Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Две пятерки, не равные одной десятке

На пятерке, с той стороны, на которой изображен Кремль, читаем: "Государственный казначейский билет СССР. Пять рублей". И далее мелко: "Государственные казначейские билеты обеспечиваются всем достоянием Союза ССР и обязательны к приему на всей территории СССР во все платежи для всех учреждений, предприятий и лиц по нарицательной стоимости". На десятирублевке совсем другая надпись: "Билет Государственного банка СССР. Десять рублей. Банковские билеты обеспечиваются золотом, драгоценными металлами и прочими активами Государственного банка". Все достояние СССР явно включает в себя и золото, и драгоценные металлы, и прочие активы Госбанка. Тогда почему пять рублей обеспечиваются большим, чем десять рублей? И почему на десятирублевке не написано: "обязательны к приему на всей территории"?

Чтобы вы не тратили время на чтение надписей на рубле, на сторублевке и т. д., сразу скажем: только 1, 3 и 5 рублей - казначейские билеты. Все прочие бумажные деньги - билеты Государственного банка СССР.

Любой банк - учреждение, проводящее операции с деньгами. Как дело металлургического комбината - плавить металл, нефтеперерабатывающего завода - выпускать нефтепродукты, ткацкой фабрики - ткать, точно так же специализация банка - работа с деньгами. Наиболее рядовой вид банковской деятельности - предоставление ссуд. Кто-то положил в банк деньги. За это банк обещает начислять процент: вернуть вкладчику денег больше, чем он положил. Деньги банк обычно не храпит у себя, а передает в долг, взимая процент, больший, чем он гарантировал вкладчику. Такова классическая схема, упрощенная для политэкономического анализа.

Любой банк имеет некоторую сумму исходных вкладов - так называемый Уставный фонд. Например, при основании Государственного банка РСФСР в 1921 году ему было выделено 50 млн. рублей в золотом исчислении. Банк не передает имеющуюся у него наличность в другие руки, а выпускает на ту же сумму билеты (банкноты), которые эту наличность (активы) представляют. Банковские билеты - основа наличного оборота в СССР, казначейские играют вспомогательную роль, служат как бы разменной "бумажной монетой". Точно так же, как банкноты представляют реальные ценности, казначейские билеты являются представителями банкнот. Первоначально банкноты были простым развитием банковских чеков на предъявителя.

Официальное письмо можно написать и на обычной бумаге, и на бланке. Можно написать много официальных писем либо сочинить один стандартный текст и затем размножить его. Банкнота однотипна по своему происхождению с официальным письмом-обязательством стандартного содержания, размноженным в необходимом количестве экземпляров. Первые банкноты были разменными. Это не означает, что их можно было разменять на более мелкие. Предусматривался размен на "настоящие" деньги, т. е. на серебряные и золотые монеты.

Отпечатанные по высшему типографскому классу, с хитростями, затрудняющими подделку: подпись директора банка, сложный орнамент, водяные знаки, банкноты приобретают оттенок официального документа. Для исследователя они не перестают быть долговым обязательством, частным его видом.

Для наших современников банкнота так или иначе привязывается к государственной гарантии. Внешне эта гарантия представлена таким образом, что выпускаемые государством банкноты в принципе должны иметь обеспечение драгоценными металлами, или, как говорят, систему покрытия. В капиталистическом мире исторически сложилось четыре типовых системы покрытия, особенности которых откладывают отпечаток на взаимоотношения между крупнейшими капиталистическими державами, да и на многие другие процессы, протекающие в мировой экономике.

Английская система была введена в 1844 году законом Роберта Пиля. Она называется системой максимального выпуска - закон ограничивает общую- сумму банкнот, какую можно выпустить без покрытия металлом. В 1844 году было разрешено выпустить банкнот без покрытия на 18,5 млн. фунтов стерлингов.

Эта система не обеспечивает должной эластичности денежного обращения при значительном повышении спроса на банкноты - мешает закон. Нужно привлекать в свою кассу драгоценные металлы, что сложно сделать именно во время повышенного спроса на деньги. Существенным дополнением английской системы является то, что банку время от времени разово разрешается превышать норму выпуска банкнот без обеспечения.

Германская система также определяет количество банкнот, выпускаемых без обеспечения. По закону от 1 января 1911 года сумма эта определялась в 750 млн. марок. Вместо разовых разрешений банку предоставлялось право самостоятельно делать выпуски банкнот без металлического обеспечения, но эти банкноты облагались (для банка) 5-процентным налогом. Такая мера должна была экономически заинтересовывать банки привлекать металл в свои фонды. Кроме того, не допускалось, чтобы общая масса банкнот, находящихся в обращении, превышала более чем в три раза металлическое обеспечение.

Французская система устанавливает только максимум количества банкнот, находящихся в обращении. Введена она была во время войны Франции с Пруссией в 1870 году, когда максимум этот был установлен в 6,8 млрд. франков. При этом не было никаких ограничений на покрытие выпуска металлом.

В России 29 августа 1897 года была введена английская система, но в своеобразном русском варианте: Госбанку разрешалось выпускать банкноты в количестве, не более чем в два раза превышающем золотое обеспечение, пока это количество не больше 600 млн. рублей. Свыше этой суммы на каждую новую кредитку в один рубль металлический фонд также обязан был возрасти на один рубль. Таким образом, указ 1897 года попросту позволял выпустить 300 млн. рублей без золотого обеспечения.

Американская система введена перед первой мировой войной, в самом начале 1914 года. В ней не было ограничений на общую сумму выпускаемых банкнот, но золотом должно было обеспечиваться 40% их при условии, что 5% банкнот будут храниться в казначействе. Кроме того, вся сумма банкнот должна была обеспечиваться годными к учету векселями.

Пожалуй, именно в последнем условии нпболее наглядно проявляется смысл обязательств капиталистического государства, уровень обеспеченности обращающихся денег. Банкнота оказывается не представителем благородного металла, хранящегося в сейфах казначейства или государственного банка. Она представляет учтенный вексель.

Поясним, что это такое. Вексель - долговое обязательство, которое отличается от долговой расписки тем, что в сделке с отложенным платежом участвуют не две стороны - кредитор и должник, а три. Каким образом здесь оказывается еще и третья сторона?

Третье лицо (физическое или юридическое) появляется вследствие того, что вексель может быть передан кредитором кому-либо другому. Пусть должник остался тем же. Кредиторов же будет двое - тот, кто первым дал взаймы, и тот, которому передан вексель. Названия трех действующих лиц, участвующих в сделке с применением переводного векселя, сейчас малоизвестны: должник называется трассатом, первоначальный кредитор - трассантом, а тот, кому должна быть выплачена сумма - ремитентом. Обычно трассат выражает свое согласие (акцепт) на уплату долга. Это согласие и делает вексель "законным платежным средством".

В роли ремитента обычно выступает банк. Трассант обращается в банк с векселем, на котором письменно зафиксирован акцепт трассата, и получает взамен векселя деньги. Эта процедура называется учетом векселя. Сумма денег, выдаваемая банком трассанту, разумеется, ниже, чем сумма, указанная в векселе. Разница составляет доход банка. Учет векселя представляет собой выдачу ссуды трассанту. Помимо векселей банк может принимать на учет другие виды ценных бумаг, каждая из которых имеет непосредственное отношение к кредиту, являясь платежным средством.

Поскольку все виды ценных бумаг с разной степенью сложности можно обратить (разменять) в наличные деньги, то они способны замещать деньги, функционально выступать вместо них. Здесь повторяется то же явление, которое К. Маркс отметил в отношении замены в обращении золота на банкноты, указывая, что последние представляют собой знаки стоимости "лишь постольку, поскольку они представляют количества золота, которые, как и все другие товарные количества, суть также и количества стоимости". В равной мере и ценные бумаги (один вид которых - вексель - мы рассмотрели выше) являются функциональными представителями (заместителями) банкнот.

Относительно недавно нашло свое место в советской экономической литературе понятие "кредитные деньги". По стилю оно напоминает магазинную вывеску "Букинистическая книга". Уже в слове "кредитный" содержится указание на одну из функций денежных средств. В равной мере деньги занимают лишь часть более обширной кредитной сферы. И хотя банкноты представляют беспроцентные обязательства, они - форма кредита. Различия между деньгами при капитализме и в условиях социалистической экономики принципиальны, однако кредитный элемент денежного обращения к настоящему времени преобладает и в той, и в другой экономической системе.

"Деньги при социализме являются по преимуществу кредитными и обеспечиваются товарной массой",- справедливо отмечает эстонский политэконом В. Келлик. Существуют другие точки зрения, согласно которым деньги в условиях социализма - частный случай так называемых бумажных денег. Основное отличие бумажных денег от кредитных, и в частности от банкнот, сторонники этой точки зрения видят в том, что "государство является публично-правовой организацией, а банк - частно-хозяйственной".

Неправомерен такой подход по простой причине. Отличие "публично-правового" элемента от "частно-хозяйственного" проводится по нескольким разным основаниям. Здесь и разные науки, и несовпадение временных интервалов: "частно-хозяйственный" элемент относится ко времени господства частной собственности, а "публично-правовой" - к более обширной эпохе.

Указывают, что государство принуждает принимать деньги, за которыми не стоит обеспечение золотом или другими ценностями, и по наличию этого принуждения отличают банкноты от бумажных денег. Однако в принудительном курсе бумажных денег используется прежде всего экономическое принуждение. При каждой сделке не может присутствовать представитель государства, не может он и определять правила совершения отдельной, конкретной сделки. Известны многочисленные приемы, помогавшие некоторое время держать в обращении деньги, за которыми не стоят реальные ценности. Например, в отдельных английских колониях разрешалось выплачивать ими частные долги. Тем самым деньги попадали в обращение через уплату долгов.

Но все-таки, за исключением критических случаев, государство стремилось подкрепить бумажные деньги реальным обеспечением. На русском казначейском билете 1855 года написано даже, что данный билет обязан "немедленно" размениваться на серебряную монету в любой из общественных касс. Но взаимоотношения между государством и гражданином совсем иные, чем между банкиром и вкладчиком. Они более многогранны, реализуются по самым разным каналам, но всегда определяются господствующим способом производства. В условиях крепостнической царской России обязательство "немедленного обмена" было одним из многих обещаний, раздаваемых царским правительством и не выполняемых. Разумеется, этого обязательства оказывалось достаточно, чтобы казначейские билеты обращались на правах банкнот и полновесных золотой и серебряной монет. Как и другие виды денежных средств, они в силу своего функционирования в обращении были представителями реальных ценностей.

Естественным результатом развития разменных казначейских билетов были так называемые кассовые деньги, которые приобрели две основные формы: облигаций государственных займов и целевых кредитных обязательств. Государство, выпуская разменные казначейские билеты, первое время получало налоги серебряными или золотыми монетами. Поскольку разделение на два этапа - размена и платежа - было явно излишним, постепенно они слились в один. Это, в свою очередь, дало толчок к следующему шагу в развитии бумажных денег - появлению казначейских обязательств, которые принимались в уплату налогов или в других платежах.

Существуют и специализированные казначейские обязательства. Одни принимаются в уплату пошлины, другие - на судебные расходы и т. п.

Самым известным видом целевого кредитного обязательства является почтовая марка - обязательство доставить адресату почтовую корреспонденцию за государственный счет. Многочисленны примеры обращения почтовых марок как денег. В предреволюционной России почтовые марки-деньги выпускались специально. С виду такая марка не отличалась от обычной, но на обратной стороне было напечатано: "имеет хождение наряду с серебряной монетой". "Наряду" было небольшим преувеличением, деньги-марки были пущены в оборащение из-за того, что серебряная монета ушла из обращения.

Оборотные стороны дореволюционных почтовых марок, имевших хождение наравне с медной монетой
Оборотные стороны дореволюционных почтовых марок, имевших хождение наравне с медной монетой

Само появление почтовых марок обусловлено объективным процессом дифференциации кредитных обязательств. Известно, что первая почтовая марка была наклеена на конверт 6 мая 1840 года, что предложили идею нового знака почтовой оплаты англичане Джеймс Чалмерс и Роуленд Хилл. В литературе для коллекционеров можно прочитать о конкурсе на почтовую марку, который прошел в 1839 году и в котором участвовали две с половиной тысячи человек. Но что интересно, этот конкурс совпал с началом кризиса 1839-1845 годов, и одним из существенных элементов этого кризиса была нехватка денежных средств при растущем их количестве в обращении, при росте безработицы и дороговизны. Так что появление почтовой марки было скорее обусловлено динамикой структуры массы денежных средств, чем личными усилиями Д. Чалмерса, Р. Хилла или устроителей конкурса на первую в мире почтовую марку.

Еще одно название, сейчас полузабытое, время от времени давали бумажным деньгам - ассигнации. Оно отражает еще один путь появления денег из бумаги.

Во время Великой французской революции у аристократов были экспроприированы большие площади земельных угодий. У революционной власти практически не было золота и серебра, но в ее распоряжении оказалась земля. Первоначально как деньги стали распространяться земельные мандаты, т. е. документы на предъявителя, дающие право на владение экспроприированной землей.

В те времена существовал уже так называемый ипотечный кредит, т. е. выдача ссуд под залог земли и прочей недвижимости. Государство ранее к нему отношения не имело, но, получив земельные площади, последовало примеру частных банков и стало выпускать ассигнаты (ассигнации) - кредитные обязательства отдать землю, если долги не будут выплачены в сумме, указанной на ассигнате. Пожалуй, частный банк, опасаясь банкротства, выпустил бы определенное количество ассигнатов и остановился. Государство же не предвидело такого исхода и остановилось слишком поздно. На начало революции в обращении находилось 2 млрд. золотых франков, на 1 января 1793 года - уже 2,8 млрд. бумажных франков, за сотню которых давали 51 золотой франк. Два года спустя в обращении оказалось 7,2 млрд. бумажных франков, сотню их обменивали уже на 18 золотых франков. А еще год спустя курс обмена дошел до 54 золотых франков на 10000 бумажных. К сентябрю 1796 года в обращении находилось 45,6 млрд. бумажных франков и ассигнаты на золото практически не обменивались. Дело закончилось нуллификацией, т. е. объявлением ассигнатов недействительными.

В других случаях, известных из истории, нуллификация проводилась в форме обмена старых денег на новые с одновременным пересчетом цен, зарплаты, налогов и т. д. В 1924 году одна новая германская марка обменивалась на триллион старых. Приходилось привозить старые марки к обменным пунктам на тачках и телегах. В Греции в ноябре 1944 года за одну новую драхму давали 50 млрд. старых. Многие страны Латинской Америки провели фантастическую по масштабам нуллификацию денег в первые годы после второй мировой войны.

Многочисленные денежные реформы, вызванные обесцениванием бумажных денег, ярко демонстрируют фактическую беспомощность так называемого "принудительного курса". Обычно бумажные деньги отличаются от других видов платежных обязательств указанием на то, что ценность их определяется принудительно, по закону. Здесь, как и в дальнейшем, нужно иметь в виду принципиальное различие денег при социализме и капитализме. Социалистическое государство определяет курс денег в соответствии с потребностями плановой экономики, экономическими законами социализма, Капиталистическое государство представляет собой аппарат угнетения трудящихся, целиком повинующийся крупным монополиям и в первую очередь монополиям финансовым. Любые слова относительно государственно-монополистического регулирования при капитализме не могут убедить в том, что государство перестало быть слугой монополий. Поэтому государственный аппарат лишь повторяет методы работы частных банков, используя свою силу только для гарантии успеха сомнительных мер. Там, где частный банк обанкротился бы, государство выдерживает, поскольку у него есть возможность переложить свои убытки на трудящихся.

Говорить о "принудительном курсе" денег при социализме тем более неправомерно. Будучи органом народовластия, государство при социализме не может совершать принуждение относительно самого себя.

В истории нашей страны есть лишь один довольно краткий период, ознаменованный попыткой обойтись без настоящих денег, без специального учреждения - банка, ответственного за денежный оборот. Это - заключительный период эпохи "военного коммунизма". Временное избавление от денег не было запланированным.

В качестве денег в первой половине 1918 года использовались облигации "займа свободы", выпущенные за год до этого Временным правительством, а как разменная монета - купоны к облигациям займа. Советское правительство вынуждено было признать также денежными знаками кредитные обязательства дореволюционного времени. Лишь в июле появились на рынке советские денежные знаки, которые для краткости назывались либо совзнаками, либо дензнаками. По этому названию их отличали от дореволюционных, или, как тогда говорили, "довоенных" рублей, хотя единица измерения - рубль - была обозначена и на дензнаках. В течении двух с половиной лет, с 1 июля 1918 по 1 января 1921 года (период гражданской войны и интервенции), дензнаки выбрасывались в обращение в массовом количестве. В начале этого периода денежная масса составляла 43,7 млрд. рублей (в пересчете на дореволюционные), в конце - 1168 млрд. рублей, т. е. увеличилась в 26,7 раза, а покупательная сила рубля упала в 188 раз.

Рост количества дензнаков практически не касался рабочих и служащих. Их заработная плата стала за это время натуральной, т. е. выплачивалась не деньгами, а либо продовольствием, либо продукцией, выпускавшейся предприятием, где трудились эти работники. Удельный вес натуроплаты труда составлял 28% в 1918 году, 70% в конце 1919 года, 82-87% в 1920 и 93% в первом квартале 1921 года.

Одновременно вводилась бесплатная раздача продовольственных пайков и товаров ширпотреба, топлива и фуража, медикаментов и билетов на проезд в транспорте, отменялась несколько раз плата за коммунальные услуги, почту, телефон, радио. Деньги фактически потеряли основную сферу своего действия.

Товарообмен между городом и деревней становился прямым, безденежным. На рынке роль "идеальной" денежной единицы играл золотой червонец - рыночная цена десятирублевой монеты царской чеканки. В хозяйственных расчетах использовались физически не существующие "хлебный" рубль, т. е. пересчитанный по индексу цен на хлеб, "индексный", или "бюджетный", рубль, пересчитанный по изменению цен набора продуктов, включенных статистикой в бюджет рабочей семьи, и "товарный" рубль, пересчитанный по динамике цен всех товаров. Госбюджет также составляли в дореволюционных рублях.

Выпуск дензнаков отражал последовательную направленность финансовой политики на экспроприацию капиталистических элементов в экономике.

В мае 1918 года В. И. Ленин поставил задачу проведения денежной реформы. На Первом Всероссийском съезде финотделов он так излагал ее основные принципы: "Мы назначим самый короткий срок, в течение которого каждый должен будет сделать декларацию о количестве имеющихся у него денег и получить взамен их новые; если сумма окажется небольшой, он получит рубль за рубль; если же она превысит норму, он получит лишь часть. Мера эта, несомненно, встретит сильнейшее противодействие не только со стороны буржуазии, но и со стороны деревенских кулаков, разбогатевших на войне и зарывших в землю бутылки, наполненные тысячами бумажных денег".

В задуманном ключе реформу провести не удалось. Пресечение экономической власти буржуазии и кулачества пошло по линии свертывания денежного обращения. Это направление наметилось еще до выступления В. И. Левина на съезде финотделов. В апреле были введены безналичные чековые расчеты между советскими предприятиями и учреждениями, принят декрет о прямом добровольном товарообмене.

Декретом Совнаркома от 2 мая 1918 года "О соблюдении единства кассы" все советские учреждения и предприятия обязывались держать свои деньги в Народном банке или государственном казначействе.

Два решающих шага к изменению значения бумажных денег были предприняты отменой в том же месяце царского закона о кредитовании государства под обеспечение казначейских обязательств и распоряжением Совнаркома от 5 июня, в котором комиссарам банков и сберкасс было предписано в обязательном порядке выполнять все распоряжения Наркомфина. Прошло менее пяти месяцев, и декретом от 31 октября 1918 года Совнарком объявил о прямом слиянии казначейства с учреждениями Народного банка, а в декабре ликвидированы были отделения иностранных банков и все отечественные частные банки.

На протяжении всего 1919 года в РСФСР, ведущей тяжелую борьбу с контрреволюцией и интервентами, усиливался прямой, безденежный товарообмен. Декрет о добровольном товарообмене действовал немногим более четырех месяцев. 5 августа 1918 года принят был декрет об обязательном товарообмене. Для того чтобы государство располагало товарными фондами, которые бы заменили деньги в государственном товарообмене и оплате труда, предпринят был ряд специальных мер. 13 мая 1918 г. декрет о продовольственной диктатуре установил монопольное право государства на закупку и продажу хлеба. Только такая мера могла спасти население от надвигающегося голода в условиях разваливающегося денежного обращения. Монополию на хлеб декларировало еще Временное правительство 25 марта 1917 года, но, будучи органом власти буржуазии, оно оказалось неспособным сломить интересы крупных хлеботорговцев.

Советская власть смогла не только твердо провести в жизнь хлебную монополию, но 26 ноября 1918 года постановлением ВСНХ и Наркомпрода установить торговую монополию государства на многие промтовары с целью образования фондов для обмена на сельхозпродукты. Замещать денежное обращение стали созданные в центре и на местах эквивалентные комиссии, определявшие соотношения обмена одного товара на другой. Деньги теряли свои позиции па рынке, и "логическим завершением" - по выражению советского историка-финансиста В. П. Дьяченко - процесса утери дензнаками функций денег была окончательная ликвидация Народного банка в январе 1920 года.

Одновременно процесс ликвидации денег обрел наглядно ощутимые формы в сфере распределения. 10 февраля 1920 года в Москве был введен бесплатный отпуск обедов всем рабочим и служащим советских предприятий и учреждений. 25 марта по РСФСР отменена оплата советскими учреждениями услуг почты, телеграфа, телефона и радио, 15 июля запрещены расчеты между предприятиями наличными, чеками и прямыми ассигновками, 16 августа отменена оплата перевозки государственных грузов по железным дорогам и введен бесплатный проезд командированных, детей до 16 лет, лиц, едущих в отпуск и обратно, учащихся при поездках на учебу.

В октябре были отменены: плата за государственное жилье и коммунальные услуги для рабочих и служащих, гербовые и все прочие пошлинные сборы. Эти отмены были преддверием к завершающей атаке на деньги, предпринятой в декабре 1920 года: 4 декабря был установлен бесплатный продовольственный паек, 17 декабря-бесплатное снабжение распространено на все промтовары, отпускаемые населению. На следующий день декретом была намечена ликвидация имущественного страхования. Наконец, 23 декабря отменялась оплата всех видов топлива, поставляемого государственным учреждениям и занятым в них рабочим и служащим.

На этом путь к безденежной экономике фактически закончился, и с принятием известного декрета о замене продразверстки натуральным налогом от 21 марта 1921 года был восстановлен товарообмен, а 24 мая была легализована частная торговля.

В том же году 10 июня декретом ВЦИК разрешил кооперативным учреждениям свободно распоряжаться имеющимися у них денежными средствами, а 30 "июня было предоставлено право всем гражданам держать у себя на дому любые денежные суммы и пользоваться без ограничений вкладными и переводными операциями в кассах финансовых учреждений.

9 июля был введен новый тариф за перевозки железнодорожным и водным транспортом, 1 августа - оплата услуг Наркомата почт и телеграфов; 5 августа декрет Совнаркома провозгласил принцип платности всех продуктов и услуг, отпускаемых государством частным лицам. Наконец, в сентябре было разработано положение о Государственном банке РСФСР, которое утверждено декретом от 13 октября 1921 года.

О политике военного коммунизма и последующем переходе к новой экономической политике написано много. Отметим лишь последовательность, относящуюся собственно к деньгам. Вначале они перестали быть кредитными, прекратил свое существование банк, затем распространилась бесплатность товаров и услуг. Обратное движение таково: введение платности товаров и услуг, создание банка, который затем обеспечил стабилизацию денежного обращения.

С начала 1920 года основная деятельность Наркомфина и финотделов местных Советов состояла в получении и распределении дензнаков, покупательная способность которых неуклонно падала. Так, 1 октября 1922 года на дензнак в 100 тыс. рублей можно было купить то же, что и на одну довоенную копейку. В том же году были выпущены новые дензнаки, в которых 1 рубль равнялся миллиону рублей в прежних дензнаках. Расчеты упростились, но новые дензнаки также стали обесцениваться.

Среди причин утраты дензнаками функций денег в первую очередь следует назвать противодействие кулачества мероприятиям Советской власти, а также условия гражданской войны, требовавшие отвлечения основной части товарных ресурсов на содержание армии и ведение военных действий.

Не последней причиной была утрата контроля рублем, фактическое исключение денег из сферы регулирования общественного воспроизводства. Так, Наркомпрод РСФСР получал из бюджета средства на продовольственные операции. Выручку от продажи заготовленных продуктов Наркомат не сдавал в доход казны, а либо хранил у себя, либо оставлял в распоряжении местных продовольственных органов. Не существовало никакой отчетности об использовании этих средств. У каждого из ведомств были разнообразные специальные средства, фонды и капиталы, совершенно исключенные из сферы финансового контроля.

За год до ликвидации Народного банка была предпринята попытка навести порядок - 23 января 1919 года был принят декрет Совнаркома о расчетных операциях между советскими учреждениями. Декретом от 4 марта 1919 года устанавливалось правило, согласно которому все государственные предприятия переводились на сметное содержание за счет бюджета. Кредит стал для госпредприятий не нужен - отпала основная часть задач Народного банка. К этому добавилась фактическая ликвидация внешнеторговых функций вследствие экономической блокады Советского государства империалистическими державами.

История советских финансов показывает, что мероприятия, проводимые в 20-е годы, во многом были последовательны и взаимно обусловлены. Противодействие кулака не позволило наладить товарообмен (обычный) и вынудило пойти на крайнюю меру - продразверстку, изъятие излишков продовольствия у крестьян. Поступающие в государственную собственность ресурсы продовольствия были исключены из товарооборота и потому оказывались исключенными из общественного учета через денежный оборот. Взамен начали работать механизмы прямого контроля и учета, которые не могут быть частичными. Чтобы не допускать утечки средств, они вынуждены быть всеобъемлющими. Это привело к сметно-бюджетному финансированию предприятий и учреждений.

Даже возникавшие в те годы "теории" ликвидации денег, превращения их в учетные знаки были обусловлены реально происходящими событиями. Перед Великой Октябрьской революцией масса денег, находящаяся в обращении, возросла почти в 8,5 раза по отношению к 1914 году. Действие механизма инфляции, запущенного царским правительством, удалось притормозить только в 1921 и остановить в 1924 году. Отсутствие стабильных денег и путей стабилизации их обращения породило надежду на возможность их ликвидации.

"Еще до социалистической революции социалисты писали, что деньги отменить сразу нельзя, и мы своим опытом можем это подтвердить. Нужно очень много технических и, что гораздо труднее и важнее, организационных завоеваний, чтобы уничтожить деньги", - отмечал В. И. Ленин (Поли. собр. соч., т. 38, с. 353).

В тогдашних обсуждениях проблемы ликвидации денег - а они продолжаются уже более 60 лет - смешиваются два аспекта. Один - построение общества будущего, в котором не будет денег, другой - замена денежного обращения прямым продуктообменом. Первый аспект никогда не рассматривался в дискуссиях 20-х годов. Переход же к прямому продуктообмену должен был подорвать один из финансовых источников существования эксплуататорских классов - ссудный процент.

Замена денежного обращения распределением совзнаков резко увеличила государственный аппарат: в 1921 году только в органах ВСНХ работало почти 250 тысяч человек. Неэкономичность общества без денег была у всех перед глазами. Поток дензнаков сверху вниз вызывал иждевенческие настроения, беззаботность в отношении к денежным средствам. Это отмечалось в партийных и правительственных документах, в ленинской работе "Лучше меньше, да лучше". Поскольку определенные навыки финансовой работы сохранились с дореволюционных времен, предприятия пытались обезопасить себя от инфляции методами взаимного страхования. Это еще больше усложнило хозяйственную деятельность, взаимные расчеты между государственными организациями, кооперацией и населением. За распределением дензнаков обязаны были следить органы рабоче-крестьянской инспекции и другие.

Без банка экономика нашей страны просуществовала 20 месяцев. Но и они были наполнены борьбой за возврат к банковской системе. В июле 1921 г. на кредитное финансирование перевели кооперацию. Органами Наркомфина санкционировалась выдача ссуд кооперативным организациям, чтобы они были в состоянии выполнять договоры, заключенные ими с государственными организациями. Еще раньше декретом Совнаркома от 24 мая 1921 года была разрешена запрещенная во время военного коммунизма свободная продажа излишков сельхозпродуктов и изделий кустарной и местной промышленности. За 11 дней до декрета был создан обменный фонд общей стоимостью 40 млрд. рублей, состоявший из промышленных изделий, которые предназначались для натурального, безденежного обмена на продовольствие для рабочих семей.

Непродолжительная попытка обойтись без денег показала, насколько разнообразными были пути перехода от военного коммунизма к новой экономической политике. Когда осенью 1921 года подводились итоги работы обменного фонда, выяснилось, что прямого продуктообмена так и не получилось. Вначале товары из обменного фонда продавались, затем на вырученные деньги приобретались сельхозпродукты. Стихийный переход от предполагаемого прямого продуктообмена к купле-продаже еще раз засвидетельствовал естественность и неизбежность существования денег.

Итак, в октябре 1921 года был учрежден Госбанк РСФСР. Для работы ему из бюджета было выделено 50 млн. рублей золотом в дензнаках 1921 года. Поскольку они быстро обесценивались, то, когда открылись филиалы Госбанка, 50 миллионов рублей "превратились" в двадцать. Добавили еще столько же, но на дензнаках нельзя было построить работу банка, ото было очевидно уже и при его восстановлении. И поэтому 11 октября 1922 года Госбанк РСФСР получил право выпускать беспроцентные кредитные обязательства - банковские билеты, или банкноты, достоинством в 10 рублей золотом. Назывались они червонцами. Каждый червонец мог быть заменен на золото. К 1 января 1923 года только 3% денежной массы составляли червонцы, к 1 июля их доля поднялась до 37%, а к 1 октября - до 74%. Банковский билет - червонец превратился в основную валюту страны.

Но до 1 июня 1924 года произошло еще несколько важных событий. Стабильный червонец вызвал острую потребность в разменных денежных знаках, которыми не могли быть совзнаки, поскольку они, в отличие от червонца, продолжали обесцениваться. Выпускать более мелкие банкноты? Для этого нужно было дополнительно передавать в Госбанк значительные суммы денег. И 5 февраля ЦИК и Совнарком СССР приняли декрет о выпуске казначейских билетов достоинством в 1, 3 и 5 рублей золотом. Формально казначейские билеты никак не были связаны с банковскими билетами - червонцами. Через 10 дней был прекращен выпуск совзнаков, их ценность временно стабилизировалась, и они также стали играть роль разменной монеты. Еще через неделю Наркомфпн был обязан приступить к чеканке и выпуску в обращение серебряных монет достоинством в 1 рубль, 50, 20, 15 и 10 копеек и медной монеты в 5, 3, 2 и 1 копейку. Еще через две недели был установлен порядок выкупа совзнаков, и к середине 1924 года их в обращении уже не стало.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


© Злыгостев Илья Сергеевич - подборка материалов, оформление, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО. 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу первоисточник:
http://vsemonetki.ru "VseMonetki.ru: Нумизматика и бонистика"