НОВОСТИ   КНИГИ   СЛОВАРЬ   ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О ПРОЕКТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 1. Как торговали на Руси

Покупатели и продавцы

Московский денежный двор XVII в.
Московский денежный двор XVII в.

Москва. 1601 год. Красная площадь. Здесь, по свидетельству современников, находилась самая большая и лучшая в городе рыночная площадь, всегда заполненная торговцами и покупателями. По сторонам площади и на прилегавших к ней улицах располагались ряды лавок, шалашей, полок, скамей, с которых продавали товары. Для каждого вида товаров был свой ряд. Розничная торговля шла и в рядах, и посредине площади, прямо с телег, саней, возов, из бочек, из мешков, с рук. Торговцы раскладывали свои товары перед покупателями, и каждый мог смотреть и выбирать то, что ему было нужно. При царе Федоре Иоанновиче (1584-1598) по распоряжению его шурина, всесильного правителя Бориса Федоровича Годунова, были построены Новые торговые ряды: длинное каменное здание в один этаж, поставленное углом. Лавки размещались под сводчатыми арками первого этажа, а в подвалах находились кладовые, где купцы прятали свои товары.

Теперь вообразим москвича, домовладельца и зажиточного хозяина, имеющего при доме сад и огород. Больших запасов с сада и огорода он сделать не может и потому идет на московский рынок закупать продукты на год. Учебник и справочник XVII века по ведению домашнего хозяйства - "Домострой" - советует так: "У ково поместья и пашни, сел и вотчины нет, ино купити годовой запас". "Домострой" настоятельно требовал, чтобы "государь-хозяин" имел в доме запас продуктов больше, чем требуется семье в год, потому что "чего не родилося или дорого - ино тем запасом как даром проживет... ино в дороговлю и продаст: ино сам ел и пил даром, а денги опять дома".

Наш герой отправился "в торгу смотрити всякого запасу к домашнему обиходу или хлебного всякого жита и всякого обилия, хмелю и масла и мясного и рыбново и свежево и прасолу".

Хлебные запасы на торгу продавались в Житном ряду. Он был расположен вне Красной площади, на Неглинной. Для покупки масла существовал специальный масляный ряд, для мяса - ветчинный. Свежая рыба продавалась в "свежем" рыбном ряду, соленая - в "прасольном". "Домострой" советовал покупать все большими количествами - "с лишком", поэтому большинство покупателей-москвичей покупали пудами, бочками, рогожами.

Цены на съестные припасы были такими. Четверть ржаной муки (это около 4 пудов) обходилась покупателю в 30 копеек; пуд коровьего масла - в 60 копеек. Рыба, свежая и соленая, которая продавалась возами, пудами, бочками, рогожами, пучками, а иногда штуками, стоила по 37 копеек пуд (семги), воз семги - около 10 рублей, две бочки белуги, доставленные с севера, стоили 10 рублей 25 алтын, 105 "осетров длинных" ценились в 35 рублей, и, следовательно, цена одной штуки составляла около 30 копеек.

Продавались на торгу и привозные, "заморские" товары. Они ценились выше. Например, одна голова сахара обходилась покупателю в 4 гривны (40 копеек). Один лимон (их продавали на штуки) стоил полторы копейки. Насколько высоко ценились "заморские" товары, может показать сравнение цен на них со стоимостью домашнего скота. Так, четырехлетний бычок стоил не более одного рубля (100 копеек).

Но не только съестные припасы требовались в домашнем обиходе. Покупались одежда, обувь, посуда, ремесленные изделия, украшения. В специальном кафтанном ряду можно было купить и шубу из бараньей овчины за 30-40 копеек, и шубу на соболях, крытую бархатом, за 70 рублей. Продавались здесь и зипуны - наиболее распространенная верхняя одежда. Зипуны роскошные, покрытые шелком, с серебряными пуговицами, стоили до 5-6 рублей; простые - "зипуны сермяжные", "зипуны сермяжные смурые" - всего полтину.

Письменные источники называют еще один вид одежды - кафтаны; они могли служить и верхней, уличной одеждой, и носиться дома. Кафтаны тоже различались: скромные - крашенинные (то есть сшитые из домотканой окрашенной материи), сермяжные, бараньи, козлиные, и нарядные, сшитые из дорогих материй, - атласные, бархатные, камчатые, тафтяные, суконные, "на пупках собольих", "на лисицах", "на беличьих черевях", с золочеными серебряными пуговицами.

И женская верхняя одежда - телогреи - имела различную ценность. Богатая телогрея - "...куфтяная камчатая цветная, ал шелк да желт, кружево кованое золотое, пуговицы серебряные позолочены" - могла стоить до 35 рублей, телогрея попроще - около 8-10 рублей. Продавались и женские шубы, теплые и холодные. Теплая шуба на меху, украшенная золотым кружевом, стоила около 25 рублей, а холодная шуба из крашенины - 20 алтын (60 копеек).

Основная одежда - рубахи и порты, сшитые из холстины, имели цену около 10-12 копеек за штуку. Но если холстина заменялась дорогой материей, цена изделия, естественно, повышалась - нарядные "штаны червчатые суконные" или "штаны сукно багрецовое" стоили по 40 алтын за штуку (1 рубль 20 копеек). Шились штаны и из сермяги.

В сапожном ряду предлагались сапоги. "Ичеготы", "чедыги" - сапоги из мягкой кожи - продавались наряду с новомодной обувью - сапогами с твердой подошвой, подбитой гвоздями и на каблуке. Каблук подбивался металлической подковкой. "Сапоги они носят по большей части красные и притом очень короткие, так, что они не доходят до колен, а подошвы у них подбиты железными гвоздиками", - писал австрийский посол С. Герберштейн, посетивший Москву в первой четверти XVI века. Большинство сапог делалось из простой кожи, но шили и сафьяновые, атласные, бархатные с вышивкой. Стоимость пары сапог в среднем составляла от 25 до 50 копеек.

Если покупатель был человек зажиточный ("средний" или "большой"), он приценивался к заморским товарам. В письменных источниках XVI-XVII веков называются более 20 видов привозных шелковых материй и до 30 видов сукон: аглицкое, лундыш, французское, скорлат, фряжское, лимбарское, брабантское, ипрское, куфтерь, брюкиш (от этого сукна произошло позднейшее название "брюки"), амбургское, греческое и др. сукна привозились преимущественно из Западной Европы; шелковые ткани - камка, китайка, атлас, паволока, объярь, хамьян и др. - главным образом с Востока. Штука, или "постав" английского ("аглицкого") сукна стоила приблизительно 8 рублей. Продавались и очень дорогие заморские одежды - кафтаны польские, венгерские, турецкие и другие, отличающиеся модным покроем и отделкой.

В колпачном ряду вместе с дешевыми головными уборами - колпаками, стоившими 6-8 копеек, продавались богатые шапки. Простолюдины покупали шапки-ушанки ("треухи" или "малахаи") из овчины, знать приобретала головные уборы из дорогих мехов, крытые яркими материями. Наиболее парадной считалась высокая "горлатная" шапка, расширяющаяся кверху, с плоской тульей. При ее шитье использовался мех с горла зверя. В таких шапках бояре являлись к царскому двору. Шапка "лисья горлатка" стоила 8-9 рублей.

Продавались не только ремесленные изделия, но и строительные материалы. За 100 трехсаженных бревен, 13 досок и 100 гвоздей, приобретенных "на хоромное строение", покупатель платил 7 рублей. 40 "трехсаженных бревен" и "большой прибойный гвоздь" обходились в один рубль. Можно было купить целую избу.

Покупатель расхаживал по рядам, облюбовывал товар и начинал торговаться. "Домострой" советовал: "Торгуй полюбовно, а деньги плати вручь". Деньги носились в кожаных кошельках, скроенных наподобие кисета. Один такой кошелек хранится в Псковском музее. Его нашли вместе с 53 копейками неподалеку от Пскова на месте высохшего болота - видимо, владелец потерял кошелек, переходя топкое место. Карманы в одежде появились только в XVI-XVII веках. Вначале они пристегивались к поясу и лишь потом стали нашиваться на одежду. Все нужные мелкие вещи (нож в ножнах, ложка в футляре, гребень) горожанин или носил на поясе, привешенными непосредственно к ремню, или в поясной сумке, которая называлась "калитой" или "мошной". Кошельки тоже носили привязанными к поясу или в калите, но, видимо, на торгу их предпочитали прятать за пазухой. Совсем небольшие суммы завязывали в платок и носили тоже за пазухой. Простой московский люд обходился еще проще - деньги прятали за щеку. Немецкий путешественник Адам Олеарий описывал этот поразивший его обычай: "У русских вошло в привычку при осмотре и мерянии товаров брать зачастую до 50 копеек в рот, продолжая при этом так говорить и торговаться, что зритель и не замечает этого обстоятельства; можно сказать, что русские рот свой превращают в карман".

Следует помнить, что на торгу делали не только крупные закупки, но и покупали по мелочам. Например, плотники или печники, прибывшие с артелью в Москву для строительных работ по государеву приказу, получали на день кормовых денег по 3 или 4 копейки. Вполне можно представить себе мастерового человека, вышедшего на торг с одной-тремя копейками за щекой. Ведь провизия была очень дешева: курица стоила одну копейку, и столько же - полтора десятка яиц. Овца продавалась за 12-18 копеек.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© VseMonetki.ru, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://vsemonetki.ru/ 'Нумизматика и бонистика'
Рейтинг@Mail.ru