Пользовательского поиска

стоимость монет


предыдущая главасодержаниеследующая глава

3.1. Общегосударственные денежные знаки РСФСР

В Петрограде 24-25 октября (6-7 ноября) 1917г. произошло Октябрьское вооруженное восстание. В 10 часов утра 25 октября (7 ноября) Военно-революционный комитет Петроградского Совета опубликовал воззвание «К гражданам России!», написанное В. И. Лениным. В нем сообщалось о взятии власти Военно-революционным комитетом. Отряды красной гвардии и революционные войска заняли почту, телеграф, Экспедицию заготовления государственных бумаг, Монетный двор. Ночью 25-26 октября (7-8 ноября) они штурмом овладели Зимним дворцом. Временное правительство было арестовано. 26 октября состоялся II Всероссийский съезд Советов, который избрал Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов (ВЦИК) и создал первое Советское правительство — Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В. И. Лениным. После победы социалистической революции в Петрограде, а затем в Москве Советская власть распространилась на значительной части страны. Завоевав политическую власть, партия большевиков начала борьбу с эксплуататорскими классами в сфере экономики.

В ходе этой борьбы перед партией большевиков и Советским правительством стояла задача овладеть денежно-кредитной системой страны, поставить ее на службу победившему пролетариату и трудовому крестьянству. Необходимость овладения Государственным банком определялась его ролью в денежно-кредитной системе дореволюционной России. Он являлся эмиссионным центром страны. Как ранее отмечалось, в этом качестве Государственный банк выступал проводником денежно-кредитной политики самодержавной власти, а затем Временного правительства. Эта политика позволяла государству извлекать значительные доходы от эмиссии бумажных денег, способствовала укреплению положения господствующих классов в России за счет ограбления трудящихся. Поэтому необходимо было овладеть эмиссионным аппаратом Государственного банка, использовать его в интересах рабочего класса и крестьянства. Госбанк выполнял функцию кассиpa государственного казначейства как до февральской революции, так и после нее, обеспечивая денежными средствами антинародные правительства Романовых, Львова, Керенского. В его кассу поступала огромная масса денежных средств в виде налогов и других платежей в бюджет государства. Из этих средств производилась выдача денег в счет государственных расходов. В осуществлении подобных операций было остро заинтересовано Советское правительство, нуждавшееся в средствах для проведения социально-экономических преобразований в стране, подавления сопротивления контрреволюционных сил.

Наконец, Государственный банк, особенно в начале XX столетия, активно помогал ссудами частным акционерным банкам. Являясь «банком банков», он способствовал развитию банковского капитала, его сращиванию с промышленным и формированию финансового капитала, финансовой олигархии в России. Овладеть частными акционерными банками, кредитной системой и существенно подорвать экономическое могущество финансовой олигархии было невозможно без захвата Государственного банка, организации его деятельности на иных принципах. С первых же дней после захвата Госбанка партия большевиков приступила к мерам по перестройке его деятельности, для чего потребовалось сломить сопротивление аппарата банковских чиновников, значительная часть которых продолжала поддерживать контрреволюционные силы в стране (Об овладении Государственным банком см. подробнее: Атлас М.С. Национализация банков в СССР. — М.: Госфиниздат, 1948. — С. 70-85; Атлас З.В. Социалистическая денежная система. — М.: Финансы, 1969. — С. 59-67). В борьбе по овладению Госбанком партия большевиков исходила из сформулированных К.Марксом, Ф.Энгельсом и творчески разработанных и дополненных В.И.Лениным программных положений о необходимости национализации банков в ходе пролетарской революции и использовании их социалистическим государством. 30 ноября 1917 г. Советское правительство смогло получить первые 5 млн. руб. для финансирования нужд революции, а затем организовать банковские операции.

Советское правительство не ограничилось овладением Государственным банком. В стране существовала разветвленная сеть частных коммерческих банков, которые проводили политику саботажа, финансирования контрреволюции. В середине декабря 1917 г. Советское правительство ввело контроль над их деятельностью, а затем в соответствии с декретом ВЦИК от 14(27) декабря «О национализации банков» они перешли в распоряжение победившего пролетариата и трудового крестьянства (См. подробнее: Гиндин И. Как большевики национализировали частные банки. — М.: Госфиниздат, 1957; Атлас М.С. Указ. соч.; Атлас З.В. Социалистическая денежная система. — С. 67-74). Национализация банков была проведена в тесной связи с другими мероприятиями Советского правительства — установлением рабочего контроля в промышленности и торговле.

Декрет СНК «О национализации банков» предусматривал установление государственной монополии на банковское дело в стране. Отныне только государство в лице Совета Народных Комиссаров РСФСР имело исключительное право на создание новых кредитных учреждений, ликвидацию старых банков или их реорганизацию. Тем самым буржуазия была отстранена от управления кредитной системой страны, а несколько позже ее капиталы, сосредоточенные в банках, перешли в собственность Советского правительства. Декрет «О национализации банков» предусматривал объединение всех частных акционерных банков и банкирских контор с Государственным банком. В последующем на этой основе был создан Народный банк РСФСР.

В декабре 1917 г. Советское правительство аннулировало внутренние и внешние займы прежних правительств России (величина этих долгов к моменту Октябрьской революции составила 36,2 млрд. руб. (См.: Атлас З.В. Социалистическая денежная система. — С. 55)), выполнив соответствующее положение резолюции VI съезда РСДРП (б). В результате аннулирования огромных по величине кабальных займов и отказа от уплаты процентов по ним отпала необходимость изыскивать колоссальные ресурсы для их погашения. Имеющиеся денежные средства СНК РСФСР мог теперь использовать на иные цели. Создание нового государственного аппарата, национализация промышленности, транспорта, банков, овладение Экспедицией заготовления государственных бумаг, Монетным двором, государственным казначейством, золотым запасом страны и другие мероприятия победившего пролетариата явились важными предпосылками для организации в стране строжайших учета и контроля, на необходимость которых неоднократно указывал В.И.Ленин.

Решение данной задачи крайне осложнялось активным развитием инфляционного процесса в стране, который отрицательно влиял на материальное положение трудящихся. Буржуазия, в руках которой находилась значительная часть денежных накоплений, сохраняла свою экономическую власть. Учитывая эти обстоятельства, Советское правительство приступило к подготовке денежной реформы. В ней принял непосредственное участие В.И.Ленин. Проект реформы В.И.Ленин изложил в работе «Доклад на I Всероссийском съезде представителей финансовых отделов Советов 18 мая 1918 г.». В этой работе В.И.Ленин обосновал в качестве важнейших условий для проведения реформы необходимость установления строжайшей финансовой централизации, введения всеобщей трудовой повинности и регулярно взимаемых прогрессивных налогов вместо контрибуций, отказа от использования печатного станка, т. е. эмиссии бумажных денег (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 36. С. 350-355).

Каждое из этих положений имело большое значение для успешного проведения реформы. Финансовая централизация была призвана обеспечить концентрацию всех тех немногих ресурсов, которыми овладели победивший пролетариат и трудовое крестьянство, управление ими из единого центра. Это должно было наладить режим экономии в расходовании государственных средств, укрепить финансовое положение Советского правительства. Увеличение государственных доходов, их регулярное поступление предполагалось обеспечить за счет прогрессивных налогов, что позволило бы максимально сократить эмиссию бумажных денег. В докладе на I Всероссийском съезде представителей финансовых отделов Советов В.И.Ленин подчеркнул, что «работа печатного станка, практиковавшаяся до настоящего времени, может быть оправдана, как временная мера...» (Там же. — С. 352). Введение всеобщей трудовой повинности было необходимо не только с точки зрения установления социальной справедливости — принципа распределения по труду «Кто не работает, тот не ест», но и поскольку оно способствовало увеличению массы производимых в республике товаров, что являлось исключительно важным для расширения товарооборота, укрепления денежного обращения. Всеобщая трудовая повинность должна была привести к росту массы подоходного налога, взимавшегося в государственный бюджет.

Непосредственно по порядку проведения денежной реформы В.И.Ленин предложил произвести обмен старых денежных знаков на новые по определенному соотношению. «Мы назначим, — говорил В.И.Ленин, — самый короткий срок, в течение которого каждый должен будет сделать декларацию о количестве имеющихся у него денег и получить взамен их новые; если сумма окажется небольшой, он получит рубль за рубль; если же она превысит норму, он получит лишь часть. Мера эта, несомненно, встретит сильнейшее противодействие не только со стороны буржуазии, но и со стороны деревенских кулаков, разбогатевших на войне и зарывших в землю бутылки, наполненные тысячами бумажных денег. Мы встретимся грудь с грудью с классовым врагом» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 36. — С. 354). Ленинский проект денежной реформы отвечал интересам победившего пролетариата и трудового крестьянства. Он был нацелен на подрыв экономической власти буржуазии и кулачества и поэтому имел классовый характер.

Разработав проект денежной реформы, В.И.Ленин уделил большое внимание подготовке к ее проведению. Он непосредственно интересовался вопросами учета обращавшихся в стране денежных знаков, организацией выпуска денег в обращение. В.И.Ленин внимательно следил за проведением подготовительных мероприятий по выпуску новых денежных знаков, о чем свидетельствует его записка заместителю народного комиссара финансов И.Э.Гуковскому, написанная в первой половине июля 1918 г. (Там же — Т. 50. — С. 118-119)

После победы Октябрьской революции Правительство РСФСР испытывало острую нужду в наличных денежных средствах. В значительной мере это было вызвано тем, что многие работники Экспедиции заготовления государственных бумаг проводили политику саботажа, не выполняли распоряжения Совета Народных Комиссаров. В особенно тяжелое положение попали национализированная промышленность и государственные учреждения. Истощение запасов денежных знаков ставило под угрозу выплату заработной платы рабочим и служащим. Плохая работа транспорта, разруха на железных дорогах не позволяли быстро переправлять денежные знаки, изготовленные в Петрограде и Москве, в другие города и районы страны.

По этой причине в некоторых губерниях остановились закупки продовольствия, фуража для армии, выплаты денежного довольствия солдатам, пособий семьям красноармейцев, переселяемым беженцам, рабочим на железных дорогах, выдачи со счетов в сберегательных кассах. В Наркомат финансов, Народный банк РСФСР, Совнарком поступали телеграммы со всех концов страны с просьбой срочно прислать денежные знаки. Запасы денежных знаков — «романовских», «думских», «керенок», сосредоточенные в Народном банке, быстро иссякали, необходимо было срочно обеспечить их надежное пополнение.

По декрету ВЦИК от 21 января (3 февраля) 1918 г. в денежном обращении к кредитным билетам приравнены 5%-ные краткосрочные обязательства государственного казначейства — ценные бумаги, подготовленные до революции Министерством финансов для размещения их на фондовой бирже, среди банков с целью получения краткосрочных кредитов для покрытия дефицита бюджета. По декрету ВЦИК в качестве государственных денежных знаков могли обращаться краткосрочные обязательства с номиналами 1000, 5000, 10 000, 25 000, 100 000, 500 000 и 1 000 000 руб. Обязательства имели почти одинаковое оформление, изготовлялись односторонними. На их лицевой стороне указаны наименование ценной бумаги (на русском, английском, французском языках), обозначение номинала, срок погашения, размещен текст: «Предъявителю сего уплачивается 1 Сентября 1918 г. одна (или соответственно пять, десять и т. д. — Авт.) тысяча рублей в Государственном Банке и его Конторах и Отделениях», а также наименования должностей работников казначейства — директор его департамента, начальник бухгалтерского отдела, бухгалтер, подписи данных лиц, номер. В нижней части купюры содержится текст о порядке выплаты процентов ее владельцу. В левой части поля ценной бумаги нарисована виньетка с изображением в центре герба Российской империи, а также расположены крупные цифры, обозначающие достоинство ценной бумаги. Обязательства выпускались ежемесячно на 9 и 12 месяцев. Процент по ним не выплачивался. В обращении находились обязательства с датами выпуска с 1 октября 1916 г. по 1 ноября 1917 г. (см. Приложение, табл. 3.45, № 1199-1214; ил. 3.45.56; Водяные знаки, № 67Б).

По этому же декрету ВЦИК в денежном обращении к кредитным билетам были также приравнены билеты (серии) государственного казначейства. Последние были отпечатаны еще до революции и тогда выполняли роль орудия государственного долгосрочного кредита, по которому казначейство выплачивало ссудные проценты. В советское время эти билеты (серии) с отрезанными купонными листами превратились в денежные знаки Правительства РСФСР. Они поступали в обращение по обозначенному на них номиналу — в 25, 50, 100 и 500 руб. На лицевой стороне данных денежных знаков указаны наименование «Билет государственного казначейства», номинал, год, приведены подписи управляющего Государственной комиссией погашения долгов, директора, бухгалтера, номер, срок, по который действителен билет, процент дохода (3, 6 или 4%), рисунок герба Российской империи. На оборотной стороне расположен текст положений о порядке начисления, уплаты процентов по билетам, их использования в платежах казначейству и Госбанку (см. Приложение, табл. 3.46, № 1215-1231; ил. 3.46.57; Водяные знаки, № 45А).

Подобные меры не устранили денежного голода. В.И.Ленин считал крайне необходимым обеспечить его ликвидацию, в том числе за счет выпуска облигаций «Займа свободы» в качестве законного средства обращения и платежа. В записке секретарю СНК Н.П.Горбунову по этому поводу он написал: «Декрет о выпуске облигаций Займа свободы вместо денег надо сегодня 31.1. (по старому стилю. — Авт.) обязательно сдать в печать (чтобы завтра он был в газетах)» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 50. — С. 40).

12 февраля 1918 г. декретом СНК РСФСР в качестве государственных денежных знаков были признаны 5%-ные облигации «Займа свободы» 1917 г. по их нарицательной стоимости, которая составляла 20, 40, 50, 100, 500, 1000, 5000, 10000 и 25000 руб. Они не имели купонов (последние были отрезаны) и почти не различались по внешнему виду. На лицевой стороне облигаций помещены наименование данной ценной бумаги, номинал, текст с призывом Временного правительства к покупке облигаций, подписи членов данного правительства, номер купюры. В рамке нарисовано здание Таврического дворца, которое освещено лучами солнца. На оборотной стороне содержался текст об условиях займа (см. Приложение, табл. 3.47, № 1232-1241; ил. 3.47.58; Водяные знаки, № 60А). После Октябрьской революции в связи с аннулированием внешнего и внутреннего государственного долга облигации утратили черты ценной бумаги, и с принятием декрета ВЦИК от 12 февраля 1918 г. они превратились в обычный государственный денежный знак.

Такое же превращение совершилось с купонными листами от некоторых дореволюционных ценных бумаг. Высокий уровень развития в дореволюционной России государственного кредита в его облигационной форме, значительное число эмитентов облигаций, среди которых видное место занимали Министерство финансов, крупные государственные кредитные учреждения, связанное с этим обилие ценных бумаг — все это обусловило существование к началу Октябрьской революции огромной массы купонных листов. Циркуляром Центрального управления Народного банка РСФСР от 26 апреля 1918 г. был объявлен список дореволюционных ценных бумаг, купоны от которых вводились в денежное обращение в качестве советских денежных знаков. Ими явились купоны от государственных процентных бумаг (например, свидетельств государственной 4%-ной ренты, облигаций внутренних 5%-ных займов 1905, 1908, 1914 и 1915 гг., государственных 51/2%-ных военных краткосрочных займов 1915 и 1916 гг., российских государственных займов 1902, 1905, 1906 и 1909 гг., российских золотых займов, «Займа свободы» 1917 г., билетов государственного казначейства), купоны от закладных листов Государственного дворянского земельного банка, государственных свидетельств Крестьянского поземельного банка, облигаций Кассы городского и земского кредита, закладных листов бывшего Общества Взаимного поземельного кредита и Др. (см. Приложение, табл. 3.1-3.44, № 1001-1198; ил. 3.1.1-3.44.55; Водяные знаки, № 49А-66А).

Купонные листы имели очень небольшой формат. Они содержали надписи мелким шрифтом, которые иногда было трудно прочесть. Номинал листов часто обозначался дробными числами. На лицевой стороне каждого кулона обычно указывались их полное наименование, срок действия, номер ценной бумаги, процент за кредит, предусмотренный условиями выпуска облигаций (закладного листа, свидетельства ренты, билета казначейства). Оборотная сторона купонных листов обычно не имела каких-либо надписей. Здесь иногда указывались номинал, величина процента, приводились декоративные формы.

В таблицах Приложения (каталога) купоны ценных бумаг и ценные бумаги, введенные в денежное обращение наравне с кредитными билетами циркуляром Центрального управления Народного банка РСФСР от 26 апреля 1918 г., приводятся в хронологической последовательности с поправкой на их реальное существование. Всего рассмотрено 44 группы купонов и 3 группы ценных бумаг. Этот вид государственных денежных знаков назван Д.А.Сенкевичем денежными суррогатами 1918 г. Им приведено 39 групп купонов, применявшихся в качестве денежных знаков в 1918-1922 гг., сделано подробное их описание (См.: Сенкевич Д.А. Указ. соч. — С. 26-105). В связи с этим целесообразно отметить лишь основные признаки купонов, не останавливаясь подробно на описании каждого выпуска.

Практически все купоны печатались на бумаге белого цвета, за исключением группы купонов (см. табл. 3.37), изготовленных из бумаги кремового цвета. Купоны разных номиналов отличались по окраске, но цвет купонов одинаковых номиналов в разных группах примерно совпадает. Купоны, как правило, имеют сплошной одноцветно окрашенный фон (ажурную сетку из тонких волосяных линий) или широкую цветную полосу с кружевными полями с двух сторон (справа и слева) либо с одной стороны (справа или слева). Все купоны к облигациям имеют лицевую и оборотную стороны; все купоны к временным свидетельствам являются односторонними (группы 3.30, 3.35, 3.37, 3.39). Поскольку у большинства купонных листов на оборотной стороне, как и на лицевой, представлены условия их гашения, но на иностранном языке (немецком, английском, французском или на двух из них), изображения оборотных сторон купонов в каталоге не приводятся. Указанный в таблицах размер того или иного купона определялся на основе измерения расстояния между двумя крайними точками рамки, изображенной на купоне, с допуском с каждой ее стороны по 2 мм. В связи с трудностями определения степени редкости купонов ее оценка в таблицах не дается.

Все рассмотренные выше государственные денежные знаки несколько ослабили денежный голод, но не устранили его. В данных условиях, приступая к подготовке денежной реформы 1918 г., Правительство РСФСР предполагало заменить обращавшиеся в стране денежные знаки на государственные кредитные билеты образца 1918 г. Последующие события задержали проведение денежной реформы. Государственные кредитные билеты указанного образца поступили в обращение значительно позже, о чем будет сказано ниже.

Свергнутая буржуазия, кулачество, все контрреволюционные силы в стране, а также международный капитал не могли смириться с победой социалистической революции в России. Ряд империалистических государств — Великобритания, Франция, США, Япония, Германия и другие — развязали вооруженную интервенцию против молодой Советской республики, внутри которой контрреволюционные силы начали гражданскую войну. Это не позволило Советскому правительству провести в жизнь многие из намеченных мероприятий, в том числе денежную реформу, которую пришлось отложить на многие годы.

В 1918-1920 гг. страна находилась в тяжелом положении, она была в кольце фронтов. В эти годы во власти интервентов и белогвардейцев оказались огромные территории — Европейский Север, Сибирь и Дальний Восток, Кавказ, Средняя Азия, Украина, Белоруссия и Прибалтика. Советская Республика была отрезана от основных продовольственных, сырьевых и топливных районов. На долгое время она лишилась сибирского, кубанского, украинского хлеба, донецкого угля, бакинской и грозненской нефти, южного и уральского металла, туркестанского хлопка. Советская власть, опиравшаяся на поддержку большинства населения, вступила в ожесточенную борьбу против внутренней контрреволюции и империалистической антисоветской интервенции, экономической блокады с тем, чтобы спасти страну от угрозы иностранного порабощения, утвердить и закрепить завоевания Великой Октябрьской социалистической революции.

Иностранная военная интервенция и гражданская война вынудили Коммунистическую партию и Советское правительство пересмотреть свою экономическую политику и временно перейти к системе мероприятий, получивших название политики «военного коммунизма». Советское государство национализировало не только крупные, но также средние и даже мелкие предприятия. Это позволило ликвидировать экономическую базу буржуазии и установить жесткую централизацию распределения сырья и готовой продукции. Переход к политике «военного коммунизма» позволил организовать производство самого необходимого для обороны. Были национализированы все торговые предприятия, резко ужесточена продовольственная политика. Советская власть ввела монополию внутренней торговли хлебом. Устанавливалось плановое государственное распределение продуктов и предметов первой необходимости по карточкам и твердым ценам. С введением оплаты труда преимущественно натурой ее денежная часть приняла в основном символический характер. Была установлена всеобщая трудовая повинность для граждан от 16 до 50 лет.

Важнейшим мероприятием политики «военного коммунизма» явилось принятие декрета о продовольственной разверстке, которая была введена в январе 1919 г. Крестьяне должны были сдавать все излишки продукции своих хозяйств государству для снабжения армии и рабочих. «Своеобразный «военный коммунизм», — писал В.И.Ленин, — состоял в том, что мы фактически брали от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги. Иначе победить помещиков и капиталистов в разрозненной мелкокрестьянской стране мы не могли» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 43. — С. 219-220). Снабжение деревенской бедноты промышленными товарами происходило бесплатно или по твердым ценам.

Натурализация хозяйственных отношений между городом и деревней, оплаты труда рабочих и служащих, получение ими различных услуг (коммунальных, транспортных и др.) без денежной компенсации, отмена денежных налогов резко сократили сферу функционирования денег. Этому также способствовало отсутствие хозяйственного расчета на промышленных предприятиях. Чтобы в условиях товарного голода и свертывания товарно-денежных отношений наладить снабжение заводов и фабрик, Советское государство обеспечивало их сырьем, оборудованием и материалами по твердым, низким ценам. В то же время оно изымало в бюждет все доходы предприятий от реализации готовой продукции. Была ликвидирована плата советских учреждений за пользование почтой, телеграфом, радио, электричеством, освещением, водоснабжением, газом, топливом.

Финансовый механизм государства в период «военного коммунизма» был упрощен до предела. В связи с разрухой в промышленности, на транспорте, натурализацией хозяйственных отношений, в том числе оплаты труда, система формирования государственных доходов в виде налогов, пошлин и доходов от государственных имуществ и предприятий в течение периода «военного коммунизма» являлась малоэффективной. В то же время Советское правительство не имело возможности прибегнуть в качестве источника покрытия расходов на чрезвычайные нужды к государственному кредиту в форме внешних и внутренних облигационных займов. Государству пришлось использовать материальные ценности, полученные в результате национализации промышленности и торговли, и средства, мобилизованные в ходе экспроприации денежных накоплений буржуазии. Тем не менее государственные расходы в несколько раз превышали доходы (табл. 12).

Таблица 12

Государственные доходы и расходы (1918-1920 гг.), млн. руб.
1918 1919 1920
Всего доходов (кроме денежной эмиссии) 15 580 48 959 159 604
Всего расходов 46 706 215 402 1 215 159
в том числе на оборону страны 15 589 39 003 132 741

Источник. Дьяченко В.П. История финансов СССР. 1917-1950. — М.: Наука, 1978. — С. 67.

Чрезвычайная потребность в средствах вызывалась гражданской войной, борьбой с иностранной интервенцией, финансированием национализованной промышленности, которая являлась убыточной. Несмотря на натурализацию хозяйственных отношений, потребность государства в денежных средствах возрастала. Они были нужны для оплаты заготовляемых сельскохозяйственных продуктов и промысловых изделий, выплаты денежного довольствия личному составу Красной Армии и пособий семьям красноармейцев, выдачи заработной платы рабочим и служащим государственных предприятий и учреждений и на другие цели. Хотя удельный вес натуральной оплаты труда возрастал, абсолютная сумма денежных фондов заработной платы увеличивалась, что объяснялось ростом количества национализированных предприятий, общей численности занятых на них рабочих и служащих. Дефицит государственного бюджета пришлось покрывать за счет эмиссии бумажных денег.

В связи с таким положением декретом СНК РСФСР от 26 октября 1918 г. было увеличено эмиссионное право Народного банка РСФСР на 33,5 млрд. руб., а декретом СНК от 15 мая 1919 г. эмиссионный лимит вообще ликвидирован. Правительство разрешило банку, а с января 1920 г. — Наркомату финансов РСФСР выпускать денежные знаки в обращение в пределах действительной потребности в них народного хозяйства.

С начала 1918 г. по первое полугодие 1921 г. включительно денежная масса в обращении возросла в 100 раз (См.: Финансовая энциклопедия. — С. 450). Этому также способствовало развитие эмиссий, осуществлявшихся в децентрализованном порядке, о чем будет сказано ниже. Быстрое увеличение денежной массы происходило на сократившейся в ходе военных действий советской территории. С другой стороны, падение производства (в 1920 г. продукция хлопчатобумажной промышленности составляла лишь 6,6% от уровня 1913 г., пищевой — 12,3, сахарной — 6,7%) (См.: Дьяченко В.П. История финансов СССР. — С. 54), направление подавляющей части товарных фондов на нужды армии, натурализация хозяйственных отношений вызвали резкое сокращение потребности хозяйственного оборота в деньгах как средства обращения. Подобные явления обусловили интенсивное развитие инфляционного процесса, который выразился в астрономическом обесценении бумажного рубля: за 1918-1921 гг. (без второго полугодия) товарные цены увеличились в 8000 раз (См.: Финансовая энциклопедия. — С. 450).

Опережающий (в 80 раз) рост товарных цен по сравнению с увеличением денежной массы в обращении резко сократил доходы государства от эмиссии бумажных денег. С учетом так называемого, индекса статистики труда эмиссионный доход составлял в ноябре-декабре 1917 г. 163,1 млн. индексных рублей, в 1918 г. — 93,3 млн., 1919 г. — 37,4 млн., 1920 г. — 20,3 млн., в первом полугодии 1921 г. — 5,6 млн. руб. (Там же. — С. 449-450)

Обесценение рубля и развитие безденежных отношений в стране обусловили серьезные изменения в кредитной системе. В связи с установлением системы бюджетного финансирования советских предприятий исчезла надобность в банковском кредите, который в силу их убыточности не имел источников погашения. Роль банка заключалась главным образом в выдаче предприятиям по сметам бюджетных средств. Прекращение кредитных операций привело к тому, что Народный банк по существу перестал выполнять функции кредитного учреждения. По этой причине банк был ликвидирован, а его операции, в том числе выпуск денег в обращение, переданы Наркомфину РСФСР в январе 1920 г.

В годы гражданской войны и иностранной военной интервенции свертывание товарно-денежных отношений, ликвидация торговли не означали устранения рынка вообще. Крестьянам было разрешено свободно продавать на рынке ненормируемые продукты (овощи, фрукты и др.) и ремесленные изделия. Наряду с мелким крестьянским рынком получил развитие подпольный «черный» рынок, где продавались спрятанный от продразверстки хлеб и другие товары, на распределение которых государство установило монополию. В связи с обесценением бумажного рубля население стремилось не задерживать на руках денежные знаки и обращать их на рынке в реальные ценности. Обусловленный этим обстоятельством рост скорости обращения денег вызвал еще большее их обесценение, что в свою очередь усиливало стремление населения приобрести на рынке какие-либо товары и избавиться от потерь, вызванных падением покупательной способности бумажного рубля.

Для того чтобы не нести подобных потерь, население стало осуществлять оборот на рынке без использования денег: одни товары непосредственно обменивались на другие. Например, пара сапог менялась на 30 фунтов крупы или на 1 пуд ржаной муки, или на 3 фунта махорки. На рынках некоторые особо дефицитные товары — хлеб, соль, керосин, спички, ситец — стихийно функционировали в качестве эквивалентов при купле-продаже других товаров, т. е. стали частично выполнять денежные функции. Развитие на рынке натурального обмена еще больше сократило потребность хозяйственного оборота в деньгах, что при росте денежной массы в обращении ускоряло инфляционный процесс.

Инфляция, получившая сильнейшее развитие в экономике Советской республики, вызвала серьезные трудности для населения, которое страдало от обесценения денег. Однако государство посредством нормированного распределения среди трудящихся продуктов и предметов первой необходимости (карточной системы), осуществления ряда других мер стремилось по возможности поддержать их материальное положение. В отношениях между рабочим классом и крестьянством советские денежные знаки играли роль «удостоверений в ссуде», которую крестьянство давало государству хлебом и другими продуктами по продразверстке за бумажные деньги.

В то же время инфляция существенно подорвала экономическую власть буржуазии, кулачества. Они не могли уберечь свои денежные накопления от обесценения. Реальная ценность запасов бумажных денег, хранившихся у них, уменьшилась в сотни раз. В целях предотвращения этих потерь имущие классы не могли использовать бумажные деньги для покупки драгоценных металлов или камней, иностранной валюты, так как в стране была установлена государственная монополия торговли золотом и платиной, запрещено с 1920 г. хранение частными лицами золота и серебра, платины, драгоценных камней и иностранной валюты.

Натурализация хозяйственных связей, выплат вознаграждения за труд воспринималась некоторыми работниками государственного аппарата, учеными-экономистами как переходная мера к ликвидации денег вообще. Некоторые из них восхваляли роль печатного станка, ошибочно считая, что обесценение рубля приведет в конечном счете к отмиранию денег. «Левые» коммунисты настаивали на немедленной отмене денег. Свою позицию они обосновывали тем, что данная экономическая категория должна существовать только в досоциалистических формациях.

В.И.Ленин в своих работах показал ошибочность подобных точек зрения. В программе партии, подготовленной при непосредственном участии В.И.Ленина и принятой на VIII съезде партии в марте 1919 г., было указано: «В первое время перехода от капитализма к коммунизму, пока еще не организовано полностью коммунистическое производство и распределение продуктов, уничтожение денег представляется невозможным» (КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть I. — С. 427). В мае 1919 г. В.И.Ленин на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию говорил о деньгах: «Можно ли как-нибудь сразу их уничтожить? Нет. Еще до социалистической революции социалисты писали, что деньги отменить сразу нельзя, и мы своим опытом можем это подтвердить. Нужно очень много технических и, что гораздо труднее и гораздо важнее, организационных завоеваний, чтобы уничтожить деньги...» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 38. — С. 353-354). В.И.Ленин рассматривал вопрос об овладении денежной системой, укреплении советской валюты в качестве важнейшей задачи Советского правительства.

Теоретические споры по вопросу о судьбе денег после победы пролетарской революции, необоснованное стремление поскорее устранить их из жизни советского общества отразились на наименовании новых знаков денег, выпущенных Правительством РСФСР в марте 1919 г. на основании декрета СНК от 4 февраля «О выпуске денежных знаков 1, 2, 3-рублевого достоинства упрощенного типа». Они получили название «расчетные знаки Р.С.Ф.С.Р.» — прилагательное «денежный» не фигурировало в тексте, напечатанном на новых знаках денег.

Расчетные знаки выпускались достоинством 1, 2 и 3 руб. (см. Приложение, табл. 4.1, № 1242-1244; ил. 4.1.1-4.1.3; Водяные знаки, № 27А). Впервые на государственных денежных знаках Правительства РСФСР был помещен рисунок государственного герба новой, Советской России, утвержденный в июле 1918 г. V Всероссийским съездом Советов. Примечательно, что история создания Государственного герба РСФСР связана с работой над эскизами новых денежных знаков. На ленте под рисунком герба помещен лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». О выпуске расчетных знаков в печати было объявлено следующее: «Ввиду наблюдаемого недостатка в народном обращении кредитных билетов мелких достоинств, Совет Народных Комиссаров признал необходимым выпустить в обращение денежные знаки 1, 2 и 3-рублевого достоинства упрощенного типа.

На этом основании Совнарком постановил:

1) Предоставить Народному банку выпускать в народное обращение под наименованием «расчетный знак РСФСР» денежные знаки в форме марок достоинством в 1, 2 и 3 рубля, описание коих при сем прилагается.

2) Государственные расчетные знаки имеют хождение наравне с государственными кредитными билетами и, подобно последним, обязательны к приему в платежи, как в казну, так и между частными лицами, без ограничения суммы.

3) За подделку государственных расчетных знаков виновные подлежат наказанию, как за подделку кредитных билетов» (Известия. — 1919. — 6 февр.).

Расчетные знаки РСФСР печатались в Петрограде (подробнее об этом ниже). Они изготавливались листами по 25 штук на бумаге с водяными знаками. Каждый денежный знак имел небольшой размер — 34x43 мм, что объяснялось острым дефицитом бумаги. На лицевой стороне знаков кроме рисунка Государственного герба РСФСР, обозначения номинала помешен текст: «Расчетный знак Р.С.Ф.С.Р. обязателен обращению наравне с кредитными билетами». На оборотной стороне знаков располагалось цветное поле, в центре которого нарисована крупная цифра номинала в многоцветной розетке. Невысокое качество бумаги и художественной отделки расчетных знаков РСФСР 1919 г. было вызвано слабой технической базой, отсутствием достаточного количества высококвалифицированных специалистов для изготовления денежных знаков, что являлось следствием обшей дезорганизации народного хозяйства в период гражданской войны и интервенции.

В условиях обесценения рубля выпуск расчетных знаков имел в большей мере политическое, чем экономическое, значение. Ведь они являлись первыми общегосударственными знаками денег, которые содержали новую советскую символику. Однако значительные по масштабам эмиссии, которые, как ранее отмечалось, вынуждено было производить Правительство РСФСР в 1918-1919 гг., удобнее осуществлять в крупных, а не в мелких купюрах, какими являлись расчетные знаки указанных достоинств. В этой связи в соответствии с декретом СНК от 15 мая 1919 г. «О выпуске в обращение новых кредитных билетов образца 1918 года» осуществлялись эмиссии преимущественно крупнокупюрных денежных знаков.

В обращение были выпущены государственные кредитные билеты достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 250, 500 и 1000 руб., известные под названием «государственные кредитные билеты образца 1918 г.» (см. Приложение, табл. 4.2., № 1245-1254; ил. 4.2.4; Водяные знаки, № 68А). Как ранее отмечалось, Временному правительству не удалось произвести полностью все намеченные проекты эмиссий бумажных денежных знаков — помешала Октябрьская революция. Клише, подготовленные при Временном правительстве для «думских» денег, пригодились Правительству РСФСР — с них печатались государственные кредитные билеты. Поэтому денежные знаки не имели советских эмблем. На них можно увидеть несовместимые элементы рисунка — двуглавого орла в качестве герба буржуазной России и дату «1918» — год, когда в России уже существовала Советская власть. На кредитных билетах была поставлена подпись советского главного комиссара Народного банка РСФСР («Управляющий») Г.Пятакова. Денежные знаки имели однотипное оформление. На лицевой стороне помещены их полное наименование, номинал (цифрами и словами), надпись о том, что билеты размениваются на золото и обеспечиваются всем достоянием государства, номер серии, подписи управляющего и кассира. По краям знаков нарисованы виньетки, которые образуют прямоугольное обрамление.

На оборотной стороне купюр расположены рисунок герба буржуазной России, обозначения номинала и года — 1918 г., текст предупреждения о наказании за подделку, декоративные формы по краям знака. Данная сторона билетов достоинством 1, 3 и 5 руб. имеет узорный фон, купюр нарицательной стоимостью 10, 25, 50 и 100 руб. — сетку в форме многократно повторяющихся цифр номинала и букв «руб», знаков номиналами 250, 500 и 1000 руб. — цветной узор фигурного рисунка. Эмиссия государственных кредитных билетов производилась в 1919, 1920 гг. и в течение нескольких месяцев 1921 г.

В соответствии с декретом СНК от 21 октября 1919 г. Правительство РСФСР выпустило в обращение расчетные знаки новых номиналов — купюры в 15, 30 и 60 руб. (см. Приложение, табл. 4.3, № 1258-1260; ил. 4.3.6; Водяные знаки, 69А). В отличие от 1-, 2-, 3-рублевых знаков они имели номера. Однако год выпуска на них не указывался. На лицевой стороне знаков расположены их наименование, номинал, факсимильные подписи главного комиссара Народного банка и кассира, а также текст, указывающий на то, что знак обеспечивается всем достоянием Советской республики. На другой стороне знака в центре декоративной формы изображен герб РСФСР, под ним — текст о подделке расчетных знаков. Справа и слева от герба проставлен номинал знака.

На основании того же декрета в целях облегчения крупных расчетов в обращение были выпущены государственные кредитные билеты образца 1918 г. номиналами 5000 и 10 000 руб. Они имели более сложное оформление по сравнению с кредитными билетами меньшего достоинства. Купюры крупных номиналов также печатались с клише, которые были подготовлены при Временном правительстве для «думских» денег. Поэтому они не имели советских эмблем, а на оборотной стороне билетов был изображен двуглавый орел (см. Приложение, табл. 4.2, № 1255-1257; ил. 4.2.5; Водяные знаки, № 45А).

Активно развивавшийся инфляционный процесс резко снижал ценность рас четных знаков, уменьшал потребность в мелких купюрах. Известны случаи, когда неразрезанные листы купюр использовались в качестве бумаги при написании письма — обычная чистая бумага стоила дороже, и ее труднее было купить. Отдельные хозяйственные организации оформляли на подобных листах разного рода бухгалтерские документы, печатали продовольственные карточки использовали расчетные знаки как переплетный материал.

Выражавшиеся в сотнях и тысячах рублей цены на товары широкого потребления требовали выпуска купюр крупного достоинства. Такие купюры должны были облегчить денежные расчеты, а их эмиссия — снизить расход бумаги, краски на изготовление знаков. 4 марта 1920 г. СНК РСФСР издал декрет о выпуске денежных знаков образца 1919 г. Купюры имели номиналы: 100, 250, 500, 1000, 5000 и 10000 руб. (см. Приложение, табл. 4.3, № 1261-1275; ил. 4.3.7-4.3.8; Водяные знаки, № 27А, 60А, 68А-70А). Новые денежные знаки получили название «расчетные знаки Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Все поступившие в обращение купюры для краткости стали называть «совзнаками». Оформление расчетных знаков отразило интернациональный характер Советской республики. На знаках этой серии текст девиза «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», который является одним из элементов Государственного герба РСФСР, повторен на шести иностранных языках: немецком, французском, итальянском, английском, китайском и арабском.

На лицевой стороне знаков помешены их наименование, номинал (цифрами, словами), надпись: «Обеспечивается всем достоянием республики», факсимильные подписи народного комиссара финансов, кассира, номер серии, год. На оборотной стороне расчетных знаков приведены герб РСФСР, указанный девиз на шести иностранных языках, номинал купюры на фоне виньетки, а также напечатан текст: «Подделка расчетных знаков преследуется по закону». Расчетные знаки высших достоинств в 5000 и 10 000 руб. оформлены в одном стиле. Эти купюры с номиналом по 1000 руб. включительно имели поле, покрытое сеткой из рядов, образующихся путем многократного повторения цифр номинала и букв «руб». В отличие от внешнего вида знаков меньших номиналов данные расчетные знаки имели более сложную композицию, которая, в частности, включает большее количество декоративных форм.

По декрету СНК от 26 ноября 1920 г. в обращение должны были поступить новые расчетные знаки достоинством 1, 3, 5, 10, 25 и 50 руб., которые предназначались для мелких расчетов. Из этой серии известны лишь знаки достоинством 3, 5 и 50 руб. (см. Приложение, табл. 4.4, № 1276-1284; ил. 4.4.9-4.4.11; Водяные знаки, № 27А, 69А, 71 А, 72А). Эти знаки имели упрощенное оформление. На расчетных знаках не проставлены факсимильные подписи должностных лиц, номера. По внешнему виду купюры нарицательной стоимостью 3 и 5 руб. идентичны первым расчетным знакам, выпущенным на основании декрета СНК РСФСР от 4 Февраля 1919 г. Расчетный знак достоинством 50 руб. отличался по рисунку от купюр с меньшими номиналами. Оформление его лицевой стороны имело несколько больше декоративных Форм. Все знаки на оборотной стороне содержали обозначение номинала крупными цифрами, словами) на фоне виньетки (купюры в 3 и 5 руб.) или на Узорном поле (купюра в 50 руб.).

В ноябре 1920 г. — расчеты в копейках прекращены и денежные документы должны были впредь выписываться, а все цены устанавливаться в рублях.

Создание советских знаков образца 1919 и 1920 гг., укрепление технической базы их изготовления позволило Правительству РСФСР изменить структуру денежной эмиссии. Так, в 1919 т. она состояла в основном из государственных кредитных билетов 1918 г., а на долю расчетных знаков РСФСР образца 1919 г. приходилось лишь 2%. Остальную часть занимал выпуск денежных знаков прежних правительств. В 1920 г. структура эмиссии резко изменилась. Выпуск расчетных знаков составил в ней 63,5%, кредитных билетов 1918 г. — 36, денежных знаков прежних правительств — 0,5%. К концу гражданской войны эмиссия расчетных знаков РСФСР почти полностью вытеснила выпуск остальных общегосударственных денежных знаков (См.: Атлас 3. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917-1925).-С. 67).

Ежегодное расширение эмиссии расчетных знаков образца 1919 г. вызвало существенное повышение их удельного веса в общей массе обращавшихся денежных знаков. Если на начало 1920 г. на долю расчетных знаков приходилось 1,5%, то к концу этого года — 51,5% денежной массы (Там же. — С. 67-68). Важно подчеркнуть, что эмиссия совзнаков, осуществлявшаяся Советским правительством для покрытия дефицита бюджета, была важным, но далеко не единственным источником дохода государства (См.: Дьяченко В.П. История финансов СССР.-С. 66-68).

Буквально через несколько месяцев после выпуска расчетных знаков 1919 г. денежное обращение начало страдать прежним недостатком — отсутствием крупных купюр, которые соответствовали бы возросшему уровню товарных цен. В этой связи в соответствии с декретом СНК РСФСР от 16 июня 1921 г. была произведена эмиссия расчетных знаков номиналами 100, 250, 500, 1000, 5000 и 10 000 руб. Выпущенные купюры первых четырех достоинств (до 1000 руб. включительно) имели упрощенное оформление. На них отсутствовали какие-либо подписи, номера. Данные знаки являлись односторонними. На лицевой стороне в рамке, нарисованной по краям купюр, помещены их наименование и номинал, герб РСФСР, текст об обеспечении знаков, год. На оборотной стороне купюр было только цветное поле в виде защитной сетки из цветных линий, которые образуют сложное переплетение. Два знака крупных номиналов — в 5000 и 10 000 руб. — содержали более сложное оформление. На их лицевой стороне расположены наименование купюр и номинал, текст об их обеспечении и преследовании за подделку, подписи народного комиссара финансов, кассира, номер серии, декоративные узоры и формы. На оборотной стороне помещены рисунок герба РСФСР, год, текст девиза «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», повторенный на немецком, французском, итальянском, английском, китайском и арабском языках.

По декрету СНК РСФСР от 30 июля 1921 г. в обращение были выпущены расчетные знаки нарицательной стоимостью 25 000, 50 000, 100 000 руб. Целью эмиссии таких крупных купюр являлось упрощение денежных расчетов между хозяйственными организациями. Сам факт выпуска совзнака достоинством в 100 000 руб. красноречиво свидетельствовал о крайне расстроенном состоянии денежного обращения, об огромных масштабах инфляционного процесса, о низком уровне развития системы безналичных расчетов. Особенностью оформления купюр этих трех достоинств является то обстоятельство, что печатное изображение на них сдвинуто вправо. Поэтому лицевые стороны данных знаков имеют широкое, свободное от рисунков и надписей поле, на котором приведены лишь подпись кассира и номер серии. Печатное изображение включает наименование знака, номинал, надписи «Обеспечивается всем достоянием республики», «Подделка преследуется по закону», подпись народного комиссара финансов. Расчетный знак нарицательной стоимостью 25 000 руб. не имеет обрамления в виде прямоугольной рамки, рисунка герба РСФСР. Прямоугольное обрамление, состоящее из множества нарисованных фруктов и овощей изображено на купюре достоинством 50 000 руб., которая также содержит рисунок герба РСФСР на фоне изящной декоративной формы, украшенной ветвями лавра. Печатное изображение на самой крупной купюре — в 100 000 руб. — окаймлено прямыми линиями. На данном знаке практически отсутствуют декоративные формы. На оборотной стороне всех купюр имеется цветное поле в рамке. В центре поля помещены крупные цифры номинала, слово «рублей», вокруг которых проведены изгибающиеся линии. 6 правой части данной стороны знаков расположена вертикальная полоса, свободная от рисунков и надписей.

Активная эмиссия указанной серии купюр 1921 г. из девяти относительно крупных номиналов (см. Приложение, табл. 4.4, № 1285-1308; ил. 4.4.12-4.4.16; Водяные знаки, № 27А, 60А. 66А, 68А, 69А) резко усилила тенденцию роста удельного веса советских денежных знаков в обшей массе средств обращения и платежа.

Расчетные знаки печатались на больших листах бумаги. Фабрики Госзнака, изготовив эти денежные знаки, не всегда успевали разрезать листы бумаги на отдельные купюры. Иногда в таком виде они поступали в обращение, что создавало определенные неудобства для их обладателей, и подчас происходили курьезные ситуации. Об одной из них, имевшей место в Одессе в 1920 г., рассказал К. Паустовский в романе «Время больших ожиданий».

«В Опродкомгубе (Особый продовольственный губернский комитет.-Авт.) над окошком кассы, — говорится в этом произведении, — было написано синим карандашом: «Товарищи! Сумму пишите прописью и не утруждайте кассира резанием денег. Режьте сами! (Основание: приказ по Опродкомгубу № 1807)».

Эта загадочная и несколько устрашающая надпись «Режьте сами!» объяснялась просто: кассир получал деньги большими листами и поневоле тратил много времени на то, чтобы разрезать их на отдельные купюры. Это занятие кассиру надоело, и он начал выдавать заработную плату просто большими, неразрезанными листами...

Но не всегда кассир мог расплатиться одними цельными листами. Иногда приходилось выкраивать ножницами из листа нужную сумму.

Против этого кассир не восставал: в конце концов, такая операция занимала немного времени. Скандалы вспыхивали из-за того, что некоторые заносчивые сотрудники отказывались брать целыми листами, а требовали расплаты нарезанными купюрами.

В таких случаях старый и желчный кассир захлопывал фанерное окошечко кассы и кричал изнутри:

— Что! У вас руки отсохнут, если вы порежете деньги? Не хотите сами, так дайте вашим деткам. Пусть они получат удовольствие!

Самый несговорчивый получатель денег всегда сдавался перед захлопнутым фанерным окошком и начинал Даже каяться. Тогда кассир открывал окошечко, долго и горестно смотрел поверх очков на протестанта и качал головой.

— Стыдитесь, молодой человек! — говорил он. — Скандалить вы умеете, а чтобы чуточку помочь финансовым работникам и порезать деньги самому, так на это вас никогда не хватает. Пишите сумму прописью вот тут, где красная птичка» (Паустовский К. Собр. соч. В 8 томах. — Т.5. — М.: Художественная литература, 1968. — С 25-26).

Общегосударственные денежные знаки РСФСР не являлись единственным средством обращения и платежа. В первые годы после победы Великой Октябрьской социалистической революции на территории бывшей Российской империи существовало большое количество эмиссионных центров. В стране обращались сотни видов знаков денег из бумаги. Они различались между собой по эмитенту, виду эмиссии (централизованная и децентрализованная), наименованию, внешнему виду, территории функционирования и т. д. Наиболее полная классификация денежных эмиссий, имевших место в 1918-1920 гг. на территории бывшей Российской империи, дана в книге 3. В. Атласа «Социалистическая денежная система» (См.: Атлас 3. В. Социалистическая денежная система. — С. 111-117).

В связи с тем, что в 1918-1920 гг. темп обесценения денег был выше темпа эмиссии в крупнейших городах Советской республики — Москве, Петрограде и других, на всей ее территории осуществлялся постоянный денежный голод — нехватка денежных знаков. В ряде районов денежный голод усиливался также из-за технических трудностей в их своевременном снабжении общегосударственными денежными знаками Правительства РСФСР. В значительной мере это объяснялось нерегулярной работой транспорта — к 1920 г. более 60% паровозов, 17% вагонов не могли использоваться, так как нуждались в серьезном ремонте; из-за нехватки топлива простаивали также многие исправные паровозы. Отсутствие денег задерживало выдачу заработной платы, срывало обеспечение обороны и снабжение населения.

В создавшейся ситуации Правительство РСФСР санкционировало временный выпуск денежных знаков в Средней Азии, на Урале, в Сибири, на севере страны. Данные виды эмиссии предназначались для соответствующей части РСФСР — края, области, города, хотя учет выпуска денежных знаков, контроль за эмиссией производились Правительством РСФСР централизованно. С преодолением указанных трудностей местная эмиссия прекращалась. Выпущенные на местах денежные знаки изымались из обращения и заменялись на общегосударственные денежные знаки.

Наряду с денежной эмиссией, осуществлявшейся Правительством РСФСР, денежные знаки выпускались в Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР, созданных в качестве суверенных советских государств после освобождения Закавказья. В этих республиках были сформированы самостоятельные советские денежные системы — соответственно в апреле 1920 г., в конце 1920 и начале 1921 г. В 1920 г. были образованы Бухарская Народная Советская Республика и Хорезмская Народная Советская Республика, где впоследствии начали функционировать эмиссионные центры. В то же время в этих республиках некоторые эмиссии производились с санкции Правительства РСФСР и учитывались в общем объеме централизованной эмиссии Советского государства. В связи с этим они одновременно являлись формой централизованной эмиссии Правительства РСФСР, т. е. имели двойственный характер.

В состав прочих эмиссий денежных знаков, имевших место на советской территории бывшей Российской империи в 1918-1920 гг., входили эмиссии местных органов Советской власти, различных кооперативов и других общественных организаций, частных предприятий. Они выпускали чеки, боны, марки, в некоторых случаях делали надпечатки на дореволюционных государственных ценных бумагах и объявляли их средством обращения и платежа (городские, областные органы власти). В советской литературе данные денежные знаки часто называются «суррогатами денег», что является не совсем удачным определением. В политической экономии капитализма и социализма отсутствует понятие «суррогаты экономических категорий», в том числе применительно к деньгам. Указанный термин не содержит ответа на вопрос о том, по какому признаку следует отличать «суррогаты денег» от «собственно денег».

В некоторых работах различия между ними проводятся по внешнему виду. Если денежный знак имеет вид, например, купона к облигации, то его называют денежным суррогатом, а если он содержит надпись «государственный кредитный билет» или «казначейский знак», то его рассматривают как «собственно деньги». Такой подход является упрощенным. Физической основой денежного знака могла выступать бумага, изготовленная для других целей, например для облигаций, и содержать соответствующие рисунок, тексты. Однако государство имело право узаконить подобные ценные бумаги в качестве законного платежного средства. Как отмечалось, Временное правительство активно прибегало к этой мере. Подобные платежные средства, обслуживая полностью или частично (в зависимости от принятого законодательства) денежные расчеты, были государственными денежными знаками, такими же, как кредитные билеты или казначейские знаки. Другое дело, когда в обращении появлялись денежные знаки, выпущенные без разрешения правительства. Они могли выполнять те же функции денег, что и государственные денежные знаки, и, следовательно, заменять их. Однако обычно сфера функционирования подобных заменителей государственных денежных знаков была узкой и определялась территорией, в пределах которой среди населения, предприятий и учреждений известен эмитент, выпустивший их в обращение, — соответствующий местный орган власти, завод, предприятие.

В годы гражданской войны и иностранной военной интервенции появились многочисленные самостоятельные эмиссионные центры на территории, захваченной различными контрреволюционными «правительствами» и интервентами. Бумажные деньги выпускали белогвардейские и буржуазно-националистические «правительства», местные органы буржуазной власти, отделения банков, войсковые подразделения, фирмы, магазины, рестораны, кафе. В 1919-1920 гг. эмиссию денежных знаков осуществляли войсковые подразделения Юденича, Вандама, Шкуро, Колчака, Семенова, Деникина, Врангеля, правительство Чайковского в Архангельске и сменившее его временное правительство Северной области. На Украине деньги выпускали Центральная рада, гетман Скоропадский, Петлюра. В оккупированных районах обращалась иностранная валюта стран-интервентов — Германии, Японии. К эмиссиям на несоветской территории бывшей Российской империи относились также выпуски денежных знаков буржуазных государств. После Октябрьской революции они сформировались на части территории бывшей «России неделимой» (в Польше, Прибалтийских республиках) в качестве суверенных государств и образовали новые самостоятельные денежные системы.

Каждая из групп эмиссий имела ярко выраженную социально-экономическую направленность. Правительства РСФСР и других советских республик, местные советские органы власти применяли печатный станок в качестве одного из способов (отнюдь не единственного) мобилизации дополнительных ресурсов для подавления внутренней контрреволюции, отражения интервенции, защиты завоеваний Великого Октября.

Контрреволюционные правительства белых генералов, адмиралов, других ставленников международного капитала использовали выпуск денег с целью изъятия у населения материальных ценностей, необходимых для содержания их армий, чиновничьего аппарата. Принуждая население к приему ничем не обеспеченных знаков из бумаги взамен продовольствия, фуража, лошадей, прочего имущества, антисоветские органы власти по существу финансировали вооруженную борьбу против власти рабочих и крестьян за счет самих трудящихся. Эмиссия денег белогвардейскими правительствами имела также цель подорвать доверие к совзнаку, обесценить его. Белогвардейцы и интервенты аннулировали советские денежные знаки на оккупированной ими территории, в связи с чем они скапливались на руках у населения, вытеснялись в обширные прифронтовые районы. Там возникал избыток денежных знаков, что затрудняло обращение совзнаков.

В годы гражданской войны и иностранной интервенции в некоторых районах бывшей Российской империи обращались одновременно советские денежные знаки и денежные знаки, выпущенные контрреволюционными органами власти, а ранее — правительством Николая II и Временным правительством. Отношение различных слоев населения к этим денежным знакам было неодинаковое. Спрос на тот или иной вид денежных знаков, курсовые колебания зависели от положения дел на фронтах гражданской войны. С нетерпением ждали мелкая и средняя буржуазия, кулачество, мешочники и спекулянты, обыватели краха Советской власти, ликвидации всего, что она породила, в том числе ненавистных им советских денежных знаков. Они надеялись на это, мечтали о возрождении в стране старорежимных порядков. Особенно сильно такие надежды разгорячили им головы в 1919 г. — в период стремительного наступления войск Деникина на Москву.

 «...копались
             обывательские
                          слухи-свиньи. 
 Деникин подходит 
                 к самой, 
                         к тульской, 
 к пороховой 
            сердцевине. 
 Обулись обыватели, 
                   по пыли печатают 
 шепотоголосые 
              кухарочьи хоры: 
 Будет... 
         крупичатая!... 
                       пуды непочатые. 
 ручьи — чаи, 
             сухари, 
                    сахары. 
 Бли-и-и-зко беленькие, 
 береги керенки»

(Маяковский В. В. Стихотворения и поэмы. — Л.: Лениздат, 1979. — С. 258).

Красная Армия успешно отразила поход белогвардейских сил, интервентов на Советскую республику. Попытка контрреволюционных сил свергнуть Советскую власть полностью провалилась.

Как во время гражданской войны, так и в первое время после ее окончания огромное количество видов обращавшихся денежных знаков создавало благоприятную почву для колоссального развития денежной спекуляции. Изменения в расстановке классовых сил в стране определяли взлет или падение денежного знака того или иного эмитента. Купля-продажа денег была широко распространена как в центральных районах бывшей Российской империи, так и на ее окраинах. Особенно бойко шла торговля денежными знаками в портовых городах России, Украины, Дальнего Востока, через которые следовали беженцы, бывшие военнопленные за границу, а также на территории некоторых соседних государств. Опытные спекулянты извлекали из этой торговли крупные доходы, в то время как новички, случайные люди лишались последних сбережений. Об одном из таких эпизодов, происшедшем в 1920 г. в карантинном лагере в старой нарвской крепости Эстонской республики, написал Ярослав Гашек (Ярослав Гашек в составе героической Пятой армии, сражавшейся против колчаковских войск и контрреволюционных чехословацких легионов, проделал двухлетний боевой поход. Поздно осенью 1920 г. он вернулся на родину через Эстонию, где был свидетелем указанного случая) в рассказе «И отряхнул прах от ног своих».

«Из Красноярского лагеря военнопленных, — рассказывает Я. Гашек, — капитан Гараньи был отправлен в Москву как инвалид, где и продал на Сухаревке (московская ярмарка) свои брюки за 120 000 и мундир за 80 000 советских рублей, то есть за 200 000 в совокупности.

Услыхав, что за границей советские рубли не принимают и ничего за них не дают, он стал скупать у спекулянтов на той же Сухаревке романовки, царские десятирублевки и пятирублевки, по тысяче за пятьдесят тысяч советских. Таким образом он приобрел 4000 романовских рублей. Потом ему кто-то сказал, что Врангель разбит и романовские за границей не берут, а что, мол, цену там теперь имеют керенки и думские рубли. И вот он выменял 4000 царских на 2000 думских рублей, за которые, к его ужасу, в Нарве ему дали только 400 эстонских марок. Он поспешил обменять их на немецкие деньги и получил 80 немецких марок. Тут он взбесился и начал опять скупать советские рубли, отдавая по 10 немецких марок за тысячу. Стало у него 8000 советских рублей, которые он в полном уже отчаянии выменял на 40 марок, потому что рубль за это время опять упал. Во вторник он произвел новую спекуляцию, обменяв марки на царские деньги, а в среду, с единственной эстонской маркой в кармане, бросился с самой высокой башни...» (Гашек Я. Сочинения в четырех томах. — Т. II — М.: Правда, 1985. — С. 286-287).

Грустная история о неудачной спекуляции и незадачливом капитане примечательна также тем, что она красноречиво свидетельствует о крайне расстроенном состоянии денежного обращения России, об остром товарном голоде в стране (брюки на Сухаревке продавались за 120 000 руб. совзнаками, мундир — за 80 000 руб.), о причинах которых было сказано ранее.

К концу гражданской войны и в первые месяцы после ее окончания денежное обращение страны было засорено значительным количеством бумажных денежных знаков, эмитенты которых навсегда канули в историю. Население, советские предприятия и учреждения сталкивались с трудностями в процессе купли-продажи товаров на рынке, оказания или получения платных услуг. Они Должны были хорошо разбираться в огромном потоке бумажных денежных знаков, различавшихся по эмитенту, наименованию, курсу. Получение за проданный товар суммы в денежных знаках, утративших свою реальную ценность, означало полную потерю выручки. Размен одного вида знака, имевшего хождение, на аннулированные денежные знаки приносил убыток одному лицу и соответствующий доход другому. Словом, в тот период времени особое значение приобрело знание конъюнктуры в денежном обращении.

Центральные и местные советские газеты периодически помещали сведения о советских денежных знаках, выпущенных в обращение, об аннулированных знаках. Случалось, что в дополнение к этому способу передачи информации изобретательные работники бухгалтерий советских учреждений и предприятий придумывали простые, но весьма эффективные формы оповещения рабочих и служащих о денежных знаках, вышедших из обращения. «С целью просветить сотрудников Опродкомгуба в области денежного обращения, — вспоминал К. Паустовский, — кассир приклеил к фанерной перегородке около кассы образцы советских денег, имеющих хождение по стране, а рядом образцы денег, хождения не имеющих.

То была редкая коллекция бумажных денег. Ее не украли только потому, что предусмотрительный кассир приклеил деньги к фанере столярным клеем и их нельзя было отодрать от нее никаким способом. Но все же на второй день появления этой коллекции комендант Карпенко обнаружил попытку стащить ее — кто-то начал выпиливать лобзиком кусок фанеры с наклеенными деньгами.

В то время почти все деньги носили прозвища. Тысячные ассигнации назывались «кусками», миллионы — «лимонами». Миллиардам присваивали звучное прозвище «лимонардов». Все мелкие деньги также носили самые неожиданные наименования. Особенно нежно одесситы называли бумажную мелочь в тридцать и пятьдесят рублей. Среди денег, не имевших хождения, были совершенно фантастические: например, сторублевки, напечатанные на обороте игральных карт. Их выпускал какой-то захолустный город на Украине — не то Чигирин, не то Славута. Были одесские деньги с видом биржи, белогвардейские «колокола» и «ермаки», украинские «карбованцы», сторублевые «яешницы», «шаги» и еще множество всяческих банкнот и «разменных знаков», чья ценность обеспечивалась сомнительным имуществом разных городов — от Крыжополя до Сосницы и от Шполы до Глухова» (Паустовский К. Собр. соч. — Т. 5. — С. 27).

Разгром Красной Армией соединенных сил интервентов и белогвардейцев позволил Советскому правительству с 1921 г. начать восстановление разрушенного народного хозяйства. В соответствии с решениями X съезда партии в стране был взят курс на новую экономическую политику. Она предусматривала замену продразверстки продналогом, разрешение частной торговли, мелких капиталистических предприятий, допущение государственного капитализма в виде концессий, аренды мелких предприятий и земли под строгим контролем государства, перевод государственной промышленности на хозрасчет, замену натуральной заработной платы денежной по количеству и качеству труда и т. д. Новая экономическая политика опиралась на активное использование товарно-денежных отношений, экономические рычаги управления народным хозяйством.

Денежное обращение в стране, базировавшееся на функционировании различных видов денежных знаков, обесценение рубля препятствовали налаживанию в стране товарного и денежного рынков, необходимых для скорейшего восстановления народного хозяйства, построения основ социализма. Инфляция подрывала заинтересованность крестьян в производстве сельскохозяйственной продукции для продажи. Это тормозило проведение курса на резкое повышение товарности сельского хозяйства, без чего трудно было восстановить промышленность, решить продовольственную проблему в стране. Инфляционные явления вызвали ослабление смычки между городом и деревней — экономической основы союза рабочего класса и крестьянства. Падение реальной ценности совзнака, которым выплачивалась заработная плата рабочим, не заинтересовывало их в повышении производительности труда.

Обесценение рубля происходило в условиях, когда темп роста цен был выше темпа эмиссии расчетных знаков, что вызвало значительное сокращение доходов Советского государства от эмиссии для покрытия бюджетного дефицита. Это приводило также к недостатку денежных знаков в обращении, обострению денежного голода. Такая ситуация являлась питательной почвой для процветания деньготворчества. В стране выпускались различные суррогаты государственных денежных знаков. Подобные эмиссии, не поддававшиеся учету и контролю, еще больше усиливали расстройство денежного обращения, развивали инфляцию.

Расширявшийся в результате нэпа товарный оборот плохо усваивал обесценившиеся совзнаки, суррогаты государственных денежных знаков, остро нуждался в твердой валюте. В итоге в денежное обращение начала активно внедряться золотая монета дореволюционной чеканки, которая в форме сокровища осела на руках у населения в годы первой мировой войны. Золотая монета существенно сократила сферу функционирования совзнаков, что дополнительно усилило темп падения их покупательской способности.

На окраинах страны и даже в ее центральных районах стихийно возникло обращение иностранной валюты На Дальнем Востоке имели хождение японская иена, американский доллар, в некоторых районах Украины обращалась немецкая марка, в Средней Азии — английский фунт стерлингов, в Закавказье — турецкая лира. К. Паустовский в романе «Повесть о жизни» приводит интересные факты, характеризующие состояние денежного обращения в г. Батуме в начале 20-х годов.

«Вообще поддельных лир ходило по Батуму, — говорится в романе, — гораздо больше, чем настоящих. Поэтому в Батуме завели обыкновение при расплате писать на лирах свою фамилию, чтобы в случае подсунутой фальшивки вас можно было найти.

Но все лиры были уже так густо исписаны, что на них часто не оставалось живого места. Временами нельзя было даже разобрать достоинства денег. Особенно если во всех этих многочисленных автографах попадалась хотя бы одна надпись, сделанная химическим карандашом и расплывшаяся от дождя или хозяйского пота» (Паустовский К. Собр. соч.-Т. 5.-С. 288).

Иностранная валюта не только вытесняла совзнаки из оборота, но и подрывала доверие населения к советским денежным знакам, что являлось опасным для Советского правительства.

Активное развитие инфляционного процесса осложняло денежные расчеты между предприятиями промышленности и торговли, производимые в наличной форме. Они требовали купюр крупного достоинства. В этой связи СНК принял решение о выпуске срочных беспроцентных обязательств РСФСР (декрет СНК от 15 сентября 1921 г.). В качестве законного средства обращения и платежа были выпущены обязательства достоинством в 1 000 000, 5 000 000 и 10 000 000 руб. под наименованием «обязательства Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». В декрете было указано: «Обязательства имеют повсеместное хождение в РСФСР в течение 1921 и 1922 гг. наравне с существующими в стране кредитными билетами и расчетными знаками республики и обеспечиваются всем достоянием государства» (Цит. по: Денежное обращение и кредитная система Союза ССР за 20 лет. — М.: Госфиниздат, 1939. — С 38). Обязательства обменивались кассовыми учреждениями республики на денежные знаки по первому требованию. Выпуск обязательств производился Народным комиссариатом финансов РСФСР в пределах действительной потребности в расчетных знаках крупных достоинств народного хозяйства республики, и доход от их эмиссии уменьшал дефицит государственного бюджета. В связи с тем, что они являлись беспроцентными, бюджет не обременялся расходами на уплату процентов за пользование данным займом.

Обязательства содержали печатное изображение только на одной стороне. На ней помещены их полное наименование, номинал, текст: «Предъявителю сего уплачивается один (пять, десять. — Авт.) миллион (миллионов. — Авт.) рублей существующими расчетными знаками во всех Приходо-Расходных Кассах Народного Комиссариата Финансов, Губфинотделов и Уфинотделов Р.С.Ф.С.Р.». Купюры имеют номер, подписи наркома финансов, заведующего отделом денежных и расчетных знаков и главного бухгалтера Наркомфина РСФСР, указание года (1921), текст о порядке обращения и сроке изъятия. В их левой части расположено поле, по которому вертикально крупными цифрами обозначен номинал (см. Приложение, табл. 4.5, № 1309 — 1311; ил. 4.5.17; Водяные знаки, № 73Б).

По декрету от 15 сентября 1921 г. обязательства изымались из обращения (путем обмена на кредитные билеты и расчетные знаки) по 1 июля 1923 г. Затем решениями правительства срок обмена несколько раз продлевался — в конечном счете до 31 января 1923 г. Как денежные знаки крупных достоинств обязательства облегчили расчеты между предприятиями, однако они не устранили проблемы создания твердой валюты, действительно отвечающей требованиям крупного оптового товарооборота. Обязательства, номинал которых исчислялся в обесценивавшихся рублях, такой валютой служить не могли.

Итак, падение реальной ценности рубля тормозило внедрение хозрасчета, восстановление денежных и кредитных отношений в процессе хозяйственного строительства, грозило крахом советской денежной системе. Развитие торговли, овладение рынком, укрепление позиций Советского государства в регулировании экономики и денежного обращения требовали стабилизации рубля, проведения денежной реформы В. И. Ленин отметил на IV Конгрессе Коминтерна (1922 г.): «Что действительно важно, это — вопрос о стабилизации рубля. Над этим вопросом мы работаем, работают лучшие наши силы, и этой задаче мы придаем решающее значение. Удастся нам на продолжительный срок, а впоследствии навсегда стабилизировать рубль — значит, мы выиграли. Тогда все эти астрономические цифры — все эти триллионы и квадриллионы — ничто. Тогда мы сможем наше хозяйство поставить на твердую почву и на твердой почве дальше развивать» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. — Т. 45. — С 283).

В стране началась активная подготовка к проведению денежной реформы. Ее предпосылками явились: восстановление промышленности и транспорта, расширение массы товаров в стране и сосредоточение в руках государства ее большей части; активный торговый баланс; накопление золотого запаса и иностранной валюты; учреждение в 1921 г. Госбанка РСФСР (декретом ВЦИК от 7 октября 1921 г.) и развитие кредитных отношений; перевод промышленных предприятий на хозрасчет, создание системы планового ценообразования; восстановление налоговой системы, введение с 1922 г. натуральных и денежных облигационных займов, сокращение бюджетного дефицита за счет увеличения налоговых поступлений от социалистического сектора и крестьянских хозяйств (Подробнее о предпосылках, порядке проведения денежной реформы см.: Юровский Л. Н. на путях к денежной реформе. — М., 1924; Атлас 3. В. Очерки по истории денежного обращения в СССР (1917-1925); Гусаков А. Д. Очерки по истории денежного обращения России).

В рамках мероприятий по подготовке денежной реформы в стране было проведено две деноминации — 3 ноября 1921 г. и 24 декабря 1922 г. Курс партии и правительства на развитие товарно-денежных отношений, повышение роли денег, кредита, финансов получил отражение в наименовании новых знаков, выпущенных при проведении первой деноминации. В их название впервые было включено прилагательное «денежный» (см. Приложение, табл. 4.6, № 1312-1322; ил. 4.6.18-4.6.21; Водяные знаки, № 60А, 74). Декрет СНК от 3 ноября 1921 г. предусматривал следующие положения:

«1. Новые денежные знаки выпускаются под названием «Государственные денежные знаки РСФСР образца 1922 года».

2. Рубль государственного денежного знака приравнивается к 10-ти тысячам рублям кредитных билетов и расчетных знаков всех прежних выпусков, а также всех обязательств, имеющих хождение наравне с ними.

3. Новые знаки выпускаются достоинством в 50 коп., 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 250, 500, 1000 руб.

4. Государственные денежные знаки образца 1922 года имеют повсеместное в РСФСР хождение наряду с существующими кредитными билетами и расчетными знаками и обязательны к приему в платежи всеми государственными учреждениями и частными лицами на неограниченную сумму, по указанному в пункте 2-ом курсу.

5. Государственные денежные знаки образца 1922 года выпускаются через Народный Комиссариат Финансов в пределах действительной потребности народного хозяйства Республики и обеспечиваются всем достоянием государства...» (Цит. по: Денежное обращение и кредитная система Союза ССР за 20 лет. — с. 48-49).

Денежные знаки образца 1922 г. достоинством 1, 3, 5 и 10 руб. выполнены в одном стиле. Цветное изображение на них сдвинуто вправо, в связи с чем на левом крае расположено белое поле в виде вертикальной полосы, на которой помещены герб РСФСР и номер серии. И лицевая, и оборотная стороны купюр являются одноцветными. На последней в центре напечатано условие деноминации. Четыре денежных знака достоинством в 25, 50, 100 и 250 руб. оформлены в ином стиле. Купюры крупных номиналов содержат много декоративных форм.

Укрупнение денежной единицы (рубля) путем обмена по установленному соотношению старых денежных знаков на новые упрощало учет и расчеты в стране. С 1 мая 1922 г. все государственные предприятия и учреждения, а также все Другие учреждения и предприятия, обязанные публиковать свои балансы, должны были перейти на исчисление е денежных знаках 1922 г. Правительство осуществило также меры по унификации денежного обращения. Декретом СНК от 28 июня 1922 г. был прекращен выпуск кассовыми учреждениями Наркомфина и Госбанка денежных и расчетных знаков, беспроцентных обязательств всех прежних (до 1922 г.) образцов и установлен предельный срок их обращения (т. е. приема их кассами Наркомфина и Госбанка — до 1 января 1923 г.).

Дальнейшее обесценение рубля и связанный с этим рост потребности предприятий в средствах обращения и платежа крупного достоинства, дефицит государственного бюджета обусловили принятие декрета СНК от 19 апреля 1922 г. о выпуске беспроцентных «обязательств Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» образца 1922 г. Внешне они были оформлены аналогично обязательствам, выпущенным в 1921 г., но имели иное достоинство — 5000 и 10 000 руб., а также 25 000 руб., невыпущенные (см. Приложение, табл. 4.7, № 1325-1327; ил. 4.7.23; Водяные знаки, № 73Б, 75Б). Следовательно, в переводе на расчетные знаки, выпущенные до первой деноминации, их нарицательная стоимость составляла 50 млн. и 100 млн. руб., в то время как купюры обязательств 1921 г. имели номиналы в 1 млн., 5 млн., 10 млн. руб. По новым обязательствам был установлен срок обращения до 1 января 1924 г. и срок обмена на денежные знаки до 1 июля 1924 г. Однако выпуск в обращение купюр в 5000 руб. скоро прекратился — с 20 июня 1922 г. Они были изъяты до 1 октября 1922 г., т. е. ранее установленного срока, а оставшиеся в обращении после этой даты потеряли платежную силу (по декрету СНК от 19 июля 1922 г.). Купюры в 10 000 руб. обращались до 1 октября 1923 г. (постановление СНК от 22 августа 1923 г.) и обменивались на денежные знаки до 1 ноября 1923 г. (См.: Денежное обращение и кредитная система Союза ССР за 20 лет. — С. 39)

В первом полугодии 1922 г. потребность в увеличении достоинства купюр возникла не только в отношении беспроцентных обязательств РСФСР, но и для новых денежных знаков, что было обусловлено дальнейшим ростом товарных цен. Так, мука белая официально стоила 10 млрд., мука ржаная — 6 млрд., рожь, горох, фасоль — 5 млрд., ячмень — 4 млрд., мясо свежее — 16 млрд. руб. за пуд (Известия. — 1922. — 7 июня). В первой половине мая 1922 г. трамвайный тариф по городским железным дорогам Москвы, т. е. плата за переезд от одной станции до другой, был равен 100 тыс., а во второй половине данного месяца он уже составлял 125 тыс. руб. (Там же. — 29 апр.) Все это требовало укрупнения купюрности совзнаков. Декретом СНК от 12 июня 1922 г. были выпущены в обращение «государственные денежные знаки РСФСР 1922 года» достоинством в 5000 и 10 000 руб. (см. Приложение, табл. 4.6, № 1323-1324; ил. 4.6.22; Водяные знаки, № 60А). Они завершили серию купюр данного выпуска. Знаки оформлены в одном стиле. На белом поле лицевой стороны изображена одноцветная композиция, которая различна на каждой купюре. Герб РСФСР напечатан наверху в центре. В низу композиции приведены крупные цифры номинала. В левой части лицевой стороны находится белое поле, на котором напечатан номер серии. Оборотная сторона купюр оформлена разными цветами. В ее центре приведен текст, характеризующий условия деноминации.

Первая деноминация облегчила проведение денежной реформы. Декрет о второй деноминации (от 24 октября 1922 г.) был принят вскоре после декрета СНК от 11 октября 1922 г. о выпуске банковских билетов в червонцах, т. е. после начала реформы. В этой связи в целях соблюдения хронологического подхода при рассмотрении истории денежных знаков особенности второй де номинации будут изложены ниже.

Во втором полугодии 1922 г. Правительство РСФСР продолжило начатый курс на унификацию денежного обращения. Так, 8 сентября 1922 г. СНК принял декрет «Об установлении однородности денежного обращения», в котором говорилось:

«1. Воспретить всем кассам Народного Комиссариата Финансов и Государственного Банка выпускать в обращение всякого рода денежные знаки прежних до 1922 года выпусков, а именно:

кредитные билеты царского правительства, казначейские знаки и кредитные билеты временного правительства, а равно и суррогаты денежных знаков:

а) серии (билеты) государственного казначейства,

б) обязательства государственного казначейства,

в) купоны государственных процентных бумаг по срок 1-е декабря 1917 года и

г) облигации займа свободы до 100 рублей включительно (мелкие купюры).

2. Прием кассами Народного Комиссариата Финансов и Государственного Банка указанных в п. 1-м кредитных билетов, казначейских знаков и суррогатов в платежи и к обмену на денежные знаки образца 1922 г. по установленному расчету производить до 1-го октября 1922 года.

3. После означенного в п. 2 срока кредитные билеты, казначейские знаки и суррогаты, указанные в п. 1-м, утрачивают свою платежную силу и не принимаются ни в платежи, ни к обмену» (Цит. по: Денежное обращение и кредитная система Союза ССР за 20 лет. — С. 71).

Обмен денежных знаков в основном был осуществлен в сентябре 1922 г., но в отдельных случаях он продолжался и в следующем месяце (постановление СНК от 28 сентября 1922 г.). Для расчетных знаков выпуска 1921 г. достоинством в 50 тыс. и 100 тыс. руб. срок обмена был продлен до 31 января 1923 г.

Государственные денежные знаки РСФСР 1922 г. были дополнены купюрами нового образца — типа гербовых марок (см. Приложение, табл. 4.8, № 1328-1333; ил. 4.8.24; Водяные знаки, № 76А). На их лицевой стороне, оформление которой являлось однотипным для различных номиналов, содержится цветное изображение, очерченное черной рамкой. Внутри ее напечатаны наименование купюр «государственный денежный знак 1922 г.», крупная цифра номинала, текст: «Подделка преследуется по закону», изображен герб РСФСР. Эти знаки не имели подписей и номеров. На оборотной стороне купюр расположено цветное поле из волнистых линий, образующих узор. Денежные знаки находились в обращении до 1 ноября 1923 г. — до этой даты они обменивались на денежные знаки образца 1923 г.

Проведенная первая деноминация сократила номинальное выражение денежной массы в обращении. Однако данная мера не могла остановить инфляционный процесс. Обесценившиеся совзнаки не давали возможности правильно поставить учет на производстве, организовать хозяйственный расчет, затрудняли развитие товарного и денежного рынков. В связи с отсутствием твердой валюты правительство приняло ряд решений об использовании условных твердых измерителей цен на товары, услуги. Одним из них стал так называемый золотой рубль. Правительство ввело обязательность исчисления причитающихся платежей в довоенных золотых рублях с переводом их в советские денежные знаки. Для этого была введена котировка золота и иностранной валюты в совзнаках, т. е. начал устанавливаться курс совзнаков в золоте. С конца ноября 1921 г. стал ежедневно публиковаться официальный курс золотого рубля, а также фунта стерлингов и других валют. Первоначально данные курсы предназначались для определения цены, по которой Государственный банк РСФСР платил за сдаваемое ему золото и иностранную валюту, а затем золотой рубль получил значение счетной денежной единицы — условного твердого измерителя. Стали совершаться сделки по официальному курсу и устанавливаться счет в золотых рублях не только в торговом обороте, но и в отношении выплаты заработной платы. Таким образом, золотой рубль выполнял функцию меры стоимостей, а совзнаки — средства обращения и платежа.

Подобный порядок функционирования денег, будучи вынужденной мерой, имел принципиальные недостатки. Л. Н. Юровский писал: «Но совершенно немыслимо было ограничиться надолго таким мерилом ценностей, каким являлся тот или иной официальный курс, или тот или иной показатель или индекс средних цен. Торговый оборот не мог оперировать одними абстракциями, т. е. считать в искусственных твердых единицах и расплачиваться падающими деньгами» (Юровский Л. Н. Указ. соч. — С. 68).

Выходом из сложившегося трудного положения было создание новых денежных знаков, выпуск которых был бы совершенно не связан с нуждами государственного бюджета и которые были призваны обслуживать хозяйственный оборот в качестве устойчивой валюты. Учреждение нормальной системы государственных доходов уже в 1922 г. дало заметные результаты. Если в I квартале 1922 г. доход от денежной эмиссии составил около 80% всех государственных доходов, то в IV квартале того же года — только 46,3%, что было огромным завоеванием (См.: Финансовая энциклопедия. — С. 452). Укрепление государственных финансов явилось важнейшей предпосылкой для проведения денежной реформы 1922-1924 гг., начало которой ознаменовалось выпуском новых денежных знаков.

В ходе подготовки к этому мероприятию среди работников финансово-кредитной системы велась дискуссия по вопросу о названии новой твердой советской валюты, которую предполагалось выпустить в обращение. Работники Наркомата финансов РСФСР предлагали назвать их «федералами». Обсуждались и более традиционные наименования — «целковый», «червонец», «гривна» (См.: Глейзер М. М. Советский червонец // Вопросы истории. — 1978. — № 2. — С. 107). В Древней Руси гривной назывался слиток серебра, служивший денежной и весовой единицей. Однако в связи с тем, что на Украине во время гражданской войны имели хождение при контрреволюционных правительствах «украинские гривни», такое название тоже было отклонено (Там же). Обсуждались и другие старые названия («деньга» и пр. (См.: Каценеленбаум 3. С. Указ. соч. — С 360)), но выбор пал на наименование «червонец». Слово «червонец» возникло много веков назад. Оно было занесено в Россию после присоединения к ней Украины, во второй половине XVII в. Так стали называться золотые наградные монеты, а затем (с XVIII в.) — и монеты для обращения, которые имели определенный вес; название номинала на них обычно отсутствовало.

Первым этапом начавшейся денежной реформы, разработанной при непосредственном участии В. И. Ленина, явились превращение Госбанка РСФСР в эмиссионное учреждение и выпуск им в денежное обращение банковских билетов — червонцев (см. Приложение, табл. 4.9., № 1334-1341; ил. 4.9.254.9.26; Водяные знаки, № 27А, 77А — 80А). Постановление СНК от 11 октября 1922 г. предусматривало выпуск банковских билетов достоинством в 1, 2, 3, 5, 10, 25 и 50 червонцев (По декрету СНК от 25 июля 1922 г. Госбанку РСФСР предоставлялось право выпустить в обращение банковские билеты достоинством в 30 25, 50 и 100 червонцев. Этот декрет не был выполнен (см.: Денежное обращение и кредитная система Союза ССР за 20 лет. — С. 71)). Червонцу присваивалось золотое содержание размере 1 золотника и 78,24 доли чистого золота, и он приравнивался к 10 рублям в золотой монете дореволюционной чеканки. В целях обеспечения устойчивости новые денежные знаки на 25% обеспечивались запасами золота, других драгоценных металлов, а в остальной части — легко реализуемыми товарами краткосрочными обязательствами — векселями.

Червонцы, имевшие однотипное оформление, печатались на бумаге белого цвета. Изображение Государственного герба РСФСР, обозначение номинала, года, серии и номера, текст, подписи членов Правления Государственного банка РСФСР наносились только на лицевой стороне денежного билета; его оборотная сторона оставалась чистой. В целях затруднения подделки червонцев текст состоял из букв, которые имели разную высоту и форму: часть текста содержала печатные буквы, другая часть — буквы «прописью», некоторые слова написаны славянской вязью. На червонце приведена надпись: «Банковый билет подлежит размену на ЗОЛОТО. Начало размена устанавливается особым правительственным актом». Эти положения отражали курс на введение в стране системы золотого монометаллизма, базировавшегося на обращении разменных на золото банкнот и золотых монет. Забегая вперед, заметим, что успешный ход проведения денежной реформы позволил отказаться от установления подобной системы, являющейся весьма дорогой для государства. Устойчивость червонца была достигнута другими способами — без введения его размена на золото, что в значительной мере объяснялось установленным порядком эмиссии.

Рис. 9. Инструмент коммерческого креда-вексель 1924 г. (векселя существовали в СССР до 1930 г.)
Рис. 9. Инструмент коммерческого креда-вексель 1924 г. (векселя существовали в СССР до 1930 г.)

Банковская эмиссия червонцев имела целевое назначение. Она проводилась Госбанком РСФСР (с 1922 г. Госбанк СССР) в порядке кредитования народного хозяйства. Новые денежные знаки попадали в обращение в результате выдачи предприятиям и организациям ссуд под залог векселей (рис. 9), при покупке банком векселей у предприятий, осуществлении других кредитных операций.

Обращение банковских билетов предполагало регулярный их возврат к эмитенту — Государственному банку. Последний получал червонцы от предприятий и организаций, когда они гасили задолженность по его ссудам или оплачивали векселя, находившиеся в портфеле банка. Кредитная природа нового денежного знака должна была способствовать устойчивости червонцев, их надежности.

Значение первого этапа реформы заключалось в том, что денежное обращение впервые после Октябрьской революции получило твердую валюту — червонец. Ее функционирование положительно отразилось на организации денежных расчетов в народном хозяйстве, прежде всего в государственном секторе, исключало потери Наркомфина, Госбанка, других наркоматов, предприятий и учреждений, населения от хранения денежной наличности, состоявшей из червонцев.

Таким образом, среди общегосударственных денежных знаков РСФСР червонец образца 1922 г. занимает особое место — он явился первым устойчивым советским денежным знаком. Его выпуск завершил перечень общегосударственных бумажных денежных знаков РСФСР, вошедших в историю нашей страны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"