовлялись печатные формы и печатались поддельные ассигнации, рассказал в своих мемуарах гравер Главного военного управления Франции Лаль, который был привлечен к этой работе Особым отделением тайного кабинета его императорского величества. В начале 1810 г. к нему домой явился незнакомый человек и предложил выполнить частный заказ — изготовить точную копию с одного текста, оригинал которого был сделан в Лондоне. Работу выполнили в течение недели, ее качество вызвало восхищение заказчика. Вскоре тот же человек пригласил Лаля пройти с ним за получением нового заказа и привел в министерство полиции, где Лалю предложили изготовить медные клише для печатания билетов английского банка. Задание было успешно выполнено. Вслед за тем Лалю поручили заняться изготовлением клише для печатания русских ассигнаций. В течение месяца сделали свыше семисот клише. Намечалось выпустить очень большое количество поддельных денег. Для этого в доме на Монпарнасском бульваре оборудовали специальную типографию. Все работы по изготовлению фальшивых ассигнаций возглавил брат личного секретаря Наполеона — Фен. В этой типографии была даже специальная комната, в которой готовые ассигнации «старили» — вываливали в густом слое пыли. «От этого они, — рассказывал Лаль, — становились мягкими, принимали пепельный оттенок и выглядели так, словно прошли уже через многие руки» (Цит. по: Мирский Д. Титулованные фальшивомонетчики // Наука и жизнь. — 1969. — № 10. — С. 52-53). Таким образом, фальшивки были исполнены с большим мастерством (они даже имели водяные знаки).

Типографии для изготовления фальшивых ассигнаций оборудовались сначала в Париже, затем в Дрездене, в Варшаве. Кроме того, существует версия, что их печатали и в Москве, приспособив для этого помещение на Преображенском кладбище.

Наиболее полный историко-экономический анализ событий, сопутствовавших этой акции Наполеона, выполненный на основе изучения большого количества официальных архивных документов, специальной литературы, воспоминаний современников, а также других источников, дает в своей статье «Наполеоновские подделки русских ассигнаций» сотрудница Нумизматического отдела Государственного Эрмитажа М. Б. Маршак. Используя имеющиеся в собрании Эрмитажа около 120 русских ассигнаций (из них 24 фальшивых, пред* положительно наполеоновских), она приводит прекрасно иллюстрированное описание внешнего вида и перечисляет отличительные особенности подделок ассигнаций крупных номиналов — 25-, 50 — и 100-рублевого достоинства. Кроме того, М. Б. Маршак упоминает о возможной подделке ассигнаций 5 — и 10-рублевого достоинства.

В обобщенном виде она отмечает следующие основные признаки фальшивых русских ассигнаций французского производства:

«1. На лицевой стороне — печатные подписи, на оборотной стороне встречаются как печатные, так и рукописные подписи.

2. Бумага голубоватая, с примесью красителя, в то время как на подменных русских ассигнациях зеленоватый оттенок появляется лишь в 1814 г., более ранние — чисто белые, чуть желтоватые от времени. Водяные знаки и тиснения на фальшивых ассигнациях особенно четки.

3. Печатный текст имеет более ровные строки, отпечатан резче: отдельные линии тоньше и глубже врезались в бумагу.

4. Заглавная буква О имеет разрыв в верхней правой части и слитую с линией самой буквы волну внизу слева, тогда как подлинный шрифт никогда не имеет ни разрыва, ни волны, все «язычки» всегда четко отделены друг от друга.

5. Буква I: двойная линия не пересечена верхней, правый завиток сделан с обводом.

6. Буква Т: треугольники на концах перекладины даны контуром, а не сплошные.

7. Буква Д: два треугольничка внизу имеют более острый нижний угол, вся нижняя линия слегка сдвинута назад.

8. На некоторых ассигнациях имеются опечатки: госуларственный вместо государственный и холячею вместо ходячею.

9. Форматы печатного текста различны и отличаются от форматов подлинных ассигнаций» (Труды Эрмитажа. — Т. XXVI. — Л.: Искусство, 1986. — С. 57).

Одну из опечаток, допущенных на наполеоновских ассигнациях, можно Увидеть на рис. 23.

Кстати, возможность существования фальшивых наполеоновских ассигнаций достоинством 5 руб. косвенно подтверждает историк Д. И. Никифоров, опубликовавший в своих воспоминаниях письмо министра полиции С. К. Вязмитинова московскому губернатору (№ 796 от 13 июня 1813 г.):

«Секретно.

Господину Московскому Гражданскому Губернатору. Получая из разных мест задерживаемые по сомнениям в действительности разного достоинства ассигнации довольно в значущем количестве, я счел обязанностью в предосторожность, чтобы оныя ассигнации по неведению, как различать их от настоящих, не могли расходиться по рукам, уведомить Ваше Превосходительство, что таковые ассигнации бывают ощутительно шелковиты, подписи почти на всех гравированные, а на некоторых двадцати пяти рублевых в прописи напечатанной есть ошибка и именно вместо ходячею напечатано холячею, равно как и на пяти рублевых во внутреннем достоинстве пять рублей по ошибке в отливке значится пять рубли; почему вы и не оставите дать знать о сем по секрету местным полициям, предписав им в то же время с сими ассигнациями, равно как и с тем, у коих они откроются, поступать по надлежащим исследованиям законным порядком, донося мне обо всем немедленно и в должной подробности.

На подлинном подписано Главнокомандующий в С.-Петербурге Вязмитинов» (Цит. по.: Никифоров Д. И. Старая Москва. — Ч. 2. — M., 1903. — С. 78-79).

Позднее, 3 октября 1813 г., тот же Вязмитинов уведомлял московского губернатора о фальшивых ассигнациях 50 — и 100-рублевого достоинства.

Фальшивомонетничество шло вровень с эмиссией государственных денежных знаков. Так, в 1846 г., после денежной реформы Е. Ф. Канкрина (1839-1843 гг.), издается секретный циркуляр министра государственных имуществ П. Д. Киселева о выпуске поддельных кредитных билетов 10-рублевого достоинства за № 2, 216, 347 и 216, 307 с описанием подложности фальшивых кредитных билетов под этими номерами (см. Цветную вклейку, ил. 1-2).

Рис. 23. Фальшивые наполеоновские ассигнации. В слове 'ходячею' вместо буквы д изображена л
Рис. 23. Фальшивые наполеоновские ассигнации. В слове 'ходячею' вместо буквы д изображена л

В конце XIX — начале XX в. фальшивомонетничество в России было явлением довольно распространенным. Благодаря развитию техники некоторые фальшивомонетчики добивались такого сходства подделок с оригиналом, что определить их позволял лишь специальный осмотр денежного знака.

В связи с этим правительство России даже решило выпускать денежные знаки на шелке, и только отсутствие валюты для закупки шелка отменило такое решение. Вот как написано об этом в статье о двух русских самородках-изобретателях, двух Иванах — Орлове и Стружкове. В 1885 г. старшего мастера печатного отделения Михаила Даниловича Рудометова вызвали к управляющему ЭЗГБ профессору Роберту Ленцу. " — Здравствуйте, батенька, — приветствовал его Ленц, как все обрусевшие немцы, несколько злоупотреблявший простонародными выражениями. — Вот тут какая учинилась штука: министр финансов (Н. X. Бунге. — Авт.) устроил мне выволочку. В обращении множится число фальшивых денег. Есть, говорят, под Москвой местность Гуслицы, и там, когда мужик собирается на базар, просит соседа: дай-ка, брат, машинку денег подпечатать, на базар еду... И вот министр мне преподнес прожект: ткать деньги. А? Каково? Глядите, портрет государя... А вот глядите, деньги, билеты, купоны... — На стол, сверкая неугасимыми красками, падали листки глянцевитого шелка. — Такого в ГУслицах не напечатают перед базаром. Износу им нет, не мнутся, стирать можно. А?» (Теплов В. Два Ивана//Изобретатель и рационализатор. — 1967. — № 10. — С. 32). Занимался этим ткачеством 25-летний И. Орлов, совместно с И. Стружковым. И как было выше сказано, закончить эксперимент не хватило средств. А последующее изобретение орловской печати на какое-то время сдержало фальшивомонетничество в России.

Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. в Корее, Маньчжурии и некоторых районах дальневосточной России получили распространение изготовленные в Японии фальшивые русские кредитные билеты образца 1895 г. достоинством 1 руб. Об этом в заметке «Фальшивые кредитки японской работы» в ноябре 1904 г. сообщал журнал «Иллюстрированная хроника русско-японской войны» (приложение к газете «Русь»). В частности, там отмечалось, что поддельные кредитные билеты встречались в Маньчжурии и до войны, но за последние месяцы распространение их увеличилось. Видимо, целью распространения фальшивых билетов японцами кроме получения непосредственной выгоды являлось главным образом обесценение наших денежных знаков. Фальшивые рублевые купюры имели довольно высокое качество исполнения, но отличить их от настоящих было, тем не менее, довольно просто. На оборотной — стороне, в правой части, японский фальшивомонетчик, скорее всего не знавший русского языка, «Извлечение из Высочайшего Манифеста о кредитных билетах» выполнил в форме бессмысленного набора латинских и русских букв, лишь своим общим видом напоминавшего этот текст на настоящих купюрах (рис. 24).

Фальшивая трехрублевка японской работы, как сообщалось в той же заметке, отличалась настоящей краской, достоинством бумаги и неравномерностью полей. В общем, и эта подделка была выполнена очень искусно (См.: Иллюстрированная хроника русско-японской войны. — 1904. — № 43).

 Рис. 24. 'Извлечение из Высочайшего Манифеста о кредитных билетах' на оборотной стороне кредитного билета 1895 г. достоинством 1 руб., изготовленного фальшивомонетчиками Японии. Такие фальшивки распространялись во время русско-японской войны на Дальнем Востоке
Рис. 24. 'Извлечение из Высочайшего Манифеста о кредитных билетах' на оборотной стороне кредитного билета 1895 г. достоинством 1 руб., изготовленного фальшивомонетчиками Японии. Такие фальшивки распространялись во время русско-японской войны на Дальнем Востоке

В условиях строгой секретности производили перед первой мировой войной подделку иностранных денег Германия и Австро-Венгрия. В архиве Особого отдела департамента полиции России имелось письмо министра юстиции И. Г. Щегловитова начальнику департамента полиции Джунковскому о том, что почти по всей России «получили распространение государственные кредитные билеты пятисотрублевого достоинства, отпечатанные на специально приготовленной бумаге с водяным знаком, тем самым способом, который применялся исключительно Экспедицией заготовления государственных бумаг и считался до сих пор безусловно обеспечивающим государственные кредитные билеты от подделок» (Цит. по: Мирский Д. Указ. соч. — С. 53-54). Вскоре после этого в городах Поволжья и на Кавказе были обнаружены фальшивые кредитные билеты достоинством до 100 руб. Донесения об аналогичных находках поступили из Курска, Иркутска, Варшавы и других городов России (Там же. — С. 54).

В том же архиве находился протокол допроса военнопленного австрийской армии Иозефа Быстрая, который показал, что его школьный товарищ обер-лейтенант Александр Эрдели работает в Вене, в Военно-географическом институте, где печатают поддельные русские кредитные билеты 10-, 25-, 50-, 100 — и 500-рублевого достоинства. Это сообщение находит косвенное подтверждение в мемуарах одного из эсэсовских главарей Вильгельма Хетля (изданных под псевдонимом Вальтера Хагена), в которых описывается операция австрийской и венгерской разведок по подделке французских банкнот в 1923 г. Хетль пишет, что печатание фальшивых франков производилось в здании Военно-географического института (Там же).

Для регистрации и скорейшего выявления источника появления фальшивых денежных знаков специалистами ЭЗГБ была разработана их специальная классификация. В зависимости от качества и способа подделки различались фальсификаты 1-го, 2-го, 3-го ... и даже 19-го рода (рис. 25).

Каждый выявленный фальшивый кредитный билет направлялся на экспертизу в ЭЗГБ, где он тщательно регистрировался и отмечался специальными штемпелями — «фальшивый» и «род подделки №...» (рис. 26). При этом делалось точное описание признаков фальсификата, отличающих его от оригинала.

В статье Е. Стефановского «Фальсификация некоторых кредитных билетов России в конце XIX в.», опубликованной в 1977 г. в сборнике «Советский коллекционер», рассказывается, например, об обнаруженных в Харьковском областном архиве материалах, касающихся вопросов опознания некоторых фальшивых купюр. Автор статьи, в частности, приводит описание признаков подделки «первого рода» кредитного билета 5-рублевого достоинства образца 1895 г.:

«Бумага. Бумага билета простая, писчая, без водяных знаков.

Печать. На лицевой стороне билета сетка, номера и подписи, а на оборотной гильошированная сетка напечатаны литографским способом с камней или цинковых досок. Темно-синяя же печать на обеих сторонах и пропись — типографские, с возвышенных клише.

Особые приметы. Лицевая сторона билета. Гильотированные розетки, из которых составлена дугообразная полоса с заглавной прописью «Государственный кредитный билет», не одинаковы на действительном билете, а — попеременно — одна светлее, другая темнее, на фальшивом же билете они являются одинаково темными. В одной из них, под буквой «н» в слове «Кредитный», имеется светлое пятно. Вообще все гильошированные рисунки на фальшивом билете весьма грубы, так как клише, при помощи которого они напечатаны, несомненно было изготовлено от руки, а не механическими способами. Аллегорическая фигура России представляет много отступлений от фигуры на действительном билете, которые особенно заметны в оттенениях. Неправильность и непараллельность верхнего и нижнего краев цоколя под этой фигурой резко заметны.

Лицевая сетка из круговых волнистых линий, толщина которых периодически изменяется, образуя расходящиеся от розетки под прописью «пять рублей» лучи, на фальшивом билете в некоторых местах не изображена совсем, а там, где она есть, — не представляет собой упомянутых лучей. В средней части розетки, через которую проходит надпись «пять рублей», рисунок розетки не воспроизведен; краски наложены сплошными точками. Внизу фальшивого билета, под подписью кассира и номером не изображена зеленая пропись «5-Руб-5».

Оборотная сторона. Женские головки, изображенные в углах оборотной стороны, не имеют сходства с головками на подлинном билете. В кружочках с темной арабской цифрой «5», повторяющихся в верхней половине внутренней рамки, овальные петли которой обрамляют женские головки, нет фона из штрихов. В «Извлечении из Высочайшего Манифеста» в слове «Манифеста» вместо буквы «и» стоит «п». В § 2 в «Извлечении», напечатанном внизу билета белыми буквами по синему фону, в слове «всей» вместо «е» стоит «с», а в § 3 в слове «Кредитный» вместо «К» напечатано «к». Рисунок гильошированной сетки, покрывающей белое поле билета, а также той, которая служит фоном внутренней рамке, отличается от рисунка таких же сеток на действительном билете. В желтых буквах с фиолетовой тенью прописи «пять рублей 1895» видны пробелы; в некоторых же буквах заметны синие контуры; буква «л» в слове «рублей» изображена лишь отчасти; видна небольшая часть вертикали желтого цвета, выдающаяся под закруглением крупной синей цифры «5», и слабо заметно продолжение его вниз, но уже темное, не желтое. С внутренней стороны закругления желтой цифры «5» года (1895) в гильошированной сетке имеется пробел треугольной формы» (Советский коллекционер. — 1977. — № 15. С. 160-163).

Подобные описания признаков появлявшихся подделок с приложением соответствующих иллюстраций систематически рассылались почтово-телеграфным округам. Затем из округов эти сведения поступали в подчиненные им почтово-телеграфные конторы. Примеры фальшивых кредитных билетов, изготовленных фальшивомонетчиками в начале века, представлены на рис. 27-28.

Рис. 25. Фрагменты 100-рублевых купюр, изготовленных различными 'фирмами' фальшивомонетчиков
Рис. 25. Фрагменты 100-рублевых купюр, изготовленных различными 'фирмами' фальшивомонетчиков

Рис. 26. Образцы гашения фальшивых денежных знаков, использовавшиеся Экспедицией заготовления государственных бумаг
Рис. 26. Образцы гашения фальшивых денежных знаков, использовавшиеся Экспедицией заготовления государственных бумаг

Рис. 27. Фальшивые кредитные билеты, изготовленные в начале века
Рис. 27. Фальшивые кредитные билеты, изготовленные в начале века

После Великой Октябрьской социалистической революции ряд подпольных «фирм» фальшивомонетчиков продолжал свою «деятельность». Широко пользовались фальсификацией денежных знаков многие антисоветчики, стремившиеся уничтожить молодую Республику Советов. Поэтому в современных коллекциях особенно часто встречаются фальшивые казначейские знаки Временного правительства и первые расчетные знаки РСФСР. Пример фальшивого казначейского знака выпуска 1917 г. (номинал 40 руб.), напечатанного на вексельной бумаге, см. на Цветной вклейке, ил. 3.

Известен факт фальсификации «керенок» в 1918 г. в ставке «батьки» Булак-Балаховича в Пскове. По воспоминаниям очевидца, причина подделки была в следующем: «Нуждаясь в деньгах для армии, а еще больше для кутежей, представители местной власти начали печатать фальшивые деньги-керенки. Эти Деньги офицеры стали спускать хозяевам ресторанов, в которых кутили, разным поставщикам, крестьянам по деревням. Керенки печатались в глубокой тайне; сначала в особой комнате в гостинице «Лондон», а позже чуть ли не в самой районной комендатуре. В преступную организацию входили все самые видные члены «батькиной ставки» — полковник Энгельгардт, Столкин, Якобс, а также инициатор этой затеи — «редактор» местной газеты и в то же время помощник районного коменданта Афанасьев» (Революция и гражданская война в описаниях белогвардейцев. — M. — Л.: Государственное социально-экономическое изд-во, 1931. — С. 246). Идея выпуска фальшивых «керенок» сначала родилась в штабе генерала Родзянко. Генерал Юденич не поддерживал предложение об изготовлении фальшивых денег, однако подготовленная для этого техническая организация осталась. Так была открыта «псковская экспедиция заготовления» фальшивых «керенок». О раскрытии органами ЧК группы фальшивомонетчиков в Москве в январе 1919 г. сообщала газета «Известия ВЦИК»:

«117. Сообщение председателя ЧК Сущевско-Марьинского района т. Макарова о раскрытии группы фальшивомонетчиков, 30 января 1919 г.

... Когда РЧК получила точные сведения о месте расположения фабрики изготовления керенок, сотрудники РЧК направились по указанному адресу. Прибыв к месту назначения, они обнаружили у гражданина Андреева теплую компанию, преспокойно распивавшую самогонку и закусывавшую вкусным окороком. Из присутствовавших никто не ожидал посещения непрошеных гостей. При обыске был обнаружен печатный станок, фальшивые керенки в листах и несколько стоп нарезанной бумаги — сырого материала — для выпуска «изделий» (Известия ВЦИК. — 1919. — 30 янв. (№ 21)).

Рис. 28. Рисованный кредитный билет 1909 г.: судя по многочисленным грамматическим ошибкам, был изготовлен неграмотным человеком
Рис. 28. Рисованный кредитный билет 1909 г.: судя по многочисленным грамматическим ошибкам, был изготовлен неграмотным человеком

Опытным фальшивомонетчикам, оставшимся на свободе после революции, несложно было подделать многие первые расчетные знаки РСФСР, поскольку они имели довольно упрощенный рисунок. Весьма распространенным фальсификатом, часто встречающимся в коллекциях, считаются обязательства Российской Социалистической Федеративной Советской Республики 1921 г. достоинством 10 млн. руб. Их переделывали из подлинного обязательства в 1 млн. руб. путем подтирки номинала и перекраски в зеленый цвет из кремового. Узнать такой фальсификат можно легко по ряду признаков, бросающихся в глаза при тщательном его рассмотрении (рис. 29).

Рис 29. На снимке показаны отличительные особенности хорошо известной многим коллекционерам переделки обязательства РСФСР 1921 г. достоинством 1 млн. руб. в обязательство в 10 млн. руб. Такая операция производилась фальшивомонетчиками путем соответствующего 'исправления' буквенного и цифрового обозначений номинала и перекраски денежного знака из кремового в зеленый. При пом из-за нехватки места в слове 'миллионов' выпадала буква л. Можно заметить также нечеткое написание букв в слове 'десять', буквы б и цифры 10 в верхней части знака
Рис 29. На снимке показаны отличительные особенности хорошо известной многим коллекционерам переделки обязательства РСФСР 1921 г. достоинством 1 млн. руб. в обязательство в 10 млн. руб. Такая операция производилась фальшивомонетчиками путем соответствующего 'исправления' буквенного и цифрового обозначений номинала и перекраски денежного знака из кремового в зеленый. При пом из-за нехватки места в слове 'миллионов' выпадала буква л. Можно заметить также нечеткое написание букв в слове 'десять', буквы б и цифры 10 в верхней части знака

Империалистические разведки, а также различные белоэмигрантские организации неоднократно пытались использовать фальшивые деньги в качестве средства экономической диверсии против нашей страны. Еще в годы гражданской войны для формирования «русской добровольческой армии» в одной из тайных типографий Берлина было отпечатано 3 млн. руб. фальшивыми банкнотами (См.: Мирский Д. Указ. соч. — С. 55). Этой «продукцией» снабжались также контрреволюционные банды, действовавшие на территории Советской Росрии. Во время интервенции на Дальнем Востоке Япония вновь выпустила поддельные рубли. Фальшивые деньги должны были служить не только средством финансирования борьбы против молодого Советского государства, но и средством подрыва его денежной системы.

В 1926-1928 гг. органам ВЧК-ОГПУ удалось пресечь экономическую диверсию против СССР. Ее финансировал нефтяной концерн «Ройял датч-шелл», во главе которого стоял злейший враг СССР Генри Детердинг — Октябрьская революция лишила его огромных доходов от нефтяных промыслов в Баку и Майкопе. Практическое исполнение этой диверсии осуществляли белогвардейцы из «Корпуса офицеров императорской армии и флота», которым руководил бывший великий князь Кирилл Владимирович Романов (так называемые «кирилловцы»). Империалисты возлагали на эту диверсию большие надежды. В июне 1926 г. Детердинг «предсказал» в английской печати инфляцию в Советском Союзе, а министр финансов Уинстон Черчилль обратился к английским промышленникам с предостережением против кредитования советских заказов, намекая на то, что советские заказчики могут оказаться неплатежеспособными.

В 1926 г. на территории Германии группа белоэмигрантов и владелец мюнхенской типографии Шнейдер после тщательной технической подготовки начали массовый выпуск фальшивых советских червонцев. Хотя главной целью этой акции ставилось расстройство советской валютной системы, определенную часть фальшивок предполагалось истратить на финансирование деятельности контрреволюционных групп на территории нашей страны. Вскоре с помощью белогвардейской антисоветской организации, которую возглавлял тесно связанный с английской разведкой бывший царский генерал П. В. Глазенап, в СССР была переброшена первая партия фальшивых червонцев — около 12 тыс. экземпляров. Так, осенью 1928 г. в Ленинграде и в некоторых других городах Советского Союза появились в обращении фальшивые червонцы (См.: Сапаров А. Фальшивые червонцы. Две повести из хроники чекистских будней. — Д.: Лениздат, 1972. — С. 283). Однако бдительность и высокое оперативное мастерство чекистов помогли сорвать осуществление коварного замысла врагов нашей страны. ОГПУ из достоверных источников стали известны фамилии, клички, адреса явочных квартир и места хранения фальшивок. В ориентировке ОГПУ за 14 октября 1928 г. сообщалось следующее:

«Начиная с середины сентября, а также в октябре наблюдаются многочисленные факты появления фальшивых червонцев в Ленинграде и близлежащих местностях. По наружному виду подделки мало чем отличны от настоящих денег, что затрудняет их распознавание и выявление преступников.

Банковские билеты достоинством в один червонец (нами зарегистрированы серии НУ, НН, ОЗ, ЗР, БН, ПН) изготовлены литографским способом на достаточно качественной плотной бумаге и с должными водяными знаками.

Главные признаки фальшивости: общее очертание букв печатного текста несколько бледнее нормы, а также несколько бледнее обычного правая и левая розетки, причем в левой розетке, в вензеле «РСФСР» грубо очерчена теневая сторона.

Следует при этом помнить, что на некоторых билетах розетка с вензелем исполнена несравненно лучше и почти ничем не отличается от настоящей.

Есть основания предполагать, что фальшивые банковские билеты крупными партиями засылаются на территорию СССР зарубежными монархическими организациями, действующими в контакте с английской секретной службой «Интеллидженс сервис». Установлено, что к этой авантюре белогвардейцев причастна военизированная антисоветская организация быв. великого князя Кирилла Владимировича «Корпус офицеров императорской армии и флота».

Цель этой вражеской диверсии помимо расстройства экономической мощи СССР заключается также в финансировании подпольной агентуры «кирилловцев». Настоящее сообщается для сведения и принятия соответствующих оперативных мер. Подробные указания по данному вопросу будут переданы в ближайшие дни.

Полномочный представитель

ОГПУ в ЛВО

С. Мессинг»

(Цит. по: Сапаров А. Указ. соч. — С. 210-211).

Распространителей фальшивых червонцев арестовали. Одновременно был установлен и разоблачен первоисточник этой диверсии, предпринятой с целью расстройства финансов СССР. Советские компетентные органы получили достоверную информацию об организаторах подпольного изготовления советских денежных знаков. В заметке «Дело контрреволюционной шайки «кирилловцев», опубликованной в газете «Ленинградская правда» в январе 1930 г., об этом сообщалось: «Закончилось следствие по делу контрреволюционной организации агентов Кирилла Романова.

Обвинительное заключение рисует картину деятельности «кирилловцев», направленной к организации шпионажа и к подрыву финансовой мощи СССР посредством распространения фальшивых червонцев.

В поисках средств «кирилловцы» старались поддерживать отношения с крупным заграничным капиталом, особенно английским, всячески расписывая свои силы и возможность контрреволюционного выступления в СССР. Кроме того, «кирилловцы» в Берлине вошли в тесный контакт с фабрикантом фальшивых червонцев Садатарашвили, у которого приобретали партии червонцев для распространения их в СССР.

В сентябре 1928 года Шиллер по поручению Глазенапа отправился в Ленинград. Целью этого визита был сбор сведений об экономическом состоянии СССР, о настроениях разных групп населения, о состоянии Красной Армии и Флота. В Ленинграде Шиллер разыскал своих однополчан, офицеров 20-го драгунского полка, которые порекомендовали ему включить в организацию еще Федотова и Биткина. В ноябре 1928 года Шиллер вновь появился в Ленинграде, имея при себе крупную партию червонцев. На следующий же день после появления Шиллера в Ленинграде «ки-Рялловцы» были арестованы. Произведенной экспертизой установлено, что червонцы, отобранные у Шиллера, и червонцы, выпущенные Садатарашвили, изготовлены одной и той же организацией фальшивомонетчиков. Дело это будет слушать в ближайшие дни выездная сессия военной коллегии Верховного Суда СССР в Ленинграде» (Ленинградская правда. — 1930. — 30 янв).

Во время второй мировой войны огромный размах приобрела деятельность гитлеровских фальшивомонетчиков. В больших масштабах подделывали они денежные знаки не только своих военных противников, но даже и союзников (например, Италии). Безудержная эмиссия, которую гитлеровцы применяли в оккупированных государствах, позволяла им грабить материальные ресурсы этих стран.

Всем известен «план Барбаросса» — кодовое название нападения фашистской Германии на Советский Союз с целью политического уничтожения Советов, превращения 30% жителей Советского Союза в рабов и уничтожения остального населения. Меньше известен план экономического ограбления Советского Союза, проходивший под кодовым названием «Ольденбург» (См.: Загорулько М. М., Юденков А. Ф. Крах плана «Ольденбург» (о срыве экономических планов Германии на временно оккупированной территории СССР). — М.: Экономика, 1980).

В конце мая 1941 г. у министра хозяйства и президента Рейхсбанка Г. Функа состоялось совещание, на котором было принято предложение министра оккупированных восточных территорий А. Розенберга о печатании советских денежных знаков (протокол этого совещания сохранился среди материалов Нюрнбергского процесса) (См.: Мирский Д. Указ. соч. — С. 55-56).

На временно оккупированной территории Украины, например, до середины 1942 г. расчеты между германскими органами и местными предприятиями и учреждениями производились через кредитные кассы в городах и их филиалы в сельской местности. Затем, с 1 июля 1942 г. в г. Ровно начал действовать Центральный эмиссионный банк Украины, а кредитные кассы были преобразованы в его отделения. В протоколе упомянутого выше совещания указывалось: «Что касается обеспечения, то до окончательного регулирования валютных отношений расписки государственных кредитных касс и рубль остаются законными средствами платежа» (Цит. по: Загорулько M. М., Юденков А. Ф. Указ. соч. — С. 160). Соотношение расчета было следующим: 1 рейхсмарка (Рейхсмарки — государственные банковские билеты, выпускавшиеся Рейхсбанком, имели законную платежную силу наряду с национальной валютой во многих оккупированных Германией странах во время второй мировой войны (в Советском Союзе — на временно оккупированных территориях Прибалтийских республик, Белоруссии и Украины)) (см. Цветную вклейку, ил. 4) равнялась 10 руб. «Новые деньги», выпущенные Центральным эмиссионным банком Украины в купюрах 1, 5, 10, 20, 50, 100, 200 и 500 карбованцев (см. ил. 5), имели следующий паритет: 1 карбованец приравнивался к 1 рублю, 10 карбованцев — к 1 рейхсмарке. Населению предписывалось до 25 июля 1942 г. обменять советские деньги в купюрах по 5 руб. и выше на карбованцы. При обмене суммы свыше 20 руб. «новые деньги» не выдавались на руки, а зачислялись на беспроцентный «счет сбережений». Это была открытая конфискация советских денег. После «обмена» на Украине остались в обращении карбованцы, советские денежные знаки достоинством в 1 и 3 руб., советская разменная монета, оккупационные марки и монеты в 1, 5 и 10 пфеннигов. Карбованцы имели хождение исключительно на территории рейхс комиссариата «Украина» и нигде больше. Это один из примеров ограбления населения временно оккупированной территории Советского Союза с помощью выпуска специальных денежных знаков.

Известны также червонцы и рубли образца 1941 г. (см. Цветную вклейку, ил. 6), которые были обнаружены в подвалах Рейхсканцелярии при окончании Великой Отечественной войны. Как известно, в обращение эти денежные знаки не выпускались.

Что касается фальшивых советских денежных знаков, которые изготовлялись гитлеровской Германией еще до начала военных действий с Советским Союзом, то попадали они в СССР под видом дипломатической почты. Реализовались эти «деньги» на драгоценности, антиквариат, произведения искусства. В результате осуществления планов, подобных «плану Ольденбург», во время Великой Отечественной войны в Советском Союзе было распространено значительное количество фальшивых денег, что послужило одной из причин проведения денежной реформы 1947 г.

Подделка и распространение фальшивых советских денежных знаков продолжались и в послевоенное время. Так, в 50-е годы Правление Госбанка СССР сообщало об отличительных признаках появившихся в обращении фальшивых билетов Госбанка образца 1947 г. 50-рублевого достоинства за номерами и сериями: ИО 582472 и МБ 700540. Эти билеты были изготовлены литографским способом. Рисунки на них переданы с приближением к подлинным, номера и серии отпечатаны четко. От подлинных фальшивые билеты отличались более контрастным изображением гравюрного портрета В. И. Ленина и более слабым изображением этого портрета на водяном знаке. Невозможно прочитать мелкие надписи на лентах герба. Изображение розетки в правом нижнем углу на лицевой стороне билета с надписью «50 рублей» выполнено грубо. Средняя часть лицевой стороны билета отпечатана более яркой розовой краской, чем на подлинном билете. На оборотной стороне фальшивого билета преобладает ярко-синяя краска. Изображение фальшивого билета Госбанка образца 1947 г. 50-рублевого достоинства см. на Цветной вклейке, ил. 7.

К сожалению, практика подделки советских денежных знаков не изжита и по сей день. Так, 1 апреля 1989 г. МВД СССР сообщило, что в стране по-прежнему имеются случаи изготовления фальшивых денег (25 — и 100-рублевых купюр) (Известия. — 1989. — 1 апр.).

Фальшивомонетничество всегда и во всех странах считалось и считается тяжелым уголовным преступлением. В России еще в первой половине XIX в. на обороте билетов Депозитной кассы Государственного коммерческого банка, в «Извлечении из правил о депозитных вкладах» появляется запись: «За подделку их (билетов. — Авт.) поступать по тем же узаконениям, какие существуют на счет подделки Государственных бумаг». На первых государственных кредитных билетах в «Извлечении из Высочайшего Манифеста о кредитных билетах» значится: «Подделка Кредитных билетов подвергает виновных наказаниям, законами определенным». Впоследствии эта запись была изменена: «За подделку Кредитных билетов виновные подвергаются лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу» (см. Приложение, ил. 1.7.34 и далее).

После февральской революции на оборотной стороне денежных знаков Временного правительства появляется более короткая надпись о том, что их подделка преследуется законом (см. ил. 2.2.2-2.3.5). Такое же предупреждение стали помещать впоследствии и на советских денежных знаках.

По советскому уголовному праву фальшивомонетничеством признаются изготовление с целью сбыта, а также сбыт поддельных государственных казначейских билетов (достоинством 1, 3 и 5 руб.) и билетов Госбанка СССР (достоинством (10, 25, 50 и 100 руб.), металлической монеты, а также ценных бумаг (например, облигаций госзаймов) или иностранной валюты. Кроме того, к фальшивомонетничеству относится подделка подлинных денежных знаков или ценных бумаг путем изменения цифр, обозначающих их нарицательную стоимость или нумерацию.

Фальшивомонетничество согласно статье Уголовного кодекса РСФСР № 87 карается лишением свободы на срок от 3 до 15 лет с конфискацией имущества и ссылкой на срок от 2 до 5 лет или без ссылки. Если же оно совершено в виде промысла, то наказывается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества и ссылкой на срок от 2 до 5 лет или без ссылки либо даже смертной казнью с конфискацией имущества.

Уголовным правом не признается наказуемым изготовление копий вышедших из употребления, аннулированных денежных знаков и ценных бумаг в целях коллекционирования или создания музейных или выставочных экспонатов (например, фотографий). Однако при этом копии нельзя выдавать за настоящие, хотя и аннулированные, денежные знаки или ценные бумаги, поскольку это уже может быть квалифицировано как мошенничество.

Борьба с фальшивомонетничеством ведется не только в отдельных странах, но и в международном плане. Еще в 1929 г. в Женеве была заключена международная Конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков, согласно которой лица, изготовляющие фальшивые денежные знаки или подделывающие их достоинство, сбывающие фальшивые деньги или изготовляющие аппаратуру для их печатания, подлежат уголовному преследованию. Много лет из штаб-квартиры Интерпола — Международной организации уголовной полиции, объединяющей более 130 государств, ведется координация борьбы с фальшивомонетничеством во всем мире.

Специалисты денежного производства многих стран продолжают усиленный поиск новых способов защиты денежных знаков от подделок. Уже более двухсот лет прогресс науки и техники оказывает постоянное воздействие на облик денежных знаков. Они периодически меняют внешний вид, совершенствуются. Сегодня методы защиты денег от подделок довольно многообразны. Мы уже говорили об использовании в этих целях с XVIII в. филиграней (или водяных знаков). С XIX в. начали применять специальные способы печати.

В результате важные охранительные функции стала выполнять сложная цветовая гамма рисунка денежных знаков. Художники добиваются того, чтобы у купюр каждого номинала был один, хорошо запоминающийся господствующий цвет. Но в то же время делают это так, что основной тон складывается из многих оттенков (орловская печать). В процессе подготовки оригиналов к печати граверы наносят на рисунки купюр так называемые защитные знаки.

Содержат секреты и сами современные краски. Например, во многих зарубежных странах в их состав добавляют вещества, позволяющие безошибочно с помощью приборов отличить подлинные денежные знаки от фальшивых.

Одним из последних достижений в этой области явилось использование принципов голографии. Так, в 1988 г. по случаю двухсотлетия основания первого британского поселения в Австралии центральный банк этой страны выпустил пластиковые банкноты. На банковском билете в 10 австралийских долларов помещено овальное изображение капитана Кука, открывателя континента, сделанное на своеобразной дифракционной решетке. Портрет Кука переливается, меняя цвета при поворотах под разным углом. Как считают изготовители, подделать такое изображение практически невозможно. Кстати, указанные пластиковые денежные знаки с честью выдержали весьма жесткие испытания: не изменяясь, перенесли кипячение, девять месяцев пребывания в земле и несколько часов в работающей стиральной машине. На разработку таких денежных знаков было затрачено 20 млн. австралийских долларов (Наука и жизнь. — 1988. — № 6. — С. 131).

В целях проверки подлинности денежных билетов создан ряд специальных устройств разной сложности. Самые простые из них основаны на применении ультрафиолетовых лучей. В момент облучения купюры, изготовленной с применением специальных красок, она как бы загорается цветами, отличными от тех, которые мы видим простым глазом. Не зная секрета красок, фальшивомонетчики не могут добиться нужного свечения, и подделка легко обнаруживается специалистами. В типографские краски вводят также магнитные добавки. Кроме того, в некоторых странах добавляют тончайшие полоски магнитного металла в бумагу. Существуют многочисленные, иногда довольно сложные способы контроля денежных знаков.

Обычно выявленные фальшивые денежные знаки тщательно регистрируются и затем уничтожаются. Однако сохранившиеся и ставшие достоянием музеев или коллекционеров, они превращаются иногда в очень важные, интересные исторические источники, свидетельства различных политических, экономических и других событий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"