Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Римская монета в междуречье Днестра, Прута и Дуная (А. А. Нудельман)

В течение двух последних десятилетий советские археологи и нумизматы накопили и обработали огромный материал о находках римских монет на территории СССР. В трудах ученых выявлены роль и значение, а также намечены основные закономерности распространения римских монет на территории Восточной Европы*. Не исключая возможности разнородных источников поступления римских монет на "варварские" земли, В. В. Кропоткин убедительно доказал, что римские монеты, являясь прежде всего следствием торговых сношений "варваров" с римским миром, выполняли в разных областях своего распространения различные функции в зависимости от уровня социально-экономического развития населения того или иного региона. Он обратил внимание на то, что в районах Черняховского ареала, расположенного вблизи лимеса, денежное обращение было интенсивнее, чем в областях, удаленных от римских провинций, где хождение римских монет имело более ограниченное значение, обслуживая межплеменную торговлю. Вместе с этим В. В. Кропоткин подчеркнул, что в рассматриваемую эпоху денежное обращение в "варварской" среде находилось на первоначальной ступени своего развития, когда функции денег еще не получили всех необходимых предпосылок для подъема и расширения ареала своего воздействия на экономику и социальный уклад соответствующих племен**.

* (Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в I тыс. н. а. М., 1967; Кропоткин В. В. К вопросу о развитии товарного производства и денежных отношений у племен Черняховской культуры. - В кн.: Ленинские идеи в изучении истории первобытного общества, рабовладения и феодализма. М., 1970, с. 148-160; Кропоткин В. В. Из истории денежного обращения в Восточной Европе в I тыс. н. э. - СА, 1958, № 2, с. 279-285. В 1961 г. В. В. Кропоткин издал капитальную сводку данных о находках римских монет и Восточной Европе (КРМ), дополненную впоследствии новыми сведениями (Кропоткин В. В. Новые находки римских монет в СССР. - НЭ, 1966, 6, с, 74-102); Тиханова М. А. К вопросу об обмене и торговле в эпоху Черняховской культуры. - КС И А, 1974, 138, с. 66-73; Рикман Э. А. Денежное обращение у племен Днестро-Прутского междуречья в первые века н. э. - НЭ, 1971, 9, с. 98-102).)

** (КРМ, с. 5, 35; Рикман Э. А. Указ. соч., с. 99-100; Федоров Г, Б. Население Прутско-Днестровского междуречья в I тыс. н. э. - МИА, 1969, № 89, с. 84.)

Изучая находки римских монет специально на территории Днестровско-Прутского междуречья, Э. А. Рикман вслед за В. В. Кропоткиным пришел к выводу, что римские монеты, будучи единственным видом денег, являлись не только "международной валютой" своей эпохи, но выполняли у населения указанного региона также и роль средства внутреннего денежного обращения. Вместе с этим Э. А. Рикман отметил, что хотя денежное обращение в среде "варварского" мира и в античных центрах Причерноморья имело сходные черты, сопоставление монетных находок первого и второго рода отчетливо показывает, что интенсивность обращения в городах была значительно выше, тогда как в местной среде наряду с обращением римской монеты существовала и играла немалую роль чисто меновая торговля*. М. А. Тиханова, не считающая возможным признать наличие у племен всего Черняховского ареала развитого денежного обращения, допускает тем не менее возможность использования римских монет во внутренней торговле приднестровских племен**. С другой стороны, Г. Б. Федоров, признающий в принципе наличие денежного обращения среди племен Днестровско-Прутского междуречья, существенно ограничивает значение этого вывода, полагая, что обращении римской монеты играло здесь в общем незначительную роль***.

* (Рикман Э. А. Указ. соч., с. 99; Рикман Э. А. Этническая история населения Поднестровья и прилегающего Подунавья в первых веках н. э. М., 1975, с. 231.)

** (Тиханова М. А. Указ соч., с. 72.)

*** (Федоров Г. Б. Римские и ранневизантийские монеты на территории Молдавской ССР. - Omaginl Ini C. Daicoviciu. Bucuresti, 1960, с. 187; Федоров Т. Б. Население Прутско-Днестровского междуречья, с. 84.)

В данной статье ставится цель уточнения наблюдений над процессом эволюции денежного обращения на территории, ограниченной Днестром, Прутом и Нижним Дунаем. Для этого необходим по возможности полный учет монетных находок I- IV вв. н. э. на всей указанной территории (за исключением Тиры и прибрежных поселений римского времени). В настоящее время мы располагаем данными о 1108 монетах (табл. 1), тогда как в сводках В. В. Кропоткина учтено 454 монеты, а Э. А. Рикмана - 553.

Таблица 1. Общие данные о находках римских монет в междуречье Днестра, Прута и Нижнего Дуная6
Таблица 1. Общие данные о находках римских монет в междуречье Днестра, Прута и Нижнего Дуная6

* (В таблицу не вошли клады (Переможное, Сарацей, Хотин), количество монет в которых не установлено.)

В соответствии с предложенной В. В. Кропоткиным терминологией* из 25 кладов римских монет, найденных на территории рассматриваемого региона, десять (Бендеры-Варница, Будей-Оргеев, Калинешты, Кирилены, Кишинев I, Ларга, Лукашевка, Переможное, Сарацей, Спея - из них известно 742 монеты) могут быть условно отнесены к категории достоверных, а тринадцать (Банновка, Бельцы, Бранешты, Выпасное, Кишинев II, Кременчуг, Малкоч, Тараклия, Тирасполь, Протягайловка-Бендеры, Сороки, Цибирика, Шабо - из них определено 72 монеты) должны быть признаны малодостоверными. Два клада (Приднестровский и Хотинский) следует считать недостоверными (монеты из них неизвестны).

* (Кропоткин В. В. Новые находки римских монет в СССР, с. 74; Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы, с. 37.)

По периодам тезаврации и по роду металла достоверные и малодостоверные клады содержали следующие монеты (табл. 2). Рассмотрим состав кладов по каждому периоду тезаврации.

Таблица 2. Римские монеты из кладов, найденных в междуречье Днестра, Прута и Нижнего Дуная
Таблица 2. Римские монеты из кладов, найденных в междуречье Днестра, Прута и Нижнего Дуная

Из четырех достоверных кладов II в. н. э. два содержали монеты I и II вв. н. э., а два - только монеты II в. н. э. В одном находились денарии от Августа до Антонина Пия, во втором - от Веспасиана до Септимия Севера, в третьем - только Антонина Пия, а в четвертом были денарии от Антонина Пия до Коммода, причем первые составляли абсолютное большинство монет.

Что касается монет, происходящих из четырех малодостоверных кладов этой хронологической группы, то из двух были определены только денарии Антонина Пия, из третьего - денарии от Траяна и до Марка Аврелия, а четвертый клад известен по единственной монете - ауреусу Траяна. Таким образом, три клада не могли быть зарыты ранее времени Антонина Пия. Состав достоверных кладов свидетельствует, что на территории региона нет ни одного клада, зарытого ранее периода правления того же императора, то есть ранее 40 и 50-х годов II в. н. э.

Обратимся к составу кладов второй хронологической группы. Оба достоверных клада III в. н. э. содержали монеты предшествовавших веков: один состоял из денариев от Веспасиана до Септимия Севера (при этом абсолютное большинство монет приходится на правления Антонина Пия и Марка Аврелия), а второй - от Гальбы до Юлии Домны.

Недостоверные клады этой группы содержали в одном случае римские денарии и тирасские медные монеты от Адриана до Юлии Домны, в другом - также серебряные и медные монеты от Коммода до Юлии Мезы. Из третьего клада известны только серебряные монеты Каракаллы. Наконец, в двух последних кладах засвидетельствовано наличие серебряных монет Севера Александра и последующих правителей до Филиппа Араба включительно.

Состав кладов второй хронологической группы подтверждает факт анахронического обращения монет I и II вв. до первой трети следующего столетия и показывает, что на территорию региона не проникали монеты второй половины III в. н. э.

О чем свидетельствуют клады последней хронологической группы?

Четыре достоверных клада IV в. н. э. распадаются на две хронологически четко разграниченные подгруппы. Первая состоит из трех кладов с кратким периодом накопления - два содержат серебряные монеты Констанция II, а третий - бронзовые монеты от Константа I до Юлиана Отступника. Все три клада зарыты в 60-х годах IV в. и, что особенно важно, все три обнаружены на поселениях Черняховского времени. Ко второй подгруппе относится клад золотых солидов Грациана и Гонория, зарытый, по-видимому, в самом конце IV или в начале V в. н. э.

Из золотых монет состояли и три малодостоверных клада этого периода, из них собрано лишь три солида Феодосия I и один - Аркадия. Таким образом, малодостоверные клады, зарытые в конце IV или в первые годы следующего столетия, должны быть отнесены ко второй хронологической подгруппе этой группы.

Из данных о кладах третьей хронологической группы можно заключить, что все они накоплялись в течение кратких периодов, причем клады догуннского времени состояли из серебряных и бронзовых монет, а в гуннское время население стремилось тезаврировать исключительно золотые солиды.

Совокупность сведений о всех кладах рассматриваемой эпохи показывает, что массовое проникновение римских монет на территорию между Днестром, Прутом и Нижним Дунаем имело два этапа. Первый этап охватывает II - первую половину III в., а второй этап относится к периоду от второй трети IV в. до начала следующего. Полное отсутствие монет римской республики, которые составляли значительную часть реально обращавшейся монетной массы вплоть до конца I в. н. э.*, показывает в свою очередь, что тезаврация римских монет началась не ранее второй четверти II в. н. э.

* (Bolin S. State and currency in the Roman empire to 300 A. D. Stockholm, 1958, p. 336-339, tabl. 1-2.)

Для более полного представления о проникновении римских монет на занимающую нас территорию необходимо принять во внимание также единичные находки. Последние по составу подразделяются на пять хронологических групп: к первой относятся республиканские монеты, а к остальным четырем - соответственно монеты I, II, III и IV вв. н. э.

Первая хронологическая группа состоит из двух ближе не определенных монет - денария и ауре уса. Так как чеканка золотой монеты в значительном количестве началась только при Цезаре и была продолжена триумвирами, можно предполагать с большой вероятностью, что ауреус принадлежал последним годам республики, а полное отсутствие ранних (и вообще каких-либо) республиканских денариев позволяет с некоторыми колебаниями допустить, что и денарий был не старше I в. до н. э. В связи с этими находками следует признать, что высказывавшееся мнение, что около рубежа новой эры в Днестровско-Прутское междуречье стала поступать римская серебряная монета, причем именно республиканский денарий*, представляется необоснованным. Напомним для сравнения, что на территории смежного Прутско-Карпатского региона зарегистрировано три клада, состоявших из денариев Римской республики (213 экз.) и девять кладов, в которых денарии республики (1160 монет оригинальной римской чеканки м 28 местных подражаний) находились вместе с денариями Августа и Тиберия. Республиканские денарии составляли большинство монет и в четырех кладах, зарытых при Веспасиане. Наконец, в Прутско-Карпатском регионе зарегистрировано 89 единичных находок республиканских монет второй половины I в. н. э., примерно половина которых обнаружена на синхронных монетам поселениях**. Таким образом, приходится признать, что проникновение республиканских денариев ограничивалось правым берегом Прута, а в Днестровско-Прутское междуречье стали проникать только монеты императорской чеканки и притом, по-видимому, их массовое поступление следует относить ко II в. н. э. (рис. 1).

* (Рикман Э. А. Денежное обращение у племен Днестро-Прутского междуречья, с. 100; Рикман Э. А. Этническая история населения Поднестровья и прилегающего Подунавья, с. 232.)

** (Mihailescu-Birliba V. Moneda romana la rasarit de Carpati. - Memoria antiquitatis, 1970, 2, p. 326; Chitescu M. Citeva tezaure monetare romane republicane din Moldova. - Carpica, 1971, 4, p. 159-162; Mitrea B. Moneda republicana romana si unitatea lumii geto-dace. - In: Unitate si contmuitate in istoria popurului roman. Bucuresti, 1968, p. 53-64.)

Рис. 1. Находки римских монет эпохи республики и I в. н. э. 1 - Паланка, 2 - Строенцы, 3 - Мындрешты, 4 - Вышкауцы, 5 - Ниспорены, 6 - Кишинев, 7 - Тудорово, 8 - Заря, 9 - Шабо, 10 - Орловка
Рис. 1. Находки римских монет эпохи республики и I в. н. э. 1 - Паланка, 2 - Строенцы, 3 - Мындрешты, 4 - Вышкауцы, 5 - Ниспорены, 6 - Кишинев, 7 - Тудорово, 8 - Заря, 9 - Шабо, 10 - Орловка

Вторая хронологическая группа единичных находок римских монет на территории между Днестром, Прутом и Нижним Дунаем представлена 14 экземплярами (среди них 9 серебряных и 5 бронзовых монет). Из этого числа одна серебряная монета неопределена и две нелокализованы; четыре денария и одна медная монета этой группы происходят с территории трех поселений. Наибольшее количество определенных монет (6 экземпляров) принадлежат времени Веспасиана. Значение этих данных видно из сопоставления с одновременными находками в Прутско-Карпатском регионе. Здесь отмечено наличие 14 кладов (1243 монеты), причем пять из них найдены на одновременных поселениях, и кроме того к категории единичных находок принадлежат 324 экземпляра монет (рис. 2)*.

* (D. Protase. Problema continuitatii in Dacia in lumina arheologiei si numismaticei. Bucuresti, 1966, p. 82-102; Mihailescu-Birliba V. Legaturile dintre lumea romana si populatiile "barbare" de la est si nord de Carpatii Rasanteni. Автореф. докт. дисс. Bucuresti, 1975, p. 5-7. Ср. литературу, указанную в предыдущем примечании.)

Рис. 2. Находки римских монет II в. н. э. 1 - Черновцы, 2 - Недобоевцы, 3 - Хотин, 4 - Комаров, 5 - Глинка, 6 - Единцы, 7 - Русяны, 8 - Изворы, 9 - Кременчуг, 10 - Сороки, 11 - Инундены, 12 - Калинешты, 13 - Старый Албинец, 14 - Глипжены, 15 - Белеуцы, 16 - Бельцы, 17 - Трифанешты, 18 - Валя Норокулуй, 19 - Разеля, 20 - Ион Водэ, 21 - Казанешты, 22 - Шестачи, 23 - Николаевна, 24 - Сенатовка, 25 - Салчия, 26 - Кот, 27 - Строенцы, 28 - Пояна, 29 - Вадул Туркулуй, 30 - Сарацей, 31 - Рыбница, 32 - Лысая гора, 33 - Пырлица, 34 - Темелеуцы, 35 - Паулешты, 36 - Цибирика, 37 - Курлены, 38 - Городище, 39 - Шарканы, 40 - Лалова, 41 - Варзарешты, 42 - Лукашовка, 43 - Старый Орхей (Требужены), 44 - Оксентия, 45 - Данчены, 46 - Бедешты, 47 - Балцата, 48 - Верхняя Балцата, 49 - Малаешты (Криулянский р-н), 50 - Гыртоп, 51 - Балцац, 52 - Гура Быкулуй, 53 - Спея, 54 - Малаешты (Григориопольский район), 55 - Бендеры, 56 - Салкуца, 57 - Каушаны, 58 - Чинишеуцы, 59 - Слободзея, 60 - Чобручи, 61 - Раскаецы, 62 - Антоновка, 63 - Вишневка, 64 - Кукоара, 65 - Киселия, 66 - Бешалма, 67 - Ваурчи, 68 - Тараклия, 69 - Главаны, 70 - Ташлык, 71 - Кривая балка, 72 - Паланка. 73 - Переможное, 74 - Колибаш, 75 - Брынза, 76 - Валены, 77 - Болград, 78 - Рени, 79 - Чишмикиой, 80 - Этулия, 81 - Орловка, 82 - Измаил, 83 - Желтый яр, 84 - Безымянна
Рис. 2. Находки римских монет II в. н. э. 1 - Черновцы, 2 - Недобоевцы, 3 - Хотин, 4 - Комаров, 5 - Глинка, 6 - Единцы, 7 - Русяны, 8 - Изворы, 9 - Кременчуг, 10 - Сороки, 11 - Инундены, 12 - Калинешты, 13 - Старый Албинец, 14 - Глипжены, 15 - Белеуцы, 16 - Бельцы, 17 - Трифанешты, 18 - Валя Норокулуй, 19 - Разеля, 20 - Ион Водэ, 21 - Казанешты, 22 - Шестачи, 23 - Николаевна, 24 - Сенатовка, 25 - Салчия, 26 - Кот, 27 - Строенцы, 28 - Пояна, 29 - Вадул Туркулуй, 30 - Сарацей, 31 - Рыбница, 32 - Лысая гора, 33 - Пырлица, 34 - Темелеуцы, 35 - Паулешты, 36 - Цибирика, 37 - Курлены, 38 - Городище, 39 - Шарканы, 40 - Лалова, 41 - Варзарешты, 42 - Лукашовка, 43 - Старый Орхей (Требужены), 44 - Оксентия, 45 - Данчены, 46 - Бедешты, 47 - Балцата, 48 - Верхняя Балцата, 49 - Малаешты (Криулянский р-н), 50 - Гыртоп, 51 - Балцац, 52 - Гура Быкулуй, 53 - Спея, 54 - Малаешты (Григориопольский район), 55 - Бендеры, 56 - Салкуца, 57 - Каушаны, 58 - Чинишеуцы, 59 - Слободзея, 60 - Чобручи, 61 - Раскаецы, 62 - Антоновка, 63 - Вишневка, 64 - Кукоара, 65 - Киселия, 66 - Бешалма, 67 - Ваурчи, 68 - Тараклия, 69 - Главаны, 70 - Ташлык, 71 - Кривая балка, 72 - Паланка. 73 - Переможное, 74 - Колибаш, 75 - Брынза, 76 - Валены, 77 - Болград, 78 - Рени, 79 - Чишмикиой, 80 - Этулия, 81 - Орловка, 82 - Измаил, 83 - Желтый яр, 84 - Безымянна

Отсутствие на территории Днестровско-Прутского междуречья археологических комплексов, датируемых I в. н. э., и синхронных им монетных кладов, а также недостаточно показательное количество монетных находок не позволяет относить время поступления монет из единичных находок второй хронологической группы в пределы региона ко времени их эмиссии. Равным образом наличие монет I в. в составе кладов, зарытых в следующем столетии, делает вероятным предположение об анахроническом обращении этих монет и о проникновении их на территорию Днестро-Пруто-Дунайского треугольника вместе с монетами II и III вв. н. э. Самую многочисленную группу единичных находок римских монет на рассматриваемой территории составляют монеты третьей хронологической группы. Из 134 экземпляров 114 (85,07%) составляют денарии, на долю бронзы приходится 19 монет (14,18%), золотая монета всего одна (0,74%). Из состава этой группы 23 экземпляра денариев и 6 бронзовых монет найдены на девяти различных поселениях Черняховского времени, а 8 денариев и одна бронзовая монета входили в состав погребального инвентаря и происходят из четырех могильников. В этой группе не локализовано 13 монет (9,70%) и не определено 14 (10,44%). Определенные монеты распределяются по времени чеканки следующим образом: 15 экземпляров (12,50%) принадлежат Траяну, 19 (15,83%) - Адриану, 34(28,33%)- Антонину Пию, 38 (31,66%)-Марку Аврелию и 8 (6,66%) - Коммоду. Из этого можно заключать, что приток римских монет на территорию Днестро-Бугского междуречья начался при Траяне и достиг своего апогея при Антонине и Марке. Время Коммода является эпохой заметного сокращения поступления римских монет. Следует добавить, что основную массу находок составляют серебряные монеты, то есть денарии (рис. 3).

Рис. 3. Находки римских монет III в. н. э. 1 - Костачены, 2 - Ларга, 3 - Грушевцы, 4 - Корпач, 5 - Калара-шовка, 6 - Кухнешты, 7 - Старые Радуляны, 8 - Радоая, 9 - Казанешты, 10 - Куйзовка, 11 - Бучушка, 12 - Строенцы, 13 - Мынтра, 14 - Лопатна, 15 - Братулены, 16 - Макарешты, 17 - Кристешты, 18 - Трушены, 19 - Гидигич, 20 - Селиште, 21 - Загайканы, 22 - Коржово, 23 - Ялпуг, 24 - Бендеры (Варница и Протягайловка), 25 - Тирасполь, 26 - Токуз, 27 - Надречное, 28 - Александровка, 29 - Колибаш, 30 - Кышлица Прут, 31 - Дшурджулешты, 32 - Долинское (Анадол), 33 - Орловка, 34 - Болград, 35 - Банновка, 36 - Островное, 37 - Таншык, 38 - Николаевка-Новороссийская, 39 - Выпасное, 40 - Шабо, 41 - Беленькое
Рис. 3. Находки римских монет III в. н. э. 1 - Костачены, 2 - Ларга, 3 - Грушевцы, 4 - Корпач, 5 - Калара-шовка, 6 - Кухнешты, 7 - Старые Радуляны, 8 - Радоая, 9 - Казанешты, 10 - Куйзовка, 11 - Бучушка, 12 - Строенцы, 13 - Мынтра, 14 - Лопатна, 15 - Братулены, 16 - Макарешты, 17 - Кристешты, 18 - Трушены, 19 - Гидигич, 20 - Селиште, 21 - Загайканы, 22 - Коржово, 23 - Ялпуг, 24 - Бендеры (Варница и Протягайловка), 25 - Тирасполь, 26 - Токуз, 27 - Надречное, 28 - Александровка, 29 - Колибаш, 30 - Кышлица Прут, 31 - Дшурджулешты, 32 - Долинское (Анадол), 33 - Орловка, 34 - Болград, 35 - Банновка, 36 - Островное, 37 - Таншык, 38 - Николаевка-Новороссийская, 39 - Выпасное, 40 - Шабо, 41 - Беленькое

К четвертой хронологической группе единичных монетных находок принадлежат 59 монет. Половину из них (30 экземпляров и соответственно 50,85%) составляют серебряные, но бронзовые лишь ненамного отстают (27 монет или 45,76%); находки золотых монет уникальны (два экземпляра, то есть всего 3,38%). Из состава этой группы 7 экземпляров (одна золотая, 5 серебряных и одна бронзовая) обнаружены при раскопках шести поселений Черняховского времени, одна серебряная монета происходит из погребального инвентаря. К сожалению, около 20% найденных монет не удалось локализовать с полной определенностью (6 серебряных и столько же бронзовых). Из определенных монет 5 экземпляров (8,47%) принадлежат Септимию Северу, 7 (11,86%) - Каракалле. Почти четверть всех находок (13 монет - 22,03%) выпущены при Гордиане III. Сравнительно многочисленны также монеты Филиппа Араба (7 экз. - 11,86%) и Диоклетиана (столько же). Прочие монеты распределяются по одному экземпляру между несколькими другими императорами эпохи кризиса (рис. 4).

Рис. 4. Находки римских монет IV в. н. э. 1 - Перерыта, 2 - Михайляны, 3 - Русяны, 4 - Кременчуг, 5 - Бранешты, 6 - Немировка, 7 - Коада Язулуй, 8 - Кирилены, 9 - Пенены, 10 - Горешты, 11 - Бумбата, 12 - Инешты, 13 - Сухулучены, 14 - Темелеуцы, 15 - Макарешты, 16 - Юрчены, 17 - Котул Морий, 18 - Ворничены, 19 - Будей, 20 - Лукашовка, 21 - Старый Орхей (Требужены), 22 - Малкоч, 23 - Кишинев, 24 - Костешты, 25 - Бульбоака, 26 - Антоновка, 27 - Кукоара, 28 - Теплица, 29 - Павловка, 30 - Надежда, 31 - Паланка, 32 - Кышлица Прут, 33 - Долинское (Анадол), 34 - Этулия, 35 - Суворово 36 - Болград, 37 - Измаил, 38 - Килия, 39 - Нерушай, 40 - Сасык Кудук
Рис. 4. Находки римских монет IV в. н. э. 1 - Перерыта, 2 - Михайляны, 3 - Русяны, 4 - Кременчуг, 5 - Бранешты, 6 - Немировка, 7 - Коада Язулуй, 8 - Кирилены, 9 - Пенены, 10 - Горешты, 11 - Бумбата, 12 - Инешты, 13 - Сухулучены, 14 - Темелеуцы, 15 - Макарешты, 16 - Юрчены, 17 - Котул Морий, 18 - Ворничены, 19 - Будей, 20 - Лукашовка, 21 - Старый Орхей (Требужены), 22 - Малкоч, 23 - Кишинев, 24 - Костешты, 25 - Бульбоака, 26 - Антоновка, 27 - Кукоара, 28 - Теплица, 29 - Павловка, 30 - Надежда, 31 - Паланка, 32 - Кышлица Прут, 33 - Долинское (Анадол), 34 - Этулия, 35 - Суворово 36 - Болград, 37 - Измаил, 38 - Килия, 39 - Нерушай, 40 - Сасык Кудук

Характер единичных находок этой группы показывает, что поступление римских монет фактически прекратилось после Филиппа и лишь незначительно оживилось при Диоклетиане. При этом приток бронзовой монеты заметно увеличился по сравнению с предыдущим периодом.

Пятая группа состоит из 75 единичных монетных находок. По составу и по времени чеканки в ней отчетливо различаются две подгруппы. К первой относятся 69 монет - 13 (18,84%) серебряных и 56 (81,15%) бронзовых. 16 экземпляров этой подгруппы происходят с пяти поселений Черняховского времени. Из определенных монет главную часть составляют монеты Константина (10 экземпляров - 14,49%) и его сыновей - Константина Младшего (6 монет - 8,69%), Константа I (3монеты - 4,34%) и Констанция II (29 монет - 42,02%). Вторая подгруппа состоит только из золотых монет и представлена шестью солидами Грациана, Феодосия (4 экз.) и Аркадия. Эти данные позволяют заключить, что в IV в. к. э. приток монет сначала возрастает, притом преимущественно за счет бронзовых монет, и достигает наивысшего уровня при Констанции, непосредственно перед нашествием гуннов. В последней четверти века поступление бронзовых и серебряных монет прекращается, но на территории региона появляются, хотя и в небольшом числе, золотые солиды.

Сопоставляя монеты из кладов с единичными монетными находками, мы имеем возможность констатировать, что римские монеты обращались на территории Днестро-Пруто-Дунайского треугольника с первых десятилетий II в. н. э. до рубежа IV-V вв. н. э. Во II и в первой трети III в. сюда проникали преимущественно серебряные монеты, но в первой половине и в середине IV в. на первое место выдвигается бронзовая монета, а в последней четверти большинство находок составляют золотые монеты. В количественном отношении больше всего монет поступало в эпоху Антонина Пия и Марка Аврелия, а затем во времена Констанция II. Хотя нанесение мест находок кладов и единичных монет на карту покрывает почти всю рассматриваемую территорию, монетные находки на местах синхронных поселений Черняховского времени немногочисленны. Это особенно заметyо при сопоставлении соответствующих данных с ареалом распространения римских импортных изделий, что может свидетельствовать об относительно слабом развитии процесса денежного обращения среди населения Днестровско-Прутского междуречья впервой половине I тысячелетия н. э.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"