Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Невидимая польза

Арабский средневековый географ Аль Бакр писал, ссылаясь на испанского купца Ибрахима Бен Якуба: "В земле чехов изготавливают также тонкие, редкотканные как сетки платки, которые ни для чего не используются, цепа на них постоянна, десять платков за динар, на них они покупают и рассчитываются между собой. Имеют их целые сундуки. Это их богатство и за них можно получить любые самые дорогие вещи: пшеницу, рабов, коней, золото, серебро и всякие вещи".

Эта легенда о "полотняных" деньгах ходит до сих пор только по письменным источникам. Мы даже не знаем, нанесен ли был на загадочные "славянские платки" какой-нибудь рисунок. Были они всеобщим платежным средством или именным, были ли обязательны к приему - об этом также ничего не известно. Поэтому сообщение о полотняных деньгах можно понимать только как намек, что в раннем средневековье могли существовать заменители денег, не имевшие практической пользы.

Другой пример из времен средневековья. Во время денежного кризиса XI века, охватившего Среднюю Азию и Восточную Европу, вместо серебряных дирхемов "ходили" хлебные лепешки. Их даже разрезали на четвертушки, как это делалось иногда с дирхемами, чтобы получить более мелкую монету.

Впрочем, относительно средневековья разнотолков все больше с каждым годом. Лучше обратиться к тому времени, где единственный аргумент - вещественное доказательство. Нет ли в свидетельствах дописьменной истории многочисленных бесполезных предметов?

В Северной Европе обнаружили и продолжают находить большое количество разнообразных миниатюрных изделий, непригодных ни для какого практического применения: металлические кольца, спирали, колесики. В Японии найдены миниатюрные наконечники для стрел. В Новой Гвинее - рыболовные крючки, настолько малые, что они не годятся даже для ловли мальков. Будучи моделями орудий труда и предметов обихода, все эти изделия не приносили никакой явной пользы.

Распространены две интерпретации их функционального назначения, с которыми трудно согласиться. Опровергнуть их не менее трудно, ибо современные представления о духовной жизни в древнем мире пока не вышли за пределы осторожных гипотез. Но ради корректности стоит их привести: по одной версии это - игрушки, по другой - предметы культа. Первую вряд ли следует рассматривать всерьез, обилие миниатюрных объемных изображений орудий труда и прочих предметов заставляло бы предположить, что главная отрасль древних ремесел - производство игрушек и что дети играли в них до самого зрелого возраста. Вторую версию трудно обсуждать, ибо нельзя восстановить с полной достоверностью, в чем именно заключался культ.

Археологам встречаются миниатюрные объемные изображения ножей, топоров и секир по всему Средиземноморью. Относятся они к обширному периоду от XV века до нашей эры до IV века нашей эры. Миниатюрные двойные секиры найдены на Пелопонесе и средиземноморских островах от Кипра до Сардинии.

Можно было бы отнести и их к предметам культа либо игрушкам, но против этого следующие факты. Во-первых, установлено, что простейшие орудия труда: лопата, топор, нож, мотыга, наконечник копья или стрелы - использовались как деньги в домонетную эпоху. Встречаемая нами каждый день копейка - дальний потомок наконечника копья, выполнявшего функции средства обращения ранее I века нашей эры.

Во-вторых, отмечается четкая преемственность форм реальных орудий труда, выступавших как деньги, с их миниатюрными изображениями. Нередко мини-топоры, мини-лопаты и т. п. находят в кладах. У Гомера упоминается мини-топор, врученный победителю.

Монета-ключ и монета-мотыга. Китай, начало нашей эры. Монета справа называлась 'мотыгой', несмотря на свою круглую форму
Монета-ключ и монета-мотыга. Китай, начало нашей эры. Монета справа называлась 'мотыгой', несмотря на свою круглую форму

В-третьих, изображения миниатюрных орудий труда перешли на первые монеты. Особенно поучительна история китайских монет. С VI века до нашей эры в Китае изготавливались монеты трех основных форм: ножи, лопаты и диски с квадратным отверстием. Самая распространенная форма китайской монеты - нож - по форме полностью совпадала с реально существовавшими бронзовыми ножами для бритья. Как и все китайские монеты вплоть до конца XIX века, монета-нож - не чеканенная, а литая. Длина колеблется от 13 до 18 см. Ранние варианты не имеют надписей, на поздних указывается место отливки или зона действия - провинция, для которой они предназначались.

Не менее распространенным видом монеты, получившейся в результате эволюции орудий труда как средства обмена, были так называемые деньги-лопаты. Их два вида: один, называемый "би", представляет обычную лопату с полой ручкой, только очень маленькую: длина - 14 см, ширина - 6,5 см. Как и на монетах-ножах, на ранних экземплярах нет обозначений, на более поздних могли обозначаться не только место изготовления и провинция, в которой они имели хождение, но и серия, порядковый номер. Таким образом, деньги-лопаты были самыми настоящими деньгами в современном понимании.

Монеты второго вида - "бу" - представляли мини-мотыги длиной 4-5 см, шириной 2-3 см. У них раздвоенное лезвие, форма варьируется в отличие от лопаток "би". Существование монет "бу" и "би" представляет пока загадку для историков. По мнению Н. В. Ивочкиной, хранителя китайских монет Государственного Эрмитажа, эти монеты не могли размениваться между собой. Выпускались в Китае еще более "мелкие" монеты в форме бобов, но они не дожили до новой истории.

Монета-лопата и монета-нож. Китай
Монета-лопата и монета-нож. Китай

Эти три вида монет - только часть многочисленных имитаций реальных предметов, которые использовались в Китае как средство обмена.

Вот, вероятно, неполное перечисление таких предметов: колосниковые решетки, терки с ручкой, гребешки, колокольчики с колечком, плоские изображения луковицы лилии, разных размеров кольца, наконечники стрел и алебард, щиты с ручкой на внутренней стороне, цикады со сложенными крылышками и ручкой на брюшке, гирьки на подставке, мостики с узорами. Какой-то смысл имели и размеры этих предметов. Самыми маленькими были не цикады, как следовало бы предположить, а колокольчики высотой 1 см, но и среди колокольчиков встречаются "гиганты" в 10 см. Самые большие размеры у терок - 18 см.

Один из ведущих советских историков денег, заведующий отделом нумизматики Государственного Эрмитажа В. М. Потии считает, что перечисленные предметы нельзя относить к деньгам. Однако другие исследователи полагают, что они вполне могли быть "специализированными", т. е. предназначенными для каких-то конкретных случаев, монетами.

Каковы бы ни были суждения историков относительно того, являются ли эти предметы "настоящими" монетами, не подлежит сомнению, что какие-то функции денежных средств они выполняли. Какие же? Исчезновение их на раннем этапе экономической истории не позволяет точно ответить на этот вопрос.

Под городом Нарбонной в Южной Франции, в развалинах города Немозис найдены металлические монеты, относящиеся ко времени императора Августа (29-14 годы до нашей эры). Они имеют форму свиного окорока. Галлия, как пишет древнегреческий историк Страбон, была знаменита окороками и вывозила их в Рим и другие города империи. Будучи монетой, курс которой относительно других монет известен, монета-окорок символизировала продукцию Галлии и одновременно отражала то реальное богатство, обеспечение которым позволяло чеканить монету.

Привязка к конкретному товару в этой монете очевидна, но рассмотрим два примера, где такого соответствия нет. У древних ацтеков были большие бронзовые монеты с надписью: "Пять тысяч костей". Видимо, разменной монетой в государстве ацтеков служили кости животных, скорее всего определенные кости, поступление которых в обращение было ограниченным.

Многим из читателей приходилось восхищаться красотой морских раковин. Есть среди них один вид, сыгравший важную роль в экономической истории человечества. Спутать эту раковину с другими невозможно: яйцевидная форма, единая створка завершается поджатой внутрь ребристой кромкой. Долгие годы - с IV по XX век - служили они разменной монетой миллионам людей. Раковины, называемые "каури" на хинди и "капардика" на санскрите, нанизывали на шнуры, прикрепляли к лоскутам ткани или кожи, собирали стандартными количествами в мешки.

Раковины каури использовались как средство обращения на колоссальной территории от Нигерии и Судана до Северного Китая и островов Новые Гебриды. Основная часть их добывалась в центре этой огромной зоны, у Мальдивских островов. Оттуда потоки раковин шли в разные страны света. Наибольшее распространение раковины каури имели в Западной Африке. По подсчетам историков, только в Тимбукту находилось в обороте около 75 млрд. раковин. Они были одним из основных средств обращения в торговле рабами. В XVII веке за одного раба в Камеруне платили 60 раковин, а спустя век в Гвинее раб стоил уже 80 тысяч каури. Такую инфляцию не знал даже бойкий XX век. В XVIII веке один талер Марии-Терезы выпуска 1780 года обменивался в Северной Африке сначала на 2,5-3,2 тысячи раковин, затем его стали менять на 4 тысячи каури.

Денежная единица современной Гвинеи называется "седи", что в переводе с языка ашанти означает "раковина". На монете просто изображена раковина каури.

Вдоль реки Конго, которая для Африки была таким же великим торговым путем, как Дунай для Европы, задолго до прихода колонизаторов велся интенсивный торговый обмен. Его облегчало наличие предметов, выполнявших некоторые функции денег, а именно каури, небольших раковин с острова Луанда, и кусков ткани из волокон рафии. Каури и ткани ценились высоко и выплачивались в равном количестве за каждый одинаковый предмет. Их было нетрудно перевозить и накапливать - свидетельствует французский этнограф Ж. Маке. Сосуществование двух видов денег предшествовало биметаллизму последующих эпох.

В Бенгалии в конце XVIII века был зафиксирован курс 3840 раковин за одну индийскую рупию. По другим данным, курс рупии с годами менялся: от 3 до 12 тысяч раковин каури. Там же на строительстве храма в 1855 году было собрано 160 миллионов раковин.

Еще в 1942 году солдаты японских оккупационных войск распространяли на Новых Гебридах раковины каури в таком количестве, что чуть не была подорвана экономическая стабильность островов, и командованию пришлось ставить необходимые ограничения. Но и эти сведения не самые поздние.

Корреспондент газеты "Дейли Уоркер" Алан Уиннингтон предпринял путешествие в Тибет в 1955 году. Он описал интересный обычай. В национальный наряд тибетской женщины входил лоскут домотканой материи, прикреплявшийся к кончикам многих косичек и свисавший от плеч до пят. На лоскут нанизывались серебряные и медные монеты, а также раковины каури. Раковины считались самой мелкой монетой. У бедных женщин на упомянутом лоскуте было только по нескольку раковин, немного их оставалось и у пожилых.

Как известно, тот же обычай "пришивания" раковин каури к кускам материи и лентам существовал на огромной территории, от Дальнего Востока до Западной Африки, в древности и средние века. Один из ведущих советских историков денег И. Г. Спасский приводит без комментариев деталь одежды одной из народностей Поволжья с нашитыми монетами и раковинами каури. Этот элемент женской одежды - вид наплечного платка - полностью соответствует такому же элементу одежды, какую этнографы обнаружили в Тибете.

В Африку каури попадали через арабских торговцев, но на подлинно широкую ногу поставили их ввоз в страны Западной Африки европейские колонизаторы. По оценкам историков, в XIX веке в Африку было ввезено в обмен на рабов и ценные товары более 75 миллиардов раковин общим весом 115 тысяч тоны. Этот аспект создания колониальных империй освещается крайне редко, но он очень важен.

В Китае как средство обращения раковины каури использовались очень длительное время. Считается, что Европа узнала о деньгах-раковинах от Марко Поло, и сообщение это казалось столь же диковинным, как и байки о собакоголовых людях.

Но к настоящему времени мы располагаем массой письменных свидетельств и вещественных доказательств широкого распространения в Китае нескольких типов денег-раковин.

В китайском языке есть иероглиф "бэй" - стилизованное изображение раковины каури. Составной частью этот иероглиф входит в иероглиф "цянь" - деньги, а также в другие, так или иначе связанные с понятием "деньги": цена, дешевый, дорогой, тратить, покупать, продавать, торговать, товар, богатство, копить, награда, подарок, взятка, зарплата, взнос, премия, роскошь, выкуй, тариф, компенсация, жадность и др.

Раковина каури и китайские подражания ей из камня (посредине) и из бронзы (справа)
Раковина каури и китайские подражания ей из камня (посредине) и из бронзы (справа)

Археологи находят каменные и бронзовые "подражания" раковинам каури. Они образуют непрерывный ряд от точной копии настоящей раковины к монете. На многих китайских монетах более позднего времени, по форме весьма далеких от раковины, начертан иероглиф "бао", в состав которого входит ключ "бэй"-каури. Так, на монете-мотыге времен императора Ван Мина (14-й год нашей эры) изображены понятия "хо цюань" - источник товаров. В составе пары иероглифов мы видим и начертание "бэй" - символ раковины каури.

Находки раковин каури, относящиеся к 800-600 годам до нашей эры, сделаны археологами в северной Германии, Литве, Латвии, на островах Балтийского моря и под Витебском. Известны находки каури или явных подделок под них, относящиеся к VI-VII векам нашей эры (в Германии), к IX веку (в Швеции), к XI-XII векам (в Псковской и Новгородской землях), к XVI веку (под Ригой). Особенно часты находки раковин на территории Новгородской и Псковской земель. Благодаря этому факту у специалистов сложилось мнение, что раковины поступали на Русь с Запада. В пользу такой точки зрения свидетельствуют многочисленные находки раковин каури в Прибалтике. Впрочем, не менее часто клады раковин каури и погребения с ними находят в Поволжье.

Русское название раковины каури - ужовка, жуковина, змеиная (гажья) головка. У народов Поволжья отмечено название "голова змеи". Пик найденных кладов раковин каури на территории Северо-Западной Руси приходится на XII век. Однако известно, что еще в XVI веке каури в больших количествах ввозили из Риги в Новгород.

Раковины каури из клада, найденного под Псковом
Раковины каури из клада, найденного под Псковом

На кельтских золотых монетах I века до нашей эры изображены раковины каури. Монета-каури была известна и ранее под названием "кипрской" монеты. Вряд ли можно считать раковины просто афро-азиатской экзотикой, ведь золото ценилось тогда уже само по себе. История монетного дела насчитывала не одну сотню лет, хитроумные правители римских провинций и древнегреческих городов научились подмешивать медь к серебру и золоту, портя монету и временно облегчая себе жизнь. Золотая монета с изображением раковины свидетельствует о нераздельности функций денег, о существовании их как единства меры стоимости и средства обращения.

Именно раковины, лежащие во множестве на морском берегу, пытался объявить деньгами римский император Калигула (37-41 годы нашей эры). Нет нужды говорить, что из этого, не самого остроумного из его чудачеств, ничего не вышло. Но выбор вида новых денег весьма характерен.

Конечно, когда говорится, что раковина у народов Азии и Африки или кость в ацтекской экономике использовались в обращении необработанными, имеется в виду только отсутствие механической обработки. В экономическом плане и раковина, и кость уже воплощали в себе затраты человеческого труда: на добычу, первичную обработку, выварку и транспортировку - для раковин, на охоту или выращивание скота, забой - для костей.

Побочные -продукты служили символом "настоящего" богатства. Будучи только лишь обозначением богатства, они оказывались достаточными, чтобы выполнять функции денег, в том числе и функцию идеальной меры стоимости.

Современная гвинейская монета 50 каури. Западная граница древней зоны распространения раковин-денег
Современная гвинейская монета 50 каури. Западная граница древней зоны распространения раковин-денег

Дело здесь не в богатстве в современном его понимании, не в индивидуальной состоятельности конкретного человека. В средние века богатство было элементом престижа, а не благополучия. Деньги несли на себе отпечаток социальной значимости их обладателя, его веса в обществе или заслуг перед ним.

На Крите, среди развалин древнегреческого города Гортин (V век до нашей эры), в 1886 году найден список, в котором перечисляются обязанности граждан. Налоги или штрафы взимались треножниками или сосудами, которые могли быть заменены либо их миниатюрными объемными моделями из драгоценного металла, либо монетой с изображением тех же треножников или сосудов на одной из сторон металлического кружка. Здесь мы видим не только плавный переход от объемного изображения (статуэтки) к монете - последняя постепенно становится символом обязательств, выполненных перед городом.

Чтобы отразить то значение, которое придавали древние греки монете, приведем отрывок из "Жизнеописания Аполлония Тианского" Флавия Филострата (170-244): "Он (Аполлоний) укрылся подле статуй императора, внушавших тогда больше страха и более неприкосновенных, чем Зевс в Олимпии, - ведь это были статуи Тиберия; рассказывают, что в правление этого императора некто был обвинен в святотатстве за то, что побил своего раба, который имел при себе серебряную драхму с изображением Тиберия".

Проблема глубинных причин выделения денег из товарного мира может быть поставлена в двух планах. Деньги следует воспринимать либо как сознательное изобретение конкретных людей, либо как некоторое социальное явление - результат естественного развития хозяйственной жизни. Выбор между двумя этими трактовками сделан давно и окончательно - обособление денег было следствием естественного хода событий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Досуг в уфе фото индивидуалок

© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"